Бессрочный кредит

Сначала была анкета с очень кратким описанием случившегося.

«Мой сын Александр осужден в 2014 г. по ст.161 ч. 2 на 6 лет. С августа прошлого года у него начали вымогать деньги, мы выслали, денег больше нет. Над ним издеваются. Что можно сделать, куда можно обращаться?»

Мы начали аккуратно выяснять, в чем там дело. Рассказ поучительный.

Мой сын, Александр Александрович 1994 г.р., был взят под стражу 08 октября 2014 года. Ему вменяли ст. 161 ч.2 (грабеж). При том, что преступление он не совершал, но был на месте преступления. Следствие просило у нас 300 тыс. руб., мы отказались, считали, что его не посадят. Тогда следствие засекретило «свидетеля». Районный суд Краснодарского края в апреле 2016 года вынес приговор: 6 лет колонии общего режима. Апелляционный суд г. Краснодара в октябре 2016 г. оставил приговор в силе. При этом у нас они просили уже 600 тыс. руб., c условием, что он отсидит еще 2 года, т.е. в тюрьме он отсидел 2 года и в колонии 2, всего 4 года. Мы не согласились.

В ноябре 2016 г. Александр прибыл в колонию Краснодарского края.

Прошел год, и он рассказал, что в апреле 2017 г. его заманили играть в карты. Александр проиграл 368 тыс. руб — то ли колония, то ли осужденные дали ему кредит под проценты. Сначала выплачивала его жена Юлия, нам ничего не говорила. Мы, не зная, что она платит, тоже начали с июля 2017 г. платить — чтобы над ним не издевались. Деньги перечислялись на разные карты. Основной долг давно погасили, но с нас постоянно требуют деньги. Его терроризируют, не дают работать на промке, говорит, что бьют железными палками. На данный момент 10.07.2018 вымогают 15 тыс. руб., заставляют скатывать матрас и идти спать на улицу, посылают чистить канализацию.

В сентябре 2017 г. нам позвонил сотрудник колонии, начальник отряда, майор Черныш Алексей Александрович. Предложил УДО. Мы согласились. В октябре 2017 за документы (поощрения, характеристики, работа на промке и т.д.) мы ему в руки в городе отдали 150 тыс. руб. Он пообещал, что до конца декабря 2017 г. сын будет дома. Он сказал, что суду надо будет отдать (непосредственно перед судом за день) еще 350 тыс. руб. Меня попросил подготовить дома документы и привезти приговор, справку с места работы — подтверждение о трудоустройстве при выходе на свободу, — характеристики из армии.

В декабре 2017 г. в колонии произошло ЧП. Сотрудник колонии повесился. Нам сказали, что в колонии комиссии, с УДО надо подождать. В марте 2018 года Черныш А.А. позвонил и попросил привести оставшуюся сумму 350 тыс. руб. Суд должен был состояться через три дня. Со слов Черныш А.А., суд отложили, потому что не было нотариально заверенного согласия потерпевших. Больше он на связь с нами не выходил.

В апреле я звонила в суд, документы на сына не поступали, Черныш А.А. уволился. В мае 2018 г. я выслала 30 тыс. руб. , чтобы сына взяли на промку, и оттуда он бы сам готовил документы на УДО.

Над текстом работала Инна Бажибина