«Сторону обвинения выслушивали 4 месяца, а сторону защиты – полдня…»

Я не могу добиться справедливости в своем городе Кургане, потому что прокуратура области и суды покрывают преступные действия сотрудников УФСКН, которые в погоне за высокими показателями в своей работе не брезгуют использовать «грязные» методы, не испытывают угрызений советсти и душевные мучения, зная что невинного человека обрекают на страдания.

Но все же теплится в душе надежда, что кто-нибудь сможет выслушать меня, поймет мою боль, посоветует, что делать, куда обращаться, как доказать фальсификацию со стороны сотрудников УФСКН, совершенную в отношении меня.

О себе: мне 54 года, одинокая, детей нет, с высшим образованием, закончила Тюменский университет. В 1988-1990 служила в армии в ГДР, г.Дрезден.

Непрерывный стаж работы – 36 лет, из них последние 17 лет – предприниматель: ИП «Геранина» и менеджер в фирме ООО «Цептеринтернациональ» В московском журнале «Цептер» за 2006 г., № 2 обо мне выходила статья.

14.01.2013 умерла моя мама и я осталась одна.

А через месяц – 13.02.2013 сотрудники УФСКН г.Кургана без предъявления мне постановления на обследование моего дома по улице Чапаева, 11, 8 г.Кургана с применением насилия, выраженного в повреждении моего имущества и с примененеим ко мне грубой физической силы, ворвались в мой дом.

На меня надели наручники, заставили сидеть на полу, лишив меня всех прав, предусмотренных для меня уголовно-процессуальным законом РФ и Конституцией РФ.

Начали проводить обследование в доме, старший в группе сотрудников УФСКН был Матюшенко Д.С.

Понятых он привез с собой – Сметанина А.А. и Стрелковского А.М., которые в судебном процессе рассказали, что Матюшенко Д.С. они знают больше года, и он пригласил их быть понятыми, позвонив им на их личные номера сотовых телефонов.

Все это дает право полагать, что понятые – это заинтересованные лица в исходе дела, тем более, что после этого обследования моего дома 13.02.2013 г. они стали оперативными сотрудниками УФСКН.

Да они были ими и раньше, просто все мои жалобы о нарушении норм УПК РФ во время следственных действий воспринимались органами предварительного следствия, как призыв к устранению допущенных ошибок и нарушений.

Во время обследования дома моего, в дом прошла соседка Плевако Н.Н., желая предложить свою помощь в качестве понятой, но Матюшенко Д.С, крикнул: «Гоните ее в шею» и ее выгнали, но она успела увидеть то, о чем рассказала в суде 1 инстанции: «Визуального наблюдения за обследованием дома не было, «понятых» видно не было, а происходил обыкновенный грабеж. Сотрудники УФСКН стояли около двух открытых холодильников и ели продукты оттуда. Один из них залез рукой в 3-х литровую банку с квашеной капустой – и ел ее прямо рукой, причем кричал, что нужно позвать еще какого-то сотрудника, якобы тот тоже капусту любит.

Кроме того, в комнате лежали шоколадные конфеты, приготовленные к 40-ка дням со дня смерти мамы (к 22.02.2013) так сотрудники УФСКН сложили их в себе в карман.

Таким образом, 13.02.2013 сотрудники УФСКН совершили в отношении меня преступление, предусмотренное «а», «в», «г» ч.2 ст.161 УК РФ, а судья Курганского городского суда Шаронов П.Н. смеялся, когда свидетель Плевако Н.Н. давала показания в суде.

Затем меня повезли в УФСКН (изъятое мне не показывали).

Мой дом не опечатали, закрыть его было невозможно, т.к. сотрудники УФСКН выломали двери и замки. Дом остался бесхозным (я проживала одна).

Сразу же я написала письменное ходатайство следователю УФСКН Исабаеву Е.М., с просьбой принять меры по сохранности моего имущества и имущества моей матери, которая тоже проживала одна по адресу.

Следователь Исабаев Е.И. проигнорировал мое ходатайство и пренебрег процессуальными обязанностями, возложенными на него ч.2 ч.3 ст.160 УПК РФ. В результате чего мне нанесен огромнейший материальный ущерб по вине сотрудников УФСКН.

Третий год я в неволе, и третий год добиваюсь признания прокуратурами г.Кургана и судами факта незаконного бездействия следователя Исабаева Е.И. в отношении моего имущества.

В суде 1 инстанции – судье Шаронову П.Н. я ни единожды подавала ходатайство с просьбой вынести определение о невыполнении следователем своих должностных обязанностей, но судья на мои ходатайства не отреагировал и даже не внес их в протокол судебного заседания.

Прокуратура области на мои жалобы дает ответ: «Нарушений УПК РФ нет, а …. Довод о незаконном применении в отношении Вас специальных средств не нашел своего подтверждения».

А «понятой» Сметанин А.А. в суде пояснил, что на меня надели наручники в связи с тем, что я высказывала недовольство по поводу незаконных действий сотрудников УФСКН. Свидетель Плевако Н.Н. в суде говорила, что я была в наручниках. Какие еще нужны доводы прокуратуре нашего города – я не знаю.

А по поводу хищения имущества из моего дома прокуратура мне сообщила, что в настоящее время ОП № 2 УМВД России по г. Кургану проводятся дополнительные доследственные мероприятия, о результатах которых мне сообщит лицо их проводящее.

Но назвать фамилию этого лица мне прокуратура не желает, более того, в своем сообщении от 24.03.2015 г. прокуратура области меня уведомляет, что переписка со мной прекращена.

Судья Шаронов П.Н. смеялся, когда я в своих показаниях в суде сказала, что по вине сотрудников УФСКН от голода погибли 10 (десять) моих животных.

Что касается преступления, предусмотренного ч.3 ст.303 УК РФ, совершенного сотрудниками УФСКН в отношении меня – обстоятельства такие:

— из моего дома 13.02.2013 был изъят медицинский парафин в гранулах мутного цвета, который я использовала в косметических целях.

Об его изъятии я узнала не во время обследования дома, а значительно позже и факт изъятия парафина подтверждается:

  1. Фототаблицей, приобщенной к протоколу обследования дома;

  2. Показаниями «понятого» Сметанина А.А. в судебном заседании;

  3. Показаниями «понятого» Стрекаловского А.. в судебном заседании;

  4. Показаниями свидетеля Мелкобродова В.Ю. в судебном заседании;

  5. Показаниями свидетеля Плевако Н.Н. в суде;

  6. Моими показаниями.

А вот на экспертизу было сдано порошкообразное вещество белого цвета, вывод эксперта – наркотическое средство, отпечатков пальцев моих конечно, нет.

Судья Курганского городского суда Шаронов П.Н. мои доводы выслушивать не стали и во всех ходатайствах мне отказал. Более того, сторону обвинения выслушивали 4 месяца, а сторону защиты – полдня. Даже на подготовку к прениям суд определил всего 1 день, видимо считая 1 день разумным сроком для подготовки к прениям. Кроме того, более 70-ти письменных материалов дела составлены с нарушением норм УПК РФ, что делает их недопустимыми доказательствами в соответствии со ст.75 УПК РФ. Все нарушения были указаны мною, но суд необоснованно не принял это во внимание.

Что касается экспертиз: физико-химической, фоноскопической, компьютерной – то все протоколы ознакомления обвиняемого и его защитника с постановлением о назначении экспертиз и протоколы ознакомления обвиняемого и его защитника с выводами эксперта – составления от одного числа, что является нарушением моих прав.

Более того, обвинение в качестве доказательства предъявляет мне записи прослушанных телефонных разговоров с номеров сим-карт, которые и зарегистрированы не на мое имя и не изымались у меня во время обследования. Подтверждение тому – протоколы обследования дом. И я не знаю откуда их взяли.

Тем не менее, судья Шаронов П.Н. )№.06.2014 г второпях оглашает приговор (торопился с переходом в областной суд), по которому лишает меня свободы на 15 лет. То, что судья вынесет такое решение я узнала еще 15 мая от своего адвоката, т.е. приговор был составлен до выступления в судебном процессе свидетелей защиты, до дачи мною показаний, до прений.

Адвокат Мальсагова Н.Х. сказала мне, что приговор заказной, и она ничего сделать не сможет, а вот гонорар в размере 175 тыс. рублей взяла за участие в судебном процессе, и даже в прениях не выступала.

После приговора в течении 10 дней я направила в суд апелляционной инстанции краткую апелляционную жалобу, затем в течении месяца работала самостоятельно над дополнительной апелляционной жалобой, которую написала на 69-и листах, с 20-ю документами приложений и передала ее в специальную часть СИЗО для отправки в суд 2-й инстанции даже не за 5 дней, как определяет ч.4 ст.389 УПК РФ, а за 8 дней.

Учитывая что судебное заседание суда 2-й инстанции было перенесено, отложено на 6 дней – моя апелляционная дополнительная жалоба даже за 14 дней не поступила в суд 2-й инстанции (о чем у меня есть соответствующие справки).

Сотрудники СИЗО г. Кургана просто не отправили такую серьезную апелляционную жалобу в апелляционный суд и своим халатным, недобросовестным отношением к должностным обязанностям, перечеркнули мне апелляционный суд, т.к. я от перенесенного шока в суде 2-й инстанции не могла себя защищать, я вообще говорить не могла, и приговор суд оставил без изменения.

Восстановиться в повторном рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции мне не позволяют, не находят веских оснований. А то, что виноваты сотрудники СИЗО – это во внимание не берут.

Свою ситуацию я описала вкратце, все уголовное дело состоит из нарушений норм УПК РФ и УК РФ, дело сфабриковано. Я обращалась и в Генеральную Прокуратуру, и в Аппарат Уполномоченного по правам человека, и в Приемную Президента, но мои жалобы отправляют в Курганскую прокуратуру для проверки, а у них один ответ: нарушений не установлено.

15 лет лишения свободы для моего возраста звучит как «пожизненно» и за что? Меня лишили имущества, здоровья, свободы, оклеветали, унизили мою честь и достоинство, а я не знаю – как добиться справедливости. Наказание отбываю в ФКУ ИК-9 г.Новосибирска.

Не оставьте меня без внимания, помогите.

С уважением Геранина Людмила Анатольевна