«Но в протокол было внесено вовсе не то, что прозвучало…»

Письмо Романенковой Ольги, КП-45 Едва республики Коми. В декабре 2013 Ольга Романова опубликовала расследование «Руси сидящей» о ведении аудиопротоколирования судебных заседаний (https://zekovnet.ru/?p=4870) Почему до сих пор оно не является обязательным, а проводится на усмотрении судьи, и как можно выносить приговоры, основанные на противоречивых протоколах судебных заседаний. Ольга Романенкова борется за соблюдение закона вот уже 7-й год.

Ольга Евгеньевна, здравствуйте!

Недавно прочитала Вашу статью в «Новой газете» от 09.12.2013 – «Не для протокола», которая попала мне на глаза именно в тот момент, когда я писала замечания на протокол с/з от 20.11.2013г. (было отказано в признании незаконным водворение в ШИЗО и признание злостным нарушителем). Еще раз на себе проверила утверждение о том, что неполное содержание протокола с/з – это хорошее основание для вынесения обвинительного решения.

На судебное заседание 20.11.2013г. в мою защиту пришли восемь свидетелей, которые дали показания, подтверждающие факт провокации и ОРМ со стороны администрации КП-45 по подбросу мне телефона. Но в протокол было внесено вовсе не то, что прозвучало и фраза: «вопросов свидетелю не поступило». А вопросов и ответов было много. В дополнении я была лишена права на защиту. В ходатайстве о переносе с/з в связи с болезнью адвоката – отказано.

Мой перевод в другую колонию-поселение довольно продолжительное время (с октября 2013г.)  не рассматривается органами ФСИН России и ГУФСИН России по РК.

Хотя законных оснований – целых два (ст. 80, 81 УИК РФ).

Первое – заболевание, при котором я не могу отбывать наказание в Удорском районе РК в соответствии с приказом Минздрава РФ и Минюста РФ от 28.08.2001г. № 346/254 «Об утверждении перечня медицинских противопоказаний к отбыванию наказания в отдельных местностях РФ осужденных к лишению свободы».

Второе – ч. 3 ст. 80 УИК РФ, в соответствии с которой бывшие работники правоохранительных органов, представители органов исполнительной и законодательной  власти должны содержаться в отдельных исправительных учреждениях в целях обеспечения безопасности от других осужденных, которые в связи с их прошлой деятельностью могут проявлять месть.

В настоящее время моя личная безопасность поставлена под угрозу, так как 18.11.2013г. уже был случай нападения на меня осужденной с особо опасным рецидивом, неоднократно отбывающей наказание, состоящей на проф.учете, как лицо, склонное к употреблению наркотических средств.

По данному факту Прокуратура РК никаких мер не приняла.