История Аптикеева и Байковского, 228 (наркотики)

Максим Байковский был задержан по адресу: г. Химки Юбилейный проспект д.66а
Сам он занимался несколько лет тайским боксом и иногда в качестве допинга употреблял амфетамин, употреблял он его редко. Одноклассник Максима и он же его друг — Станислав Кривошеев, зная, что Максим может приобрести амфетамин стал названивать с просьбой продать ему препарат в долг. Максим отказывался, но Станислав продолжал звонить (чему свидетельствует распечатка входящих  звонков) и просить, говоря, что у него ломка и ему срочно нужен препарат.Максим часто выручал Стаса, например, когда Кривошеева задерживали не один раз на улице «под  дозой» — он давал ему деньги в долг, и оплачивал штраф. Так и в этот раз он решил выручить друга.

Далее Станислав Кривошеев созванивается с Байковским и договаривается о встрече, извещая, что он сам до него доедет. Максим согласился, так как в то время находился дома и ухаживал за бабушкой. Они назначили встречу на улице, потом Станислав позвонил и резко изменил место встречи, подъехал к дому Максима, позвонил и предложил выйти на лестничную площадку. Сотрудники полиции включили уже имеющееся у Стаса средство аудио и видео записи и проследовали за ним. На лестничной площадке Станислав с Максимом поздоровались, после чего у них завязался небольшой разговор. При этом разговоре было сказано, что деньги, которые отдаёт Кривошеев, он отдаёт как долг, так как ранее занимал. В следующую секунду Кривошеев задевает стоящую рядом с ним пивную бутылку и с 17 и 16 этажей выбегают люди в форме, понятые и задерживают Максима.

В материалах дела было указанно, что 20.10.10г. Кривошеев Станислав около 10:00 часов утра обратился в 9-ю службу ФСКН по г.Химки с заявлением о том, что знает молодого человека, который занимается распространением психотропного вещества – амфетамин и предложил выступить в роли закупщика при проведении ОРМ «контрольная закупка». После чего сотрудниками полиции ему были выданы меченные 11000 тысяч рублей и записывающее аудио и видео средство.

Любопытно, что незадолго до этого Станислав Кривошеев был задержан и доставлен в полицию в связи с подозрениями в совершении преступления по сбыту наркотических средств. Однако сведения о том, что дело в отношении него возбуждено, закрыты. После задержания ему были разъяснены права подозреваемого в совершении преступления, вследствие чего он изъявил согласие сотрудничать с органами следствия в выявлении лиц, занимающихся сбытом наркотических средств. При этом, он считал, что будет освобождён от задержания, а также от уголовной ответственности, если сдаст человека, который якобы занимается сбытом наркотических средств, и от его активности в этом вопросе будет зависеть его судьба.

Следуя желанию освободиться от уголовного преследования, он обратился с заявлением о выявлении лиц, торгующих наркотиками, даже не будучи осведомлен, что в отношении него уже возбуждено уголовное дело. Однако он не знал об этом и всё еще надеялся на освобождение от задержания. Видимо, он полагал, что ради свободы хороши все средства. Кривошеев и раннее приобретал наркотические вещества у разных лиц и из разных источников, и наверняка имел информацию о лицах, которые могли быть спровоцированы на сбыт.  (В то же время, в материалах дела «разоблачая» лицо, которое якобы сбывает наркотик, Кривошеев не указывает ни на место, ни на время, ни на само вещество).

После задержания и обыска у Байковского Максима, сотрудники 9-й службы ФСКН г. Химки изъяли у него мобильный телефон и компьютер. По запросу в мобильную службу им были представлены детализации входящих и исходящих звонков, переписка смс сообщений, а также база номеров, находящихся в телефонной книге. С компьютера взята информация интернет-переписок, а именно переписок через службу ICQ. После чего сотрудники полиции начали проверять людей, с которыми он общался в последнее время.  Таким образом, они и вышли на Аптикеева Виталия.

07.02.11г. вечером на мобильный телефон Виталия позвонил следователь Шагинов Радимир Олегович и попросил подъехать в 9 службу ФСКН (ул. 8 Марта д.7). Однако Виталий отказался т.к. был занят. И они договорились на утро 18.02.11г.

18.02.11г утром  Виталий приехал в 9-ю службу ФСКН, где следователь Шагинов допросил его по поводу Максима Байковского. По итогам допроса сотрудники ФСКН Гуков и Громов предложили Виталию Аптикееву провести обыски на его квартире (по месту прописки и по месту фактического проживания), показав мельком бумагу, которую назвали постановлением на обыск. Во время обыска следователи с собакой, не предъявляя документов, прошли в комнату и нашли там старую коробку с четырьмя таблетками разного цвета. После чего сотрудники 9-ой службы изъяли системный блок компьютера, находящийся в комнате, и попросили Виталия проехать с ними в отделение.

Приехав в отделение без составления рапорта Гуков начал обыскивать Виталия, не зачитав ему его права, не дав права на звонок и в отсутствие адвоката. При обыске Гуков изъял мобильный телефон и денежную сумму в размере 6000 р.  Допрос Виталия проводил следователь Шагинов Р.О. и Хает М.В. Поздно вечером был нанят адвокат, но его в тот день к Виталию так и не пустили.

За то время, пока Виталий находился без адвоката, сотрудники 9-ой службы ФСКН проводили допрос, а именно Чезганов Виталий Валерьевич, Селиверстов Вячеслав Александрович, Якушенко Валерий Борисович, Громов Вадим Вадимович, Дроздова Екатерина Сергеевна и Хает Михаил Витальевич. Всеми правдами и неправдами сотрудники 9-ой службы добивались чистосердечного признания. Сначала обещали отпустить домой после того, как Виталий все подпишет, затем начали угрожать, унижать, оскорблять, и производить психологическое давление, говоря, что могут пострадать его близкие и родственники. Под конец сотрудники Громов, Селиверстов и Шагинов начали его избивать таким образом, чтобы не оставалось следов. Продиктовали текст чистосердечного признания и заставили под всем расписаться, после чего отвезли в ИВС.

19.02.11г. утром пустили адвоката, который после разговора с сотрудниками ФСКН предложил Виталию подписаться под всем ранее им написанным. При этом до обеда 20.02.11г. Виталий продолжал находиться в ИВС без еды и воды с момента задержания.

20.02.11г. Виталия отпускают под подписку о невыезде и вменяют ч. 1 ст.228.  Естественно, никаких личных вещей ему возвращено не было, а когда Виталий поинтересовался об изъятой денежной сумме, Гуков сделал вид будто бы он вообще не понимает, о чем идет речь.

Спустя два дня Виталия Аптикеева вызвали к следователю и предложили компромисс: сдать людей, которые связанны с незаконным оборотом наркотиков. Но у Виталия таких знакомых не оказалось, что он и попытался объяснить сотрудникам ФСКНГ.

Тем не менее, на протяжении нескольких недель оперативники продолжали требовать от Виталия фамилии. В конце концов сотрудники Гуков и Громов приехали к Виталию на работу и при свидетелях попросили проехать с ним. Виталий отказался, сказав, что без адвоката не поедет. Тогда Гуков вместе с Громовым силой затащили Виталия в свою машину, а при попытке связаться с адвокатом вырвали у него телефон.

По приезде, уже в отделе зам. начальника Шагинов Радимир Олегович и Хает Михаил Витальевич начали  вымогать деньги. Изначально они просили 2 миллиона долларов, но поняв в ходе разговора, что Виталий не располагает такими деньгами, предложили за 700 000 тысяч прекратить уголовное преследование. На сбор денег отвели 4 часа. Виталий позвонил брату и объяснил, что за 4 часа нужно собрать сумму. Брат, влезая в долги, собрал деньги, и они встретились у вечного огня в г. Химки. Туда же подъехала машина ВАЗ 2110 серебристого цвета, из которой вышел Виталий, забрал деньги и сел обратно в машину. Деньги он передал Громову В.В. и Гукову Т.М., после чего они высадили его около его работы ул. Железнодорожников.
Вскоре Виталия снова пригласили в 9-ую службу ФСКН, где Шагиновым и Хает были предприняты еще попытки вымогательства денежных средств. Когда они поняли, что денег они не получат, Шагинов сообщил Виталию, что его дело объединяется с уголовным делом Байковского М.В. и им вменяется ч.3 ст. 30 п.п. «а,г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ.

За основу для приобщения Виталия к делу Байковского было взято выбитое ими чистосердечное признание, найденная только на компьютере Байковского переписка через систему ICQ и единственную смс Максима, адресованную Виталию с просьбой о помощи в выборе машины.
И вплоть до суда, который состоялся 09.06.2011г., Виталий с адвокатом ходил в отдел 9-ой службы ФСКН по г. Химки, где ознакамливался с документами. А за несколько дней до того, как дело было передано в суд  все материалы дела были сфотографированы и распечатаны.

09.06.2011г в городском Химкинском суде состоялось первое заседание. Пока шли суды, адвокат Максима Байковского Картавцев С.И. не раз просил судью Морозову Е.Е. вызвать на допрос  Кривошеева, однако его так и не доставили. Объяснив это тем, что из армии доставить нет возможности. Зато в зал заседания вызвали понятых неких Фриде и Дыдо, которые заранее заученными фразами отвечали на вопросы, задаваемые в суде. Каждый из них сказал, что «такого-то числа он был в магазине Онтарио, что находится в старых Химках и его попросили участвовать понятым в процессе проверочной закупки». На вопрос судьи «Имеете ли вы судимость и участвовали ли ранее в качестве понятых?» оба ответили, что судимости не имеют, и были понятыми первый раз. Когда защитник просил просмотреть видео и аудиозаписи которые, как говорят органы ФСКН, были сделаны во время проверочной закупки, ему было отказано по причине того, что запись испортилась.

Все свидетели, проходившие по этому делу: Зайцев, Семикин, Смирнова, Харламова, Черненко — ни один из них не указал, что Виталий когда либо употреблял наркотики, а тем более распространял их. Некоторые свидетели его вообще не знали. Практически все свидетели сказали на суде, что все показания, данные ими на следствии получены в ходе коллегиальных допросов и при психологическом давлении. Во всех допросах участвовали оперативные сотрудники Гуков, Громов, Чезганов, Селиверстов, Якущенко. Но судья Морозова Е.Е. даже не приняла это во внимание. Так же судьёй Морозовой Е.Е не было принято во внимание, что у Максима и Виталия это первая судимость, что имеются положительные характеристики с работы, учёбы, тренировок.

На суде Виталий частично признал свою вину, отказавшись от тех показаний, которые давал на следствии, рассказав, как на самом деле выбивались показания. Но судья Морозова Е.Е. не приняла к сведению ни один довод, который предлагала защита.
26.09.2011 г. Был вынесен ПРИГОВОР:
Байковского Максима Викторовича признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.З ст.30, п.п.«а,г» ч.З ст.228-1 УК РФ, и назначить ему наказание:
по ч.3 ст.30 п.н.«а,г» ч.З ст.228-1 УК РФ- в виде 9 (девяти) лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
Аптикеева Виталия Тимуровича признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.З ст.30. п.п.«а,г» ч.З ст.228-1 УК РФ, 4.1 ст.228 УК РФ, и назначить ему  наказание:
по ч.З ст,30 п.п. «а,г» ч. 3 ст.228-1 — в виде 9 (девяти) лет лишения свободы;
по ч. 1 ст.228 УК РФ — в виде 1 (одного) года лишения свободы.
На основании ч,3 ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно Аптикееву Виталию Тимуровичу назначить наказание в виде 9 (девяти) лет 6 (шести) месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Tagged .