«Государство, судя по всему, от меня отказалось»

Я, Молодкина Лидия Илларионовна – труженик тыла, вдова Стратановича Леонида Васильевича – участника ВОВ, инвалида 1-й гр., с боями прошедшего всю войну, в боях за Москву был ранен и контужен. Был кадровым офицером в звании полковника. Это все я пишу к тому, что неужели он не заслужил, чтоб государство защитило его жену. Вот приближается самый лучший праздник нашего поколения Великий Святой День Победы. Только я его с 2006 года встречаю с горькими слезами. Это потому что Пушкинской полиции, видимо, даны неограниченные права, что можно врать, извращать факты, замалкивать коррупцию, о которой я пишу с 2006 г., делать из нормальных людей ненормальных, повышать в должности и в звании преступников. Так поступили и со мной. Дело в том, что после кражи из нашей квартиры всех документов на квартиру и других документов и вещей, следователь Тельнова Е.В. завела уголовное дело № 4361 10.03.2008. А вскоре, договорившись с врачом-психиатром экспертом Московской областной психиатрической больницы Макаровым Н.Н., конечно же, за большие деньги и надеясь, что я скоро умру, сделать меня недееспособной. И Макаров сделал это 05.06.2006 и всего за 15-20 минут.

Это было сделано уже из-за квартиры. Используя уголовное дело 4361 и перенеся акцент на воровство. Было это вскоре после того, как мы только отметили 9-й день после смерти мужа. И как только я об этом узнала, сразу же поехала в Московскую 12 военную поликлинику, к которой я прикреплена и попросила меня обследовать. Психиатр, невролог и невропатолог не нашли у меня никаких психических заболеваний. В моей медицинской книжке написано – психически здорова (стр.89 20.06.2006)

Кроме того у меня есть справка из нашего Пушкинского психоневрологического диспансера от врача-психоневролога Беловой Н.Г. Она тоже написала, что после проведенного обследования 14.03.2013 – психически здорова.

У меня за всю жизнь ни в военной, ни в гражданской мед.книжке, даже упоминаний нет об этом заболевании.

Летом 2014 г. В Пушкино появился кабинет, где вела прием по правам человека Куваева И.а. Когда я к ней обратилась, она попросила документ, на основании которого, я числюсь в Пушкинской полиции недееспособной.

А мне никто никаких документов не давал и кроме кучи «отписок» у меня ничего нет. Тогда она пошла к прокурору Шишкину и на другой день принесла мне документ «Комиссия экспертов « 1150» От шока я чуть не упала. На многих больших листах такого насочиняли! Нашли 100 болезней и что меня нельзя допускать вмешиваться в уголовные дела. А самое главное – никаких комиссий не было!!! Какая наглая омерзительная ЛОЖЬ!!! Мой старший сын Владимир Л.С. вначале взялся за меня хлопотать, но вскоре понял, что эту стену круговой поруки не перешибешь. Я же, в поисках истины, не теряю надежды.

И после увольнения Шишкина, я написала уже новому прокурору. Ответил Климанов, который вел мое уголовное дело 4361. Он, как я думаю, давно меня вычеркнул из жизни. Бывало в «отписках» или фамилии перепутает или саму суть дела. Он пишет, чтоб обращалась в область или в суд. По линии МВД мы прошли все инстанции неоднократно. А в суд? А судьи кто? Разве они пойдут против полиции. А у Макарова мешок денег, преступно заработанных – он все купит. А мне надо успеть, чтобы с меня сняли этот, преступно придуманный ярлык, чтобы не навредить в жизни моим внукам и правнукам. И хотя бы перед смертью пожить без воровства, оно не прекращается. Даже мед.книжку воровали не раз. Когда еще муж был жив, он писал прокурору, что заворовали, у меня сохранились его черновики.

Прошло 9 лет, государство, судя по всему, от меня отказалось. Вся надежда на Вас, Ольга Евгеньевна, очень и очень прошу помочь».