20 суток за «свободу России»

Московский городской суд оставил в силе постановление в отношении студента Никиты Ряднова, задержанный на Манежной площади 8 октября: он должен провести в спецприемнике 20 суток якобы за повторное нарушение закона о митингах

Митинг 7 октября. Москва

— Чего не в школе?

— Что?

— Чего школу прогуливаем? — повторяет, улыбаясь, пристав.

— Ну, так, — отвечаю.

Приставы открывают паспорт и корректируют вопрос:

— А чего не на работе? Будний день, между прочим, среда.

— А работу надо хорошую иметь.

Мимо проносится молодой парень и дополняет:

— Ага! Хорошую работу и чистую совесть.

— И 20 суток ареста, — кричат нам вслед приставы.

Идём к лифту, разглядываю смешливого парня: высокий, в синей куртке, на вид школьник.

— Ты к Никите? — спрашивает.

Киваю.

Держим двери лифта для еще одной девушки, приехавшей на заседание. Она большими шагами заходит в лифт и, улыбаясь, громко представляется:

— Я Алина.

Парня зовут Саша. Алина и Саша были на митинге и 7-го, и 8-го октября. Позже они расскажут, что задерживали их 7-го шесть раз, но отпускали без протокола. Ребята каждый снова и снова возвращались обратно на митинг.


На фото: (слева направо) Олег Еланчик, Саша, Алина

С ними был и Никита Ряднов, которого 10 октября судья Тверского суда Алеся Орехова приговорила к 20-ти суткам ареста «за повторное нарушение закона о митингах».
8 октября на Манежной площади задержали 9 человек, среди них были Саша, Алина и Никита. Отпустили всех, кроме Никиты — потому что ему Тверской суд уже выносил постановление об административном правонарушении за участие в акции 26 марта.

8 октября Никиту привезли в Тверской суд, но судья Орехова сочла, что сотрудники полиции, доставившие молодого человека, дали ей не все необходимые документы, и вернула дело в ОВД Аэропорт. Сотрудники ОВД, недолго думая, оформили Никите второе задержание — хотя документально не было «закрыто» первое.

Через два дня, 10 октября, та же судья Тверского суда Орехова, приняла дело к рассмотрению, проигнорировала ходатайство Ряднова о том, что у него нет защитника, и решила, что он просто опаздывает, и начала вести процесс в отсутствие защитника. Тогда защищать Никиту вызвался защитник Олег Еланчик, который в коридоре суда ждал совсем другое заседание. Знакомиться с делом судья защитнику не позволила — потому что, по ее мнению, Никита уже мог ознакомиться с материалами дела и все рассказать защитнику. Орехова постановила, что Никита Ряднов должен провести в спецприемнике 20 суток за то, что «участвовал в публичном мероприятии в форме митинга в количестве примерно 25 человек» и выкрикивал лозунг «Россия будет свободной».

Никите 20 лет, он студент второго курса. В Мосгорсуд поддержать молодого человека пришли его мама, друзья, один из муниципальных депутатов Хорошевского района — итого человек 20.

Заседание началось на час позже под настойчивый инструктаж приставов: «Главное, в зале ни с кем не ругайтесь».

Судья Панкова, маленькая, хрупкая женщина лет 40-ка, большую часть ходатайств защиты, Олега Еланчика и Сергея Шарова-Делоне, нашла «нецелесообразными» — в том числе и ходатайства о вызове полицейских, которые задерживали Никиту, и полицейских, которые составляли протоколы — те, кто задерживал молодого человека, и те, кто составлял протоколы и объяснения, как видели, что Никита нарушал порядок, оказались разными людьми — хотя это нарушение закона.

За дверью зала судебного заседания ждали несколько свидетелей защиты, но судья разрешила допросить только одного.

Судья Панкова достаточно подробно зачитала дополнительную жалобу защиты на неправомерное задержание Никиты Ряднова, но на том моменте, где описывались условия, в которых содержался Никита до суда — более 20-ти часов — запнулась, а потом назвала их «неудовлетворительными» вместо написанного в жалобе «близким к пыточным».

— Мы стояли и разговаривали, обсуждали личные темы, в том числе говорили и о политике. Лозунгов не выкрикивали, — рассказывает суду Никита.

— А то, что вы находились в сцепке руками с другими людьми? Такого не было? Вы думаете, что сотрудники полиции имели цель вас оговорить по каким-то причинам? — спрашивает Панкова.

— Я, честно говоря, не знаю. Но у них в рапортах написано, что нас было 25 человек, хотя, на самом деле, всего 9. И мы ничем к себе внимание не привлекали. К нам подошла цепь полиции, и нас задержали. (Позже, на вопрос защитников, сказали ли полицейские ребятам хоть что-то при задержании, Никита ответил: «Да, сказали: »Сами знаете, за что!»»)

— Почему вы на стадии возбуждения дела не стали давать пояснения о том, как все было на самом деле, о том, что вы сейчас излагаете суду?

— Это был протест против незаконного задержания.

Защита указывала на нарушения, допущенные сотрудниками полиции — они задержали Никиту без объяснения причин, не представились и не разъяснили молодому человеку его права. Протокол составили только спустя шесть часов (вместо положенных по закону трех). Олег Еланчик и Сергей Шаров-Делоне настаивали на том, что признаков опасности для общества в действиях Никиты не было, и просили прекратить производство по делу.
— В том случае, если суд в силу того, что он назначен на должность указом президента Российской Федерации и указом же президента может быть от этой должности освобожден, в том случае если суд не может вынести оправдательный приговор, опасаясь за свое рабочее место или за что-то еще, просим, по крайней мере, зачесть срок содержания в отделении полиции и спецприемнике и счесть достаточным отбытие трех суток административного ареста с постоянными переездами ОВД — суд ОВД — суд — спецприемник — суд, — говорит Олег Еланчик.

Суд с позицией защитников и самого Никиты не согласился и оставил постановление Тверского суда в силе — 20 суток ареста.

Если вы хотите передать Никите продукты или просто теплые слова, то он в спецприемнике № 2 ГУВД г. Москвы (Мневники)

Текст: Светлана Осипова

Share on VKTweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+Share on LinkedIn
Tagged , , , .