Анна Каретникова: Разговор с тюремным капелланом в Праге

Мне в Праге любезно организовали встречу с человеком, который уже десять лет работает тюремным капелланом

Здесь это такая же обычная должность в штате изолятора как психолог или социальный работник. Мы долго говорили о том, в чем схожи наши пенитенциарные системы, а чем они различаются, что и как можно изменить.

Вот избиения сотрудниками, говорит он, — такого почти не бывает, это редкость, эксцесс, чаще — драки между самими заключенными. Хоть тут сложно разобраться, как все было на самом деле: замкнутая среда. А мобильные телефоны — да, ну это у нас, как у вас. Наркотики — ну… Коррупция… да, от этого никуда не деться.

Общественного контроля за МЛС в Чехии нет, надо же, какая интересная идея… (тут я загордилась Россией).

Как это работает? Вас пускают прямо к заключенным в камеры? Они могут обращаться и передавать вам свои жалобы? И их родственники — тоже? Хм, надо же… Это очень и очень неплохо! У нас они могут жаловаться только во внутреннюю полицию, а это не всегда эффективно…

Перелимит? Нет, этого нет. Есть же международная норма — 4 метра на человека! Ее нельзя нарушать! Я говорю: ну, вот тоже «нельзя», у нас она тоже есть, но нарушается только так. Он задумался и, поскольку действительно честный человек, говорит: у нас она тоже может нарушаться… немножечко. Четыре метра может немножко нарушиться, но вот меньше трех — вот это уже совершенно недопустимо! А у вас меньше скольких метров? Я задумалась. Говорю: может, меньше одного? меньше одного — недопустимо? Наверное, меньше одного.

И ближе к концу встречи я спросила о культурном и образовательном уровне сотрудников, стимулах, подталкивающих людей к выбору именно этой профессии. Он помолчал и сказал: а вот это — самый сложный… грустный вопрос. Уровень… ох… — и выразительно на меня посмотрел. Какой уж уровень… У нас есть регионы, где мало работы… депрессивные регионы, оттуда приезжает много народу, они идут работать в тюрьмы. Многие — кто в других областях не пригодился. И почти никто не воспринимает свою работу в тюрьме осмысленно… как сказать? — как миссию, как долг, то, что он сам для себя в жизни выбрал. Поэтому и уровень… ну вот да. Как ты сейчас показала. И это очень грустно. Хотелось бы это изменить.

Источник: Facebook

Tagged , .