Новости

Тюрьма будущего отметила годовщину

В 2011 г. Федеральная служба исполнения наказаний России (ФСИН) объявила о начале грандиозной реформы – по замыслу ее авторов, к 2020 г. в стране должны полностью исчезнуть колонии. К этому времени дела заключенных пересмотрят, часть сидельцев колоний отправят в тюрьмы, остальных – на поселение.

 Как объяснил тогда начальник управления социальной, психологической и воспитательной работы с осужденными ФСИН России генерал-майор Валерий Трофимов, колонии придумали в Советском Союзе, чтобы перевоспитывать преступника «коллективом». Теперь уголовная система берет курс на усиление индивидуализации. То есть прямиком на Запад.

И вот готовы первые итоги эксперимента. Пилотным проектом стала Владимирская область, колония строгого режима №7 в поселке Пакино.

Всего здесь содержится полторы тысячи заключенных. Из них «попали в эксперимент по строительству тюрьмы будущего» 300 человек, объяснил заместитель начальника колонии по воспитательной работе Максим Яльцов.

Но для начала журналистов отвели в ту часть колонии, которая скоро останется в прошлом. Здесь в одной комнате живут 96 человек. Все они были на работе, кроме интеллигентного мужчины в очках, Алексея Киселева. Он объяснил, что «убил мужчину, потому что тот денег дать не хотел». До этого Киселев сидел дважды – обкрадывал людей, которые тоже денег давать не хотели.

Тюрьма будущего, построенная на территории колонии, состоит из нескольких блоков – строгих условий, обычных и облегченных. «Не надо путать. Режим у них у всех строгий, условия – разные», – объясняют сотрудники.

Тюрьма будущего отметила годовщинуБлагодаря разным условиям реализуется сама суть новой реформы – «система социальных лифтов». Смысл ее таков: всех заключенных вначале помещают в обычные условия. Потом тех, которые хорошо себя ведут, переводят в камеры с облегченными условиями содержания: здесь и мебель шикарная, деревянная, которую заключенные тут же и делают на собственном производстве. И вход-выход из комнат в пределах блока свободный, как в обычной, хоть и устаревшей, советской колонии.

Нарушителей режима, напротив, спускают на «социальном лифте» вниз – в строгие условия. Здесь и койки железные, и камеры постоянно закрыты.

По замыслу ФСИН, такая система заставит заключенных вставать на путь исправления. Есть уже и исправившиеся – Игорь Степунин раньше был злостным нарушителем режима, а теперь, узнав о реформе, пересмотрел свое поведение. В итоге его перевели на облегченные условия (где шикарные деревянные кровати).

Игорь Степунин охотно поведал о своей судьбе – лет ему 38, из них отсидел 20, на свободе ни дня не работал. Сидит обычно за кражи. И бросать это дело не собирается, потому что на воле ему только работу грузчика на рынке предлагали за три тысячи в месяц, объяснил рецидивист.

Сотрудники колонии рассказали: пока здешние сидельцы отбывают наказание лет по десять, успевают получить по три рабочих специальности. Но «на выходе», получается, все равно никому не нужны – Игорь Степунин надеется, что снова сядет: «Здесь кормят, крыша над головой, зарплата на швейном производстве пять тысяч двести».

Жилье у него, впрочем, и на свободе есть. Но за него надо платить коммуналку и чем-то еще питаться – на зарплату грузчика особо не разбежишься.

Начальник управления ФСИН по Владимирской области Андрей Виноградов замечает, что у Игоря Степунина, хоть он и встал на путь исправления, «раскаяния-то в глазах не видно». Да и как это так – человек, еще не выйдя, снова хочет попасть в тюрьму? «Разве в тюрьме должно быть лучше, чем на воле?» – задается вопросом Виноградов.

И вспоминает, как недавно читал статистику: «Только 7% влияния на преступность оказывает система исполнения наказаний. А 93% – экономическая ситуация в стране».

Сотрудники учреждения жалуются, что их самих скоро ждет нерадостное будущее: «По всей стране ФСКН сократили, милицию сократили, многих военных перевели на «гражданку». У нас в поселке половина работает на полигоне, вторая половина – в тюрьме. Те, кого на полигоне перевели на штатные должности, получают 6 – 8 тысяч. Теперь и в системе исполнения наказаний ожидается похожая реформа».

Сейчас работники исполнительной системы – богачи по местным меркам. Лейтенант зарабатывает 25 – 45 тыс. в месяц. Одни уверены: в случае перевода на гражданские должности «работать с зэками за 6 тысяч желающих не найдется». Другие полагают: в наших условиях и такой зарплате обрадуешься. Все же на 800 руб. больше, чем у тех, кого они охраняют.

Журналисты, которых возили в колонию, шутили невесело: «Что-то часто прессу по тюрьмам стали возить. Наверно, специально – чтобы привыкали».

А ведь, действительно, при нынешних экономических потрясениях самым надежным местом в России остается тюрьма – хоть ты в ней сидишь, хоть охраняешь, а кусок хлеба тебе обеспечен.

Только вот в комфортных номерах с деревянными кроватями осталось всего два свободных места, предупредил Андрей Виноградов.

Зато камер со строгими условиями (как для «пожизненников») свободных много. И скоро еще построят, обнадежили сотрудники ФСИН.

Utro