Брат Серёжа

на фото Сергей — второй слева

Братишка Серёжа – моя любовь и гордость. Добрый, честный, порядочный парень с обостренным чувством справедливости. Не пьет и не курит, непонятно с кем дружбу не водит. Сережа крайне набожен: регулярно ходил в церковь, соблюдает все посты. На первом месте у него семья – все праздники и выходные проводил с близкими, с женой и двумя детьми — тринадцатилетней дочерью Кариной и трехлетним сыном Сашей. Когда наш дедушка стал лежачим, Серёжа оформил над ним опекунство. Везде водил его под руку, носил на руках до ванной. После дедушкиной смерти Серёжа много часов в одиночестве сидел над его телом и читал молитвы.

А ровно через год началось что-то ужасное… 10 апреля 2017 года мне позвонила наша бабушка, с которой жил брат, сказала, что пришли из полиции и обыскивают квартиру. Мы с мужем тут же приехали, но оперативники не пустили нас внутрь и отказались объяснять, на каком основании проводится обыск. Когда я спросила, сказали, что не знают, где брат. Копию протокола нам не выдали, но мы видели, что в качестве понятых указали двух женщин, а из квартиры на наших глазах выходили лишь мужчины: двое в форме и трое в гражданском.

Всю ночь я с мужем искала Серёжу по отделениям полиции, но безуспешно. Лишь к утру нам сообщили, где он. Потом только я узнала, что всё это время моего брата пытали оперативные сотрудники Марфин Дмитрий, Иванов Дмитрий и еще трое неизвестных. В тот день они подошли к нему на улице и попросили проехать в отделение, потому что Серёжа якобы сбил бабушку. Понимая, что никакую бабушку он не сбивал, брат отправился с оперативниками, чтобы разобраться в ситуации. Как только он сел в машину, ему надели наручники и шапку на голову.

Изначально во время допроса ему напрямую предлагали оговорить Максимова, с которым Серёжа общался с 2009 по 2010, когда подрабатывал у него водителем, и еще несколько мужчин, фамилии которых не были ему знакомы. Он отказался, зная, что за ним правда, но тогда его собеседники перешли к другим методам. Ему надевали мусорный мешок на голову и били электрическим током. Его начали обвинять в принадлежности к ОПГ «Тукаевские» и вымогательстве денег у некого Джалолова в 2009 году. Позже, при первой встрече с этим человеком, Серёжа его даже не вспомнит. Пересекались они лишь однажды — когда брат подрабатывал водителем на проекте по разбору ветхих зданий, а Джалолов там же занимался разбором конструкций.

Нам удалось узнать, что «потерпевший» Джалолов семь раз судим, известен как наркоман и «человек Марфина» (Марфин – зам. начальника по борьбе с организованной преступностью ОБОП МВД РТ). Охарактеризован своей бывшей девушкой, свидетельницей по делу, как закоренелый обманщик, любящий деньги. На суде справки первичного осмотра, призванные доказать побои, якобы нанесенные Серёжей, предоставил за 2009 год (без травм) и за 2015 год (уже с травмами). За этот промежуток Джалолов трижды побывал в исправительной колонии, где сейчас он, в общем-то, снова и находится, однако оттуда справок, которые помогли бы прояснить ситуацию, не предоставлено. К слову, этот человек сейчас параллельно проходит свидетелем по совершенно другому уголовному делу, также выступая на стороне следствия.

А в ту ночь доведенный до бессознательного состояния Серёжа подписал показания ещё и завтрашним числом. Наш адвокат посоветовал не заявлять о пытках, чтобы парню не сделали еще хуже, но и положительных сдвигов не последовало. В ходе следствия выяснилось, что в официальном протоколе допроса и реальными словами моего брата есть существенная разница. В частности, там значилось, что он подтвердил своё знакомство с членами ОПГ «Тукаевские» и отношение к ней Максимова. Мы до сих пор не можем понять: то ли Серёжа после пыток настолько не соображал, что подписал это, то ли подпись эта вообще не его.

Через два месяца вдруг объявился еще один «потерпевший» от злодеяний моего брата, господин с замечательной фамилией Булгаков. И какая неожиданность: снова заключенный с семью судимостями. Вот только его Серёжа вообще ни разу в жизни не видел, как и Булгаков его. На суде брат спросил: «В шапке я был или без?». «Потерпевший» сказал, что не знает, хотя в протоколе опознания говорится, что он узнал его по залысине. Еще до суда оперативный сотрудник Иванов Дмитрий приходил к жене брата и сказал, что если она заплатит два миллиона рублей, то на суде эпизод с Булгаковым уйдет. Обвинения казались просто абсурдными, поэтому мы не собирались платить, но, как потом оказалось, на объективность этих людей мы полагались зря.

Связующем звеном между всеми этими историями выступает Максимов, который был осужден по эпизоду с Булгаковым еще в 2010. Якобы Сережа был с ним в сговоре. И даже есть показания бывшей девушки Максимова, свидетеля Хайруллиной, присутствовавшей при нападении на Булгакова. Вот только на суде она от своих слов отказалась и заявила, что дала показания под давлением оперативников и последних очень боится. Изначально она проходила как свидетель по делу Булгакова, но, по её словам, сотрудники ОБОП угрожали сделать девушку организатором разбоя. Однако заявление Хайруллиной по никому не ясной причине суд отнес к показаниям заинтересованного лица. Также судью Вахитовского района города Казани Сайфуллина не смутили ни вышеуказанные нестыковки, ни то, что тайные свидетели читали свои показания с бумажки, слово в слово повторяя записи следователя с «допросов».

25 декабря 2017 года Серёжу признали виновным по статьям 162 ч.2 и 163 ч.2 и дали пять лет общего режима.
Мы подавали апелляционную жалобу в Верховный суд Республики Татарстан, но приговор был оставлен без изменений. В удовлетворении кассационной жалобы тоже было отказано. Надежды на суд Татарстана уже не осталось. Собираемся обращаться в Верховный суд РФ.

Впереди еще четыре года, если, конечно, не всплывет еще кто-нибудь из «потерпевших». Больше всего Серёжу убивает, что он не видит, как растут его дети.

В возбуждении уголовного дела по факту пыток сотрудниками МВД нам трижды было отказано. Но в этот раз нам удалось ходатайствовать о допросе таких же потерпевших, как мой брат. Жалоб на пытки, угрозы и фабрикацию уголовных дел очень много. И все они указывают на Марфина. На днях был первый сдвиг – 30 ноября 2018 последнее решение об отказе в возбуждении дела отменено, материалы отправлены на дополнительную проверку.

Автор: Надежда Шакирова

За помощь в подготовке блога и работу с автором благодарим студентку МГУ Полину Ляшенко