Бутырка. Тюремная тетрадь. Ольга Романова.

Наши книги

Я была успешной телеведущей — в те времена, когда смотреть телевизор не было делом зазорным. Мой муж Алексей Козлов был успешным предпринимателем — со всеми атрибутами стиля, которого мы сейчас стеснялись бы. Все закончилось в один день, когда в нашу жизнь вошла тюрьма. Закончились внезапно друзья, связи и даже родственники. Закончились деньги, успех и новые платья. Начались тюремные очереди, поиск адвокатов, передачи, судебные заседания, путешествия по ближним и дальним зонам страны. Мы боролись — и победили. Мы встретили много прекрасных и удивительных людей по обе стороны колючей проволоки, которые страдали, любили, шутили, помогали друг другу. Мы попытались сохранить их в своей жизни, не упустить ни одного — так родилось движение «Русь Сидящая», которое старается помочь людям, которые столкнулись с неизвестным, непонятным, страшным. Вы сейчас держите в руках тюремные дневники, которые мы вели одновременно: Алексей в тюрьме, я на воле. Мы писали друг для друга, чтобы знать, понимать, прочувствовать и сохранить. Скоро стало понятно, что дневники надо публиковать. Я боялась, повторяя привычное, российское, тюремное: «Как бы хуже не было». Муж убедил меня, что хуже не будет, и был прав. Но я ведь тогда не знала этого, поэтому ни в Бутырка-блоге, ни в первом издании дневников не было его имени. Срок, который изначально получил Алексей, должен был закончиться в 2016 году — восемь лет. Алексей давно на свободе, работает и помогает мне в «Руси Сидящей». И мы хотим вам сказать только одно: ничего не бойтесь. Не предавайте себя, боритесь. Тюрьма — не конец, тюрьма может стать началом другой, прекрасной жизни, в которой не будет места ничему лишнему. Стыдному и зазорному.


Русь сидящая. Ольга Романова.

Наши книги

Русь сидящая — заключенные российских тюрем, исправительных колоний и следственных изоляторов — это самые разные люди, умные и глупые, образованные и полуграмотные, богатые и бедные, честные и беспринципные, виновные и невиновные. Они столь же мало отличаются от тех, кто остался на свободе, как неписаные законы зоны — от действующих на воле. «От сумы да от тюрьмы не зарекайся» — как никогда актуальная формула российской жизни, утверждает блестящий журналист Ольга Романова. Столкнувшись с этим на собственном опыте, она создала движение помощи осужденным и их семьям. Герои ее книги — лица этой самой «Руси сидящей», живые люди, попавшие под каток российского правосудия. Их невыдуманные истории способны тронуть до слез и заставить рыдать от смеха, в очередной раз удивляя тем, насколько реальность превосходит порой самую буйную фантазию.

Иллюстрации к книге «Русь сидящая» нарисовал Олег Навальный, отбывающий наказание в одной из российских колоний.


Протокол. Ольга Романова.

Наши книги

Книга-разговор. Книга-свидетельство. Книга-боль. Книга-речь. Не с президиума, а за бокальчиком. Так и вижу, как болтаем и поем и байки травим. Яхта и парус же, Оль, и художник Наталья Гончарова, и “девушка из Нагасаки” на траве в Сент-Джеймсом парке, и лекции о Тиндере, и лекции о тюрьме и власти, и декламирование русской классики в тюремном изложении на маленькой площади на задворках Оксфорд стрит, и песни, и танцы втроем с видом на церковь, в которой венчались Пушкин и Гончарова, и “Прохоров Сазон воробьев кормил…” — это все ты, и книга тоже ты. Она — пролог к этим байкам. Она — о тебе и о нас всех. Она — о судьбе и о судьбине.Она о XXI, преимущественно, веке через призму человека, который даже о трагедии говорит с интонацией анекдота. Даже если умер внутри. Перефразируя цитату героини Лии Ахеджаковой из любимого Рязановского “Гаража”: Обыскивать тебя обыскивали, в постель к тебе, собственно, тоже залезли, кредиты твои и доверенности обсудили, а ты все печешь, дорогая, все печешь: “И вот я стою на кухне, до Нового года два часа, булочка уже размякла в сливках, пора доставать мясо и тереть яблочко. Я достаю тёрку и тру яблочки величиной с вишню. И раздумываю о самом дурацком поступке в моей жизни. Даже и не знаю, из чего выбрать. Вот, например, райское яблочко на тёрке. Тоже ведь неплохо”. Три яблочко, драгоценная. Три. И восхищай. И радуй. И смеши. И учи. И пиши. И спасай. И говори. Почитайте книгу, поговорите с Олей Романовой. “Чукча не писатель, чукча собеседник”, который умеет и любит говорить. Читается как дышится. Зуб даю. Лэла Бесидская, Irina Alechnowitsch, не было счастья так несчастье… Спасибо вам девочки за эту звезду на нашем небосклоне.

Оксана Паскаль


Человек сидящий. Алексей Федяров.

Наши книги

Умные и не очень, честные и настоящие преступники, богатые и бедные, тюремное начальство и служивые — никто из них не может выбраться из зоны, они вынуждены усваивать суровые и неписаные правила другой жизни. Кто-то выдерживает, кто-то нет. Несмотря на отсутствие отсылок к Библии, эти истории можно назвать библейскими. Поучительные без поучения, захватывающие без детектива и мелодрамы, написанные очень точным языком человека, всё это прожившего, пережившего и осмыслившего.

Ольга Романова
общественный деятель, журналист, теле- и радиоведущая, директор благотворительного фонда «Русь сидящая»


Сфумато. Алексей Федяров.

Наши книги

«Антиутопия, также дистопия (Dystopia букв. “плохое место” от греч. δυσ «отрицание» + греч. τόπος “место”) и какотопия (Kakotopia от греч. κακός “плохой”) — сообщество или общество, представляющееся нежелательным, отталкивающим или пугающим. Для антиутопий характерны дегуманизация, тоталитарная система правления, экологические катастрофы и другие явления, связанные с упадком общества» («Википедия»).

Страна меняется неизбежно, быстро, акторы изменений суетливы и нерасчетливы. За этим наблюдают те, кто спокоен. Пока наблюдают. Горизонт их планирования далек. Ни первые, ни вторые – не хорошие и не плохие. Все хотят остаться в живых. Все хотят сохранить то, что имеют. И тяжелее всех будет тем, кто хочет сохранить много.

Алексей Федяров

Плохое место. Проклятое место. Здесь живут призраки прошлого, и порой они живее всех живых. Очертания будущего размыты, и мы идем, крепко держа за костлявую руку скелет из нашего общего шкафа. Эта книга — секретный генеральный план развития страны, случайно попавший в руки автора. Готовьтесь.

Ольга Романова


Агами. Алексей Федяров.

Наши книги

Добро пожаловать в Россию 2044 года. Страну закрытых границ и кластеров. Страну сфумато. Агами — место вожделенной свободы, та граница, которая разламывает мир на две половины. То место, куда можно попасть, только пройдя через Сфумато. Пройдя через бунт. Бунт не бывает осмысленным и милосердным. Но если он успешен, то зовется иначе.

Сила человеческого стремления к свободе в соединении с естественным порядком вещей рано или поздно оказывается сильнее мертвого зла

Алексей Федяров — мастер повествовательного напряжения. Тревожное ожидание — тот самый саспенс, без которого невозможно остросюжетное произведение, — не отпускает на протяжении всего написанного им текста. Поэтому год назад было очень жаль переворачивать последнюю страницу его романа «Сфумато». Однако и ожидать продолжения как-то не приходилось: очень уж мрачно заканчивалась та антиутопия. Россия будущего была в ней вовсе не прекрасна, а безнадежна, так как лучшие люди смирялись со всесилием тоталитаризма, и даже дети тех, кто погиб в борьбе с ним, становились его верными стражами, сотрудниками тайных служб безопасности, и считали людьми будущего именно себя. Весь же остальной мир попросту отгораживался специальной конвенцией, которая оставляла за этим пещерным государством право делать со своим населением что угодно, лишь бы ядерная безопасность была гарантирована. Какое уж тут продолжение!.. Тупик.

И вдруг Алексей Федяров пишет новую книгу «Агами» (М.: Издательство «Захаров». 2020). И действуют в ней знакомые герои, и речь идет о той самой России будущего — о 2044 годе.

Анна Берсенева, писатель


Невиновные под следствием. Алексей Федяров.

Наши книги

Раньше я много читал в СМИ о людях, которым подбросили наркотики, но никогда не думал, что сам могу оказаться в такой ситуации. Когда с меня сняли все обвинения, я получил более 6000 писем от родственников людей, пострадавших от полицейского произвола, которые спрашивали совета. Многие из них не знали как себя вести при задержании, допросах и следственных действиях. Книга Алексея Федярова является не только практической инструкцией для всех, кто живет в России, но и энциклопедией по фабрикации уголовных дел десятилетия 2010-х годов.

Иван Голунов
журналист, Meduza


Заложник. Владимир Переверзин.

Наши книги

«Очень русская история, актуальная во все времена. К сожалению, и в нынешние. Кто не зарекается от тюрьмы и сумы — прочтите эту книгу. Она про то, как стать истинно свободным, потеряв свободу. И про то, что тяжкие испытания — это возможность стать сильнее и лучше».

Борис Акунин

«Это лучшее, что я когда-либо читала про тюрьму. То есть про волю».

Ольга Романова


Люди и камни Северо-восточной Руси. XII век. Сергей Шаров-Делоне.

Наши книги

Архитектура Северо-восточной Руси XII века — уникальное явление в истории русской культуры, задавшее вектор ее развития на столетия вперед. Экстраординарность его не в полной мере оценена нами, поскольку оно вошло в плоть и кровь нашей культуры, стало его привычным, естественным основанием. Задуманная для воплощения Нового мира, созидаемого как бы с чистого листа вдали от прежних центров средневековой Руси, устремленная к величественным эсхатологическим идеалам ее создателей, эта архитектура парадоксально и органично сплавила южнорусские, византийские и западноевропейские романские и ранне-готические традиции, создав собственный незаемный образ видения мира. Хронологически и содержательно синхронное тектоническим культурным сдвигам, породившим современную христианскую цивилизацию, зодчество Северо-восточной Руси оказало серьезное ответное влияние на развитие западноевропейской архитектуры великого Времени Соборов. Архитектуре Северо-восточной Руси XII века, ее создателям посвящена эта книга, написанная практикующим архитектором-реставратором.

2-е издание, исправленное и дополненное.


Не русский. Михаил Шевелев.

Наши книги

Ничего никому никогда не сходит с рук. Трусость, предательство, недоумие? За все рано или поздно придется заплатить. И счета эти всегда приходят в самый неподходящий момент, в самой неожиданной форме. И рассчитываться по ним придется каждому индивидуально, групповых скидок не будет.

Герой повести оказывается, в силу собственной биографии, ответственным за жизнь десятков других людей. Чтобы спасти их и себя, ему предстоит понять: что и когда пошло не так в его прошлом? За что ему то, что происходит здесь и сейчас?

«Желание написать эту повесть возникло после того, как стало ясно, что журналистика перестала быть эффективным способом воздействия на окружающую действительность, а надежда на литературу еще оставалась.

Идея книги появилась довольно давно, а реализовалась в 2014-м — задержка произошла из-за событий на Украине. Написалась она довольно быстро — за ноябрь и декабрь.  В январе 2015-го появились первые читатели — Людмила Улицкая, Виктор Шендерович, Вадим Жук, Игорь Иртеньев, Александр Кабаков.

Поскольку герои книги — журналисты, то многие коллизии и черты некоторых персонажей взяты из практики этой профессии в девяностые и нулевые. Прямого портретного сходства, однако, немного».

Михаил Шевелев


От первого лица. Михаил Шевелев.

Наши книги

Самая логичная, последовательная и цепкая вещь в жизни — история. Она не знает исключения из правила: всё имеет свои корни, случайностей не бывает. Просто некоторые счастливо избегают возможности убедиться в этом на личном опыте. Герои первой книги этой серии от встречи с прошлым уклониться не смогли. История позднего Советского Союза, превратившегося в постсоветское нечто, мир грязных денег, перетекающих из одной страны в другую, и тех, кто этими «перетеканиями» управляет, — всё это стало их личной драмой. За ними остался только выбор — сдаться или сопротивляться. И эту дилемму им предстоит решать еще долго.


Доставлено, прочитано. СМС-роман. Михаил Шевелев.

Наши книги

Всем абонентам сотовой связи посвящается.

Умилительно, юморно, сказочно и доообро:). Читается влёт, благо объём совсем маленький, эдакая книжка-малышка с довольно нестандартной подачей и героями. Да, я в конец истории не смотрела, автора не знала, поэтому для меня то, кем оказалась героиня стало неожиданностью, то бишь удивило:). Можно придраться, конечно, к некоторым несоответствиям в фактах и ужаснуться им же, но не хочется, формат не тот:). Да и настроение история поднимает, поэтому не тянет разбираться в чужих грехах.

Amiris


Чуйская долина. Эдуард Михайлов.

Наши книги

В этой книге нет выдуманных событий. Разве что память где-то добавила краски со временем, а что-то размыла.

В 11 лет, в конце 70-х, в Ташкенте, мальчик, потеряв мать, единственного родного человека, становится беспризорником. Вместо 5-го класса школы он оказывается на улице. Его ждет борьба за свободу и жизнь, страх, боль, приключения, свои успехи, победы, радости и потери. Больше он нигде не учился, не нашел семью и дом. Сейчас мальчику уже за 40 и он пишет эту книгу, сидя в тюремной камере, на старом кнопочном телефоне, отправляя друзьям в ммс, снимая непомерный груз тех лет так рано начавшейся взрослой жизни.

Содержит нецензурную брань.