Алексей Федяров: Произвольный приговор

Государство в течение одного дня в динамике показало, что выносит приговоры произвольно. При одних и тех же доказательствах, да и вообще, при отсутствии состава преступления как такового может быть и приговор с реальным сроком, и прекращение уголовного преследования. «Смотрите, мы можем делать с вами все: можем посадить не признавшего вину и, уж конечно,  посадим вину признавшего, а кого-то — отпустим. Почему? Не ваше дело, гадайте». И гадают.

Уголовное дело о массовых беспорядках не прекращено. Следственная группа не распущена. Работа по изучению колоссального объема информации с видеозаписей и фотографий продолжается.

Параллельно идет оперативная работа – внедрение, вербовка, получение сведений. Да много чего можно делать, когда у тебя безграничные возможности и кажущаяся нерушимой крыша.

СК прекратил уголовное преследование четверых фигурантов «московского дела», и это, конечно, минус для системы — выпущены из зубов несколько человек. В то же время это и плюс, ведь западные партнеры нужны, битва за европейский газовый рынок разгорается. Сирия результатов не дала, там завязли и очень всерьез. Поставки в обход Украины остаются в планах. Пришло время, когда надо общаться с соседями и как-то отбеливать хотя бы фасад. Где Толстой со товарищи, что негодовали о практике ЕСПЧ? Молчат. Переобуваются и на время прячут буденовку. Задолженность по членским взносам в Совет Европы гасится. Пропаганда на тему нашего особого правового пути переведена в режим «выкл».

Конечно, нужно что-то говорить о протестной повестке. И вот они, козыри: мы арестовали людей, но сажать будем не всех. Взял заложников, кого-то отпустил. Как выбирал – неважно, ведь вступил же в переговорный процесс.

Конечно, можно говорить, что это — правосудие, разобрались. Но только говорить. Мы видим очередные манипуляции с краплеными картами, не более того. Вопрос только в том, хватит ли этих козырей тасующему.

Как это выглядит изнутри правоохранительного конгломерата?

Упрощение. Именно так. Нет смысла мучить себя сложным, многосоставным и многоэпизодным делом по массовым беспорядкам, ведь его можно вести долго, в тишине, рожать эпизод за эпизодом, шить новые дела про «применение насилия в отношении представителя власти» или его оскорбление, а еще лучше – призывы к экстремизму. 

Кстати, не понимал и не понимаю, как можно было декриминализировать простой экстремизм, но оставить наказание за призывы к нему. Это как убрать из уголовного кодекса статью о побоях, но оставить призывы к ним. И расследовать такие дела стало просто: ни опыта, ни образования для этого не надо. Справится и стажер. Перепиши дословно, до запятой, показания полицейских или нацгвардейцев, предъяви обвинение человеку и откажи во всех ходатайствах защиты. И в суд. Там ждут. Ведь задача проста: некие люди должны сидеть. Мелкое уголовное дело эту задачу решает так же успешно, как крупное. Твит – 5 лет. Задача поставлена — задача выполнена.

Чтобы реально оценить, что вчера произошло, меняется ли система, задайте себе один вопрос. Если бы уголовные дела по всем фигурантам «московского дела», которых вчера освободили, были направлены в суд, какие были бы приговоры?

Алексей Федяров

Tagged , , .