Без права на защиту и сочувствие

Домашнее насилие – новая тема для «Руси Сидящей». Но мы решили взяться за это дело, чтоб  предотвратить явную несправедливость и попытаться спасти человека от тюрьмы.

История Натальи Туниковой банальна, можно сказать, хрестоматийна: познакомились в «Одноклассниках», стали жить вместе, затем муж стал бить, во время одной из ссор жена ударила его ножом, и теперь ей грозит тюрьма. Но если большинство женщин, оказавшихся в аналогичной ситуации, смиряются со своей судьбой, то Наталья готова бороться и не только за себя.

Туникова

Наталья Туникова приехала в Москву из северного города Инта в 2009 году, когда ее дочка решила поступить в Московскую государственную юридическую академию. Дочка стала студенткой, Наталья, будучи юристом по профессии, устроилась на работу и сняла квартиру. Через два года к ней в «Одноклассниках» постучался Дмитрий Новосельский, с которым они были шапочно знакомы еще по Инте. Приветствием он не ограничился, а тут же посвятил Наталью в подробности своей личной жизни (жена изменила, бросила и уехала из Москвы обратно в Инту, а он тут совсем один, несчастный, трудится слесарем в автосервисе) и начал активно ухаживать: букеты, рестораны, кино втроем с дочкой. От Дмитрия поступают настойчивые предложения переехать к нему и создать семью, а тут еще возникли финансовые сложности в компании, где Наталья работала, выплата зарплат приостановилась, платить за квартиру стало нечем. Так Наталья оказалась в съемной однушке Дмитрия на Самаркандском бульваре в Выхино.

Сначала, как и договаривались, она спала на диване, а он на полу. Но недолго. Началась семейная жизнь: медовый месяц, знакомство с сестрой и тетей, которые пришли от Натальи в полный восторг, любовь и уют. А потом все стало меняться. Не сразу и не резко, но меняться.

Сначала Новосельский начал выпивать. Затем выражать недовольство тем, что Наташа часто навещает дочь. Потом выяснилось, что в профессии жена – полный ноль и денег в дом не приносит. Потом муж захотел провести день рождения не с женой, а с тетей в Нарофоминске. А там и до рукоприкладства оказалось совсем не далеко.

Ситуация банальная до неприличия: муж с каждым днем все больше распускается (и руки тоже распускает), жена старается замечать только хорошее, жалеет его, винит себя.

Самый первый вопрос, который возникает, когда случаешь все это – почему же не ушла? «В период ухаживаний он так много говорил о семье, так красиво описывал нашу совместную жизнь, что я поверила, и мне трудно было от всего этого отказаться, — объясняет Туникова. — Я телец по гороскопу, я с большим трудом привыкаю к новому дому, но мне так же сложно и порвать с ним. Я никогда до этого не пекла на съемном жилье блины, а в этой квартире на Самаркандском бульваре стала печь. Она на самом деле стала моим домом. Возможно, если бы в Москве у меня была своя квартира, если б тут жили родители, я бы скорее ушла от него. А так мне идти было особо некуда». Однако уйти пришлось.

9 августа 2014 года Наталья прочитала смс-переписку Дмитрия с сестрой и тетей. Обсуждали, каких еще гадостей наделала «эта тварь». Так как Дмитрий, выпив свои пять бутылок пива, уже спал, Наталья успокоила нервы 200 граммами коньяка и решила отложить разговор на утро. Утром на традиционный вопрос жены: «Зачем ты так меня унижаешь?!», Дмитрий отвечает традиционным: «Мразь, ты опять копалась в моем телефоне!» и начинает бить кулаками по голове, тащит на кухню, приговаривая, что сейчас ее убьет. Наталья хватает первый попавшийся под руку предмет – им оказался нож — и ударяет им мужа в бок.

Удар оказался неопасным. Отпустив Наталью, Дмитрий сам вызвал себе скорую. И не просто вызвал, а сообщил, что «сожительница ударила ножом», после чего скорой ничего не оставалось, как сообщить об инциденте в полицию. «Ну а дальше, его с раной везут в больницу, а меня с разбитой головой в наручниках – в ОВД», — рассказывает Наталья.

Далее следуют сутки унижений, насмешек и угроз со стороны сотрудников правоохранительных органов и системы здравоохранения. Еще бы – пили вместе, потом что-то не поделили, и решила мужика прирезать. Телефон отобрали, адвоката не предоставили, требовали подписать признательные показания. Скорой, которую вызывала Наталья (позже выяснится, что у нее было сотрясение мозга), объясняли, что «симулянтка, хочет от тюрьмы в больнице спастись», врачи 68-й больницы отказывались госпитализировать, ограничившись успокоительным уколом. Единственными людьми, проявившими к Наталье сочувствие оказались конвойные, отвозившие ее из ОВД в ИВС: «Они сами предложили мне заехать в травмпункт и снять побои, сказали, что сама я так себя «избить» не могла». Справка из травмпункта, по словам Натальи, должна быть в уголовном деле.

На следующее утро к Наталье в ИВС приехали адвокаты. Две женщины из Рязани. Их, будучи в смятении и панике, за 100 тысяч рублей наняла дочка Натальи. Вместе с ними Наталья поехала в следственный отдел, где дала показания, рассказав, как все произошло. Там же она узнала, что заведено уголовное дело по статье 111. ч. 1 – умышленное причинение тяжкого вреда здоровью и что находящийся в больнице муж в беседе со следователем подтвердил слова, сказанные им при вызове скорой – сожительница ударила меня ножом. Наталье объявили, что она подозреваемая, взяли с нее подписку о невыезде и отпустили.

Оказавшись на свободе, Наталья наконец-то смогла вызвать скорую, которая увезла ее в больницу. Диагноз – сотрясение мозга и закрытая ЧМТ, ушибы рук, ног. Восемь дней Наташа провела в больнице. Затем три недели была на больничном. Лечащий врач рекомендовал ей лечь в московскую Клинику неврозов, однако сейчас сделать это невозможно – Наталья все время должна быть доступна для следствия.

26 августа состоялась очная ставка. Наталья попыталась извиниться, Дмитрий извинений не принял, упрекнул жену в том, что она даже не позвонила ему, пока он был в больнице. Также «потерпевший» объявил, что при выписке из Института им. Склифосовского получил справку о том, что удар был нанесен ему в спину. Якобы он ушел в ванную, чтобы не выслушивать очередной скандал жены, а она подошла сзади и ударила ножом. «Этого не может быть, — уверяет Наталья. – В постановление о возбуждении уголовного дела также есть справка из  Склифа, в которой говорится о проникающем колото-резаном ранении груди слева и ранении легкого». Дмитрий отказывается признаваться в том, что избивал Наталью.

Со своими рязанскими адвокатами Наталья в итоге рассталась – те заявили, что не будут приезжать в Москву, а защищать ее будут из Рязани. Наталья попыталась найти поддержку в организациях, оказывающих помощь жертвам домашнего насилия, но там не смогли найти выход из ее ситуации. Тогда Наталья обратилась к преподавателям своей дочери. Ее в МГЮА хорошо помнят – она поступила в 15 лет и закончила с красным дипломом. Наталье повезло, преподаватель Евгений Альфредович Рубинштейн оказался известным адвокатом и вместе со своим коллегой Глебом Глинка взялся за это дело. Первым делом Наталья с адвокатами подали против Новосельского иск в мировой суд. В порядке частного обвинения они намерены доказать, что имело место быть избиение и добиться осуждения Дмитрия по статье 115 ч. 1 – умышленное причинение легкого вреда здоровью. Если суд вынесет решение в пользу Натальи,  это будет основанием для переквалификации ее обвинения. В этом случае речь будет идти о самообороне, которая, согласно уголовному кодексу не является преступлением. К слову, в случае с ударом ножом уголовное дело было заведено просто по факту, еще до заявления самого пострадавшего. В то же время уголовного дела о побоях, которые нанес Наталье муж, до сих пор нет.

А пока Наталья живет в квартире, которую снимает ее дочь. Рязанские адвокаты отказываются возвращать хотя бы часть заплаченных им денег, считая, что они их отработали. На работе ей снова задерживают на неопределенный срок зарплату. До истории с избиением и ножом Наталья успешно прошла несколько этапов собеседования на позицию руководителя юридического отдела в крупной страховой компании, но теперь об этой должности ей пришлось забыть. Сейчас у Наташи есть мечта – открыть центр для жертв домашнего насилия, где женщины смогли бы не только укрыться и переждать, но и получать серьезную юридическую и психологическую поддержку.

Дмитрий же живет в той самой квартире на Самаркандском бульваре. На работе его повысили до управляющего автосервисом. В сентябре он ездил с друзьями поправить здоровье в Египет.

Копаться в чужой семейной жизни – занятие неблагодарное. Всегда найдутся те, кто поддержат Наталью, те, кто встанет горой за Дмитрия, и те, кто скажет, что виноваты обе стороны. Но что мы имеем сейчас? Два партнера пытались создать семью. У них не получилось. И теперь один из них (который бил и в итоге получил нож под ребро) вернулся к своей прежней беззаботной жизни, продвигается по службе, ездит с друзьями на курорты Красного моря и, наверняка, заводит новые романы на «Одноклассниках». А другой (подвергавшийся регулярным избиениям, получивший сотрясение мозга и один раз давший сдачи) лишился работы и жилья, не имеет возможности лечиться и готовится сесть в тюрьму на восемь лет. Мы вряд ли сможем добиться в этой истории справедливости. Но мы можем предотвратить большую несправедливость. Для этого нам нужно прийти в суд и поддержать Наталью. Чтобы она снова не оказалась со своей бедой одна.

19 ноября, в среду, в 16.00, участок 133 Кузьминского районного суда: ул. Привольная, д. 5 корп. 5, мировой судья Вересов Максим Олегович.

Tagged , .