Новости

ПОЛЕТ ГЛУХАРЯ НАД ГНЕЗДОМ ЯРЦЕВСКОЙ КУКУШКИ, ИЛИ КТО И ЗАЧЕМ ЗАКАЗАЛ БЕСПЛАТНЫЙ БИЛЕТ ДЛЯ ПАССАЖИРА ПОЕЗДА «СМОЛЕНСК-ГЕДЕОНОВКА-МОСКВА-СЕРБСКОГО»

А я говорю вам, что всякий гневающийся на брата своего напрасно подлежит Суду; кто же скажет брату своему: «Рака»(глупец) подлежит Синедриону; а кто скажет: «безумец» подлежит геене огненной. Евангелие от Матфея гл.5. 22.

Стая замечает пятнышко крови у какой-нибудь курицы и начинает клевать и расклёвывает до крови, до костей и перьев. Чаще всего в такой свалке кровь появляется ещё на одной курице, и тогда — её очередь. Потом ещё на других кровь, их тоже заклёвывают до смерти; дальше — больше. Вот так за несколько часов выходит в расход весь птичник, я сам видел. Жуткое дело. А помешать им — курам — можно, только если надеть наглазники. Чтобы не видели. Кен Кизи, Пролетая над гнездом кукушки.

Справка.
Геенна огненная это символ судного дня в иудаизме и христианстве, а в исламе равнозначно слову ад. 

Синедрион – верховный суд в Иерусалиме, состоящий из 23 человек. 



    Упрямый пассажир доктор Войтенко, в очередной раз «благополучно» вернулся оттуда, из тех мест, о которых не хотят вспоминать или боятся оказаться там даже закоренелые зэки, для которых убить человека также легко, как и прихлопнуть букашку, пролетающую мимо. Вернулся в 2012 году из института психиатрии имени Сербского в Москве, из судебно следственного отделения, без «белого билета» на который так надеялись «провожатые» доктора Войтенко. Не получилось… Не получилось в очередной раз, как и пятнадцать лет назад, когда такие же «провожатые» без суда и следствия, в наручниках, прямо после двух суточных дежурств на работе, отвезли Войтенко сначала на амбулаторные экспертизы, а затем и на две стационарные, психиатрические экспертизы, попутно для острастки, поместив его на время в следственный изолятор — в небезызвестную «американку» в Смоленске. Причём, без обвинительного заключения: накануне этапирования доктора из ярцевского милицейского подвала, под покровом ночи, забрал адвокат Лосев, пояснив своему подопечному, что это «необходимо» для его спасения. 
    Чем же так опасен этот Войтенко, врач анестезиолог-реаниматолог, высшей категории в настоящее время? А в 1998 – первой квалификационной. И для кого он опасен? Может быть для Ярцевчан, потенциальных его пациентов? Может быть он маньяк, убивающий под покровом белого халата, прикрываясь медицинским, дипломом, используя полученные навыки и знания, для самых мерзких целей? Тогда почему его до сих пор не посадили или не полечили? К слову сказать, сам он себя больным не считает, еще и возмущается, вопиет о каких -то нарушенных его человеческих правах, конституционных, и что самое смешное и удивительное каких- то нарушенных международных нормах! Похоже он действительно  воистину безумен! 
    Сейчас-то понятно, говорят, он повредил какую то «плечеголовную вену» здоровому парню, «случайно» оказавшемуся у него в руках  в реанимации, а может и не плечеголовную вену, а «верхнюю полую», то ли правую, то ли левую, или какую то «ярёмную с подключичными»… А еще слышно было, что даже пищевод повредил и кровь из организма больше половины выпустил, за каких то 15-20 минут – прямиком в «плевральную полость», наверное, не случайно? Следствие не смогло определить, что он конкретно сделал, и один ли действовал, может всё вместе за раз, а может за два раза! Ясно, что убил по халатности. А что бы сильно не думалось, направили его в сумасшедший дом — институт Сербского. Вдруг он там признается знаменитым во всем мире психиатрам еще с семидесятых годов прошлого столетия, как и каким способом, а так же, что именно этот Войтенко повредил – пусть сам там скажет, раз сами не знаем! А главное, зачем он это сделал, то ли спасти хотел, как сам говорит, то ли, наоборот – убить… Не хотел доктор ехать сам в этот Сербский, жаловался на своих «билетеров»… Но нынче не двадцатый век, а двадцать первый, и теперь уже по суду и по следствию, не взирая на его протесты —  «под белы рученьки» и «с оказией» — прямо таки в Москву! 
    Раз не видел никто, как убивал, чем убивал, и за что, тем более сам говорит, что спасал, а не убивал – может «хворый» он  на самом деле и не понимает того сам? Как, впрочем, и его семья, близкие и коллеги по работе! Даст бог, московские «светила» разберутся, а если что, прямо там у себя и полечат, сколько надо, если только «лечение не противопоказано по его состоянию здоровья» — так было записано в его «подорожной», составленной следователем из следственного комитета. В общем, это сейчас понятно за что. Непонятно, как этот Войтенко продолжал свою профессиональную деятельность, если за ним водилось и такое и 14 лет назад! Получается, что он — Чикатила Ярцевского разлива!  А где же милиция? Как допустили, как прозевали, и что же Смоленские психиатры – эскулапы в 1998 году просмотрели и не полечили «как надо»? А главный врач Прохоренко не отстранил Войтенко от такой работы, где маньяку раздолье – лей людскую кровь на потеху себе, повреждая то правую, то левую вену, прикрываясь необходимостью спасения пациента! Ужас прямо! Да и правоохранительные органы видно недосмотрели, еще 13 лет проработал душегуб и кровопиец прежде, чем опомнились! Ну да сколько веревочка не вейся…
    В 1998 году по версии ярцевской прокуратуры доктор Войтенко причинил тяжкие телесные повреждения… Нет, читатель, не пациенту, а своему коллеге, более того, заведующему отделения, в котором он работал, некому Овчинникову В.И. Но, так же как и в 2011 году, никто не видел, как и каким способом, а главное, совершенно непонятно, зачем или за что! А сам сукин сын, говорит, что ничего не делал, и ничего этому Овчинникову не повреждал! В общем, опять не признается, как сейчас, так и тогда — 15 лет назад! Слава богу, живой остался этот доктор, сам и рассказал, что и как было, и что ему повредил Войтенко и чем! Оказывается, уже и тогда любил повреждать доктор сосуды человеческого тела с «плевральными  полостями»! А всё благодаря богатырскому здоровью заведующего отделения Овчинникова. Другой бы на его месте с такими травмами и повреждениями, если бы и не умер на месте, то был бы в шоковом состоянии помещен сразу на реанимационную койку для спасения! К слову сказать, расположенную в трех шагах от места «происшествия». «Доктор» Овчинников смог, превозмогая боль и не теряя сил, произнести своему «членовредителю»: «Теперь тебе конец, падла! Ты за всё ответишь!», очевидно, вкладывая в эти слова всю свою боль и надежду. Он смог даже продержаться  ещё весь рабочий день, до самого конца, покидая своё руководящее кресло, лишь для коротких перебежек по этажам хирургического корпуса и для докладов администрации больницы. Ещё целую неделю он исполнял свой врачебный долг и обязанности руководителя отделения, пока силы его окончательно не оставили. Лишь тогда он ушёл «на больничный», а по больнице пронеслись слухи, что Войтенко «несдобровать». Милиция передала дело прокуратуре, а прокуратура предъявила Войтенко «улику» в виде белого халата «доктора» Овчинникова  на котором, по их словам, был чётко виден отпечаток обуви Войтенко, расположенный на халате сзади, на 20 сантиметров ниже поясничной области, извините, на заднице. Одним ударом ноги в область … простите, таза, или как сказали, правую ягодичную, были причинены повреждения связанные с грудной и брюшной полостью, и самое  удивительное – с полостью головного мозга! А в доказательство ещё – акт судебно-медицинского освидетельствования, даже авторы одни! Прямо таки, как и в 2011 году, только участники и последствия разные. 
    Пока доктора Войтенко «катали» по двум психиатрическим экспертизам, двум стационарным, с промежуточной посадкой в Смоленском сизо, «доктор» Овчинников исчез из больницы и из города. Исчез в неизвестном направлении, классный специалист, который имел аж две высшие квалификационные категории: по хирургии и по анестезиологии  с реанимацией, пользовался уважением среди сотрудников больницы, владел мануальной терапией и много кое — чем ещё… В общем, его заслуги перед Ярцевской медициной были столь значительны, и были отмечены не только руководством больницы в виде выписывания премий, но и областным отделом здравоохранения! Вы можете себе представить, на кого поднял руку, простите, ногу, этот Войтенко!  Не проработав и года, Овчинников В.И. получил ко дню медработника грамоту отличника здравоохранения. К слову сказать, таких грамот, понятно не получал, сам Войтенко, а так же многие другие доктора больницы, хотя и проработали в ней не один десяток лет. Это касается и премий, их тоже мало кто получал в те годы, как впрочем, и в нынешние. 
    Так вот, появившись в городе Ярцево в 1997 году, в 1998 году «доктор» Овчинников дорос до заведующего отделения анестезиологии и реанимации. Ничего удивительного – талантливый доктор приехал. Его заслуги признали сразу — администрация больницы, в лице, Прохоренкова А.М., и облздравотдел. Главврач принял его на работу по поддельной трудовой книжке, и очевидно, по указанию «сверху». Не признавали его заслуг только медсестры отделения и этот «упырь» — Войтенко. Медсестры реанимации шушукались по поводу странных назначений пациентам  нового реаниматолога, не знающего названий лекарств, а «анестезистки» жаловались друг другу, что новый анестезиолог заставляет их самих давать наркоз, ограничивая своё участие «ценными» указаниями… Хирурги загадочно улыбались и отмалчивались. Конечно, читатель, один только врач, сумасшедший маньяк, как стало известно позже, доктор Войтенко, не молчал, а говорил всем, что, —  новоиспечённый заведующий отделения анестезиологии и реанимации, принятый на работу главным врачом Прохореновым А.М., обласканный им и облздравотделом, не врач анестезилог-реаниматолог, что он самозванец и не имеет вообще медицинского образования. Руководство больницы отнеслось с явным непониманием к высказываемому доктором Войтенко в отношении Овчинникова, приехавшего в Ярцево то ли из города Кенгисепа, расположенного в Ленинградской области, то ли из города Калининграда, где он был заведующим отделением анестезиологии и реанимации в одной  из медсанчастей. Он сам, Овчинников Владимир Иванович, постоянно путался откуда он приехал, особенно когда был «под шафе». Очень скоро до доктора Войтенко дошли слухи, что на него написаны докладные от двух санитарок больницы и двух врачей, правда из акушерско-гинекологического корпуса, в которых они жаловались руководству на угрозу расправы над ними со стороны Войтенко. Но этот сумасшедший, естественно, не унимался  и продолжал вести разговоры, порочащие достоинство «доктора» Овчинникова В.И. и напрягающие главного врача Прохоренкова А.М. 
    В дальнейшем персоной Овчинникова занялись ФСБ и  отдельные ярцевские прокуроры. По имеющимся на тот период сведениям, Овчинников сменил более 17-ти рабочих мест, мединститут заканчивал в городе Самаре в 1976 году. Фотографии выпускников института и Овчинникова на них то ли сличили, то ли не сличили, а пока Войтенко сидел в тюрьме и в психушке, на всякий случай, главврач Прохоренков перевел Овчинникова на работу из реанимации в поликлинику – в качестве хирурга. Как говорится, талантливый человек, талантлив во всём… А затем, от греха подальше, в небезызвестное предприятие «Аркада», где тот продолжил работать какое-то время то ли врачом то ли массажистом, прежде чем исчезнуть уже навсегда из Ярцева в неизвестном направлении к моменту выхода доктора Войтенко из психушек и сизо Смоленска. Почему то прокуратура никакого уголовного дела в отношении Овчинникова с его липовыми документами не возбудила. 
    Кстати, главный врач очень не хотел принимать назад на работу Войтенко.  Оказывается,  местные Смоленские эскулапы окончательно не разобрались — болен Войтенко, или нет (простите, дурак он или не дурак, одним словом). Возможно, что 15 лет назад, что и просмотрели? Однако, главный врач Прохоренков был вынужден издать приказ о принятии на должность анестезиолога – реаниматолога Войтенко С.Л., после получения в свой адрес, в адрес облздравотдела и его главы – Хозяинова, а так же в адрес минздрава Российской Федерации письма, подписанного жителями города, в котором спрашивалось о странных событиях,  происходящих в ярцевской больнице. Тогда жители города встали на защиту доктора Войтенко и его семьи. Правда, допустив Войтенко в 1998 году на работу, главный врач, прямо таки в воду смотрел, как говорится в народе. Издал приказ №53 за своей подписью, где предупредил Войтенко о том, что он будет подвергнут уголовному преследованию, если он  задумает еще раз причинить вред (какой такой — сами понимаете) своим сотрудникам или, тем более, пациентам! 
    Да, во истину своих пророков мы не ценим, а вспоминаем о них, когда они от нас уходят! Хороший был главврач Прохоренков А.М., обладал даром предвидения, либо иным даром… Месть, как и хорошее вино, должна быть долго выдержана. Вот и новый главврач Толпыго В.А. не принимает Войтенко. Видно нет у него дара предвидения или Прохоренков попросил его об этом. А вдруг больше ни один из пациентов, которым будет оказывать помощь Войтенко, не умрет больше аж до самой его пенсии? И так ждали подходящего случая целых 13 лет до 2011, но парень тогда, на самом деле оказался совсем нездоровым – поди разберись теперь — кто и что с ним делал, и, главное, где? Получается, что мог и сам умереть полученных им накануне травм, даже без вмешательства доктора! 
    Да, не получил «волчий билет» Войтенко, пройдя в 98-мом году две амбулаторные и две стационарные психиатрические экспертизы, а так же посидев в сизо Смоленска без обвинительного заключения и статьи, благодаря стараниям адвоката и ярцевских правоохранителей. Не получил волчий билет и в 2012 году, когда так же незаконно, в принудительном порядке, был доставлен  в институт психиатрии имени Сербского. Психически здоров оказался, стервец, несмотря на недвусмысленное предложение «право»охранителей московским психиатрам «подлечить Войтенко, если это не противопоказано по его состоянию здоровья». А ведь не противопоказано, читатели, кому противопоказано лечение по его состоянию здоровья? Да никому не противопоказано – только мертвому, и то, потому что его, этого здоровья, уже нет. По крайней мере, «общеукрепляющее лечение» в психлечебнице на сроки от 6-ти и более месяцев! 
    Не совсем, конечно, здоров Войтенко, в том смысле, как мы с вами, читатель. Обнаружили, конечно, учёные у него отклонения, «не достигающие патологического значения»: как то «излишне прямолинеен, избыточно реагирует на внешние обстоятельства, на которые не в состоянии оказать действенного влияния…, слишком много уделяет внимания вопросам, касающихся свободы и прав личности…». С «волчим билетом» или без него- разницы нет, не может работать Войтенко в городе, где живёт, не хватало ему ещё и выиграть суд по несправедливому обвинению и продолжить работать в больнице! И так чего стоило главврачу Прохоренкову в 2012 году отстранить незаконно его от работы для того что бы  по прошествии 7 месяцев тот уволился «по собственному желанию» — иначе никак не было возможности получить средства для жизни, как только через увольнение с окончательным расчетом. Да и правоохранительные органы, очевидно, мало заинтересованы, в том, что бы когда-нибудь самим оказаться пациентами  доктора Войтенко. Не дай бог, постучим три раза по дереву! Очевидно, правоохранительная ярцевская машина исчерпала все законные действенные средства для борьбы с Войтенко. Еще бы, уже более трёх с половиной лет, начиная с 2011 года – и всё никак, трудно идёт дело, сильно сопротивляется доктор. Похоже, что принято решение «ослабить» жизненные силы строптивца – пусть и дальше будет без работы и без зарплаты, раз не захотел закончить дело в одно судебное заседание или даже без него! Не согласился быть сумасшедшим, да еще и убийцей быть отказываешься, получай, ДУРАК! Другие уже, а их немало – 13 человек,  и приговор получили, и срок исправно отбыли,  и нате, пожалуйста, приступайте к работе. Отбывший наказание по приговору суда — как отстрелянная гильза патрона, не представляет угрозы, и может быть использован для благородных целей — врачей ведь не хватает, а от болезни и  травм, я имею в виду бытовых, не застрахован никто. Исправленному (врачу) верить. Очевидно, пока «билетёр» не «прокомпостирует» доктора Войтенко, то он до тех пор будет лишен возможности оказывать помощь людям, а так же и  своим мучителям и гонителям, конечно, не приведи господь. 
    P. S. 
    В ветхозаветные времена грехом считалось убийство человека, во времена Нового завета преступлением считалось и считается сейчас – сама мысль об убийстве человека, то есть сами намерения или помыслы. В этом смысле гнев напрасный равноценен желанию убить человека, если он достигает своей крайней степени, когда гневающийся отказывает в признании присутствия разума у стороны, которая прогневила… 
    Невозможно провести грань или остановить свою мысль между крайней степенью гнева или желанием убить того, на кого гневаешься. Современное общество, а вернее, его часть, которая считает себя почти небожителями, которым не то что земные законы не писаны, но и небесные, придумала метод, позволяющий благородно, без выстрела, без мыла и веревки, либо гильотины,  уничтожить человека, то есть убить его не совершая самого акта убийства в физическом отношении – убить деликатно, научным способом, с помощью психиатрии, признав сумасшедшим. Как вылупившийся из яйца кукушонок, находясь со своими названными братьями  в гнезде, отказывает им в существовании – выбрасывая их «за борт», так и «сильные мира сего» выбрасывают души человеческие на свалку, не замарав, как они считают, своих рук. 
    Напомню тем, кто забыл или не знал, что «кто назовёт ближнего своего безумцем (сумасшедшим), напрасно, тот будет гореть в геене огненной и нет ему прощения, потому как, это очень тяжкий грех, убить ближнего, отняв у того право распоряжаться своим разумом, тем чем дал ему сам Господь! Оговор человека в мнимом безумии или сумасшествии — это признак нечистых намерений, и даже более того, это означает: « я убил бы, если бы мне это разрешили». Так следует понимать и называть вещи своими словами. 
    Так кого же прогневал доктор Войтенко, кто хочет уничтожить его, Прохоренков или правоохранительная система города Ярцева или еще кто? Ох, и нечистые у них намерения, греховные, прости и помилуй их, Господи! Не ведают, они, что творят. 

Леонид Глухарёв