Особенности международной почты из колоний

Петиции перехватывают, и от имени организации, в которую обращались с жалобой, отказывают в помощи. Причём петиции не доходят до правозащитников не только из колоний (чем в общем-то никого уже и не удивишь), но даже и со свободы. Теперь обо всём по порядку.
Исчерпав все средства судебной защиты у нас в государстве (более 10 судебных и прокурорских решений), а также обратившись в Европейский Суд по Правам Человека (где отказали в связи с истечением  срока давности), я составил петицию в Комитет по Правам Человека при ООН.

21 марта 2013 года я отправил жалобу из колонии. На удивление, местная администрация не стала «вставлять палки в колёса», как было при отправке жалобы в Европейский Суд, а сразу же отправила петицию, выдав мне заявление об отправке с исходящим номером спецчасти колонии. По идее, через пару недель я должен был получить подтверждение из Комитета, где бы сообщалось, что моя жалоба получена, ей присвоен номер и ждите рассмотрения. Ничего подобного. 17 октября 2013 года мне пришёл ответ. На удивление конверт был запечатан (хотя когда пришёл ответ из Европейского Суда, было видно, что конверт перлюстрирован). На конверте были только печати почты Швейцарии и Рыбинска. Внутри конверта была моя жалоба в полном объёме (около 30 листов формата А 4), и это при том, что Комитет не отправляет обратно никакие документы, о чём сообщает в справочной литературе! Также внутри был ответ из якобы Комитета, на котором перепутана дата (2012 год) и стоит подпись без расшифровки. Кроме этого внутри был сопроводительный лист спецчасти колонии, и конверт, в котором мою жалобу якобы отправили. Причём конверт маленького размера и в него чисто физически не поместятся 30 листов. А на конверте печати только почты Рыбинска. Оригиналы этих конвертов находятся у меня в колонии, а остальные документы у моих представителей на свободе.

В двадцатых числах октября я со свободы отправил запрос в Комитет, с просьбой сообщить мне в колонию, получали ли они мою петицию от 21 марта 2013 года. Ответа я не получил вообще.

Тогда я составил дополнительную петицию, где указал всё вышеизложенное. Своим представителем я сделал моего отца – Щекатурова Сергея. 27 февраля 2014 года мой отец отправил обе жалобы заказным письмом через почту России. Проверка через компьютер показала, что через три недели петиция была в Женеве. А вот через три недели и один день – 11 апреля 2014 года отец получил ответ. То есть мою жалобу рассмотрели в приоритетном порядке, выбрав из сотен остальных, сразу же ответили и отправили обратно. Как говорила Алиса, всё страньше и страньше. Конверт с ответом идентичен первому, печати те же. Внутри ответ из якобы комитета с подписью без расшифровки. И опять обе жалобы с сопроводительной документацией.

Тогда я решил отправить обе жалобы через иностранные почтовые фирмы. И 18 сентября 2014 года петиции отправили через DHLпочту. Ответа нет до сих пор. Судя по всему, фильтр стоит на всех почтах, ограничивая доступ в международные правозащитные организации.

С просьбой о помощи я обращался в различные правозащитные организации, однако в лучшем случае в ответ было молчание. Поэтому я обращаюсь к Вам с просьбой помочь в данной ситуации. На Вас последняя надежда, потому что разобраться в этой ситуации в одиночку мне не представляется возможным.