«Сижу без света. Кормлю только собак. Худею. Но человек невиновный!»

«Русь сидящую» находят разными путями. Эта история началась с общения в мессенджере в Facebook. Наталья из далекого Петропавловска-Камчатского. Время московское 15-00. Значит, там 3-4 часа утра.

Есть муж Александр — бывший, давно в разводе, но есть общий ребенок, взрослая дочь. Сердце болит и рвется за, пусть и бывшего, но мужа и отца ребенка.

— Мы разошлись в 96-ом году. У него больше никого нет. Его брату и сестре всё равно, — говорит Наталья.

Ужас, боль, непонимание, куда бежать и что делать. Вина за то, что не смогла уберечь: «Если бы узнала сразу, если бы забрала его, ничего бы не случилось».

Наталья пишет сбивчиво, ей хочется выговорится, душа кричит криком: «Не виноват, а ему 9 лет! За что? За то, что под пытками себя оговорил, за то, что не выдержал этих самых пыток и подписал признание?!

Обращение Натальи из заполненной ею анкеты:

«Фадеев А. В. обнаружил в квартире, которую он снимал, но не жил там, умирающего друга. Вызвал скорую и полицию. Фадеева задержали. Били, чуть не сорвали скальп, надевали и пакет на голову, угрожали изнасиловать шваброй и тогда он закончит свои дни на зоне «петухом». Не выдержав пыток, поставил подпись, даже не зная, что под явкой с повинной. Пенсионер, дальнозоркость, читать без очков не может. Тут же отвезли на следственный эксперимент, перед этим отрепетировав. Следственный эксперимент противоречит официальной экспертизе. Оружие убийства не нашли даже с собакой. Адвокат ни на следственном эксперименте, ни на первом допросе, ни на медосвидетельствовании не присутствовал, но подписи его стоят. Доказательств вины нет, кроме «явки» от которой Фадеев отказался, и следов крови на верхней одежде (получил, когда пытался оказать помощь товарищу). Человек юридически совсем безграмотный. Беззащитный. Ни разу в жизни ни с кем не поругался. В материалах дела одни противоречия. Видны невооружённым глазом. Суд ничего не исследовал».

За время предварительного следствия ни один адвокат по 51-й ни разу не поговорил со своим подзащитным. А зачем? Подписи под протоколами можно ставить скопом, когда следователь скажет. А раз есть явка с повинной, то чего работать-то? Она же царица доказательств. Вопросы о совести, профессионализме, адвокатской этике в этом случае вряд ли уместны. Их нет.

Бывшая жена, собрав все свои средства, нанимает адвоката.

— Соглашение не заключала, просто отдала ему 7500 за ордер. Этот адвокат у меня в друзьях в Facebook. Я не особо ему доверяю — 4 месяца молчал, а тут сам вызвался написать апелляцию. К тому же один раз я ему поверила, когда в первый же день обратилась за советом, он сказал, что адвокат по назначению очень толковая по убийствам — лучше, чем он сам, — но попросил, чтобы Фадеев написал доверенность на неё для получения его пенсии. А когда мне через полтора месяца разрешили свидание [с бывшим мужем], выяснилось, что этого адвоката Фадеев и в лицо не видел ни разу. Но подписи её везде стоят, — рассказывает Наталья.

Из переписки с Натальей:

«У меня нет денег. Совсем нет. После допроса и постов в фб меня резко, без объяснения причин уволили. До сих пор не знаю, за что. Устроилась месяц назад на новую работу и никому не говорю, куда. Взяла аванс и заплатила за ордер. Сижу без света. Кормлю только собак. Худею. Но человек невиновный.

Ст. 105 ч 1. Я смотрела на сайтах нашего суда практику. Всё однотипно. Везде «явка с повинной» и рассмотрение в особом порядке, без исследований доказательств. А это незаконно, ведь статья подразумевает наказание более 10 лет заключения. Всем давали срок от 7 до 8,5 лет, даже рецидивистам. А Фадееву — 9 лет строгого. Ни разу не судимому, с хорошими характеристиками. Не приняли в расчёт как смягчающее то, что он сам вызывал скорую и полицию. Фадеев просто нашёл умирающего человека и пытался помочь. А из него опера выбили явку с повинной пытками, угрожали изнасиловать шваброй».

Наталья ходила на все судебные заседания, записывала все происходящее на диктофон, писала в Фейсбуке обо всем, что там видела:

«В самом начале судебного заседания представитель обвинения потребовал удалить меня (единственного слушателя) из зала, мотивировав это тем, что на прошлом заседании во время его вранья, я качала головой, тем самым сбивала его с мысли. Он, видать, застенчивый очень. Судья Домашевская спросила у подсудимого, есть ли у того возражения, на что Фадеев ответил:»Возражаю. Ваша честь, в прошлый раз прокурор меня постоянно перебивал, но я же не требую вывести его из зала». А надо бы».

Запросили приговор, хотя чего уж тут – все однотипно: пытки, «явка с повинной», и «карманные» адвокаты, не гнушающиеся требовать доверенность на получение пенсии старика, ими же самими посаженного очень надолго.

Над материалом работала Инна Бажибина