«Гала, тормози, разобьёшься!»

Гала заехала в 6-й централ весной, в марте. Ашанская. Пытались с полюбовником вынести бутылку водки и палку колбасы. Полюбовник быстро слинял, оставив растерянную Галу наедине с охранниками. А поскольку Гала была из Приднестровья, суд ее и арестовал.

Сказать, что Гала была в шоке – ничего не сказать. После суток на сборке и поднятия в общую камеру, Гала в ночь первого же дня положила на «корму» ходатайство о помиловании президенту Медведеву (тогда он был). Ну а дальше пошло по нарастающей.
Гала худая, длинная как жердь, ночами складывалась на «пальме» на манер циркуля и строчила, строчила не останавливаясь. К утру на «корме» образовывалась стопочка тетрадных листочков, выпрошенных у сокамерниц, исписанных убористым Галиным почерком. Дежура все понимали, но сделать ничего не могли. Галины листочки уходили в неизвестном направлении.

К следующему суду по аресту Гала подошла с четкими предпосылками убыть на «пятиминутку» в Матросску. «Пятиминутка» усмотрела что-то, и решено было Галу отправить в Сербского.

А в «Сербского» очередь. И пробыла Гала с нами до октября.

В «Сербского» часто отправляют девочек-наркоманочек, в основном из-за ранее неоднократных попыток суицида. А раз суицид, значит надо судебно психолого-психиатрическую на вменяемость. Процедура обкатана. Наркоманочки пробыв положенные 2-3 недели в Сербского, возвращались на централ и получали свои немалые срока по 228 прим.

Те, кто уже побывал в Сербского, смотря на рукописи Галы, предупреждали: «Гала, тормози, разобьешься». Но Гала не слушала, продолжала строчить, объясняя это просто: «Когда я пишу, мне легче».

В «Сербского» на этап в конце октября из камеры заказали двоих: Галу и наркоманку с большим стажем Машу.

Маша вернулась в камеру перед новым годом и рассказала о судьбе Галы.

Содержались они там в разных камерах, и только один раз случайно встретились у кабинета психиатра. Гала выходила с приема, Маша была следующей по очереди. Наряд Галы поразил Машу. Была Гала в чалме из казенного вафельного полотенца, а ко лбу была прикреплена бумажная иконка.

Маша быстро поняла, что ей придется оказывать психиатрическую помощь врачу. Выкурили они с ним по сигаретке, поговорили, врач немного успокоился.

А Гала за бутылку водки и палку колбасы получила принудительное лечение, бессрочное.

Автор: Инна Бажибина