Анна Каретникова: СИЗО-1

Не подумайте, что у меня раздвоение личности с прошлого воскресения случилось, когда всё было неважно. Вкусная еда из свежего картофеля. Подтверждаем с коллегой Михаилом Сенкевичем. Заключенные сидят за столом и едят с удовольствием. Кроме шуток. Суешь голову в кормовое окно — не приставай, видишь, мы тут едим, суперская картошечка, смотри, сколько нам мяса дали! Вообще куча. Ладно, приятного аппетита.

Сотрудники корректны, доброжелательны, нацелены на разрешение текущих проблем. То есть реально их разрешают на глазах, либо в перспективе планируют. Устраняются мелкие взаимонепонимания. Просто хочется сказать всем «спасибо».

В карантине появились чайники. Это суперкруто. Это очень важно для нас. Спасибо за чайники. Еще пусть там книжки и тапочки для всех появятся, вот здОрово будет!

Еще бы кисель с компотом не мерцал, и журналы бы наконец начали вести нормально… Вот на седьмом корпусе в больнице есть сотрудник, который умеет вести журнал. Еще он до сих пор думает, что я не знаю, как его фамилия, с тех пор как мы полгода назад с ним про эти журналы спорили и он отказался свою фамилию назвать. Нельзя ли, чтобы этот сотрудник провел инструктаж всем другим сотрудникам про то, как следует вести журналы? А также с присвоением почетного звания Героя России и солидной денежной премией. Вот прямо уже серьезно говорю.

Там вообще на первой странице в СИЗО-1 образец вклеен. Тоже неправильный, но ладно. Хотя бы ему следовать можно? Неа, давайте игнорировать жалкие журналишки, кому они нужны, будем тут писать всё от вольного, младший инспектор лучше законодателя знает, что бы ему тут такое неожиданное написать, чтоб общественный наблюдатель упал в обморок, ударился головой, долго лечился и больше никогда не приходил.

Ахахаха… Вот это круто. Скажите, вы регистрируете устные заявления (в журнале не отмечено ни одного). Да, конечно. Скажите, вы регистрируете устные заявления? Да, конечно. Угу… Скажите, пожалуйста, как вы регистрируете в журнале устные заявления? Как?… Да как, очень просто. ГОВОРЮ, ЧТОБ ОНИ СВОИ УСТНЫЕ ЗАЯВЛЕНИЯ ИЗЛОЖИЛИ В ПИСЬМЕННОЙ ФОРМЕ!

Коллега не может скрыть смех, сопровождающий сотрудник: я с тобой потом поговорю, я: пойдемте отсюда, пойдемте, у нас еще много дел, чтоб сойти с ума прямо на месте.

Хозотряд. Вообще беда с этой оплатой труда. Вообще беда с этим УДО. Перекидываемся там словами всякими… Прикольный пруд, там живут черепашки. Хорошие водные черепашки с красными ободками вокруг глаз. Делятся мечтой: а вот заведем крокодила… Хм. Говорим: идея хороша. Крокодила можно в том числе использовать для пыток и устрашения подозреваемых, обвиняемых и осужденных. Например, крокодила хорошо положить в карцер. Водворяют безобразника в карцер, а там — крокодил. А то мне любят сказать: вот, ты хочешь, чтоб в карцере читали, — а в чем наказание-то? Ну вот, а будет жить с крокодилом. Достигать конструктивного взаимопонимания. Стал себя хорошо вести — можно унести крокодила. А то уносят-то всё время телевизор… Принести-унести крокодила будет куда эффективней.

Может, лучше всё-таки кролика-зайчика, как в Бутырке?

Про хозотряды буду говорить отдельно.

Обошли несколько больших камер. Наблюдения интересные. Сейчас духота, сотрудники любезно открыли кормовые окна. Эй, вам тут ОНК нужна? Пойдите спросите. Возвращается. А, это вы, Анна Григорьевна? Неа, ОНК не нужна, нормально всё. Надо будет — позовут. Вот, смотрите, что у нас тут есть! (сует в окно). Вот оно, вот оно! Вам нравится?

Тьфу ты, уберите скорей. Классно, что оно у вас есть. Знаете, что я люблю. Кто меня знает — пытаются порадовать. (Это не ПВР СИЗО УИС).

Огромное спасибо коллеге, сотрудникам и руководству СИЗО за такое хорошее посещение. Единственная просьба ко всем сотрудникам всех СИЗО и УФСИН — не надо, пожалуйста, распространять слухи и сплетни. Вы — офицеры внутренней службы, а не болтливые девочки. Запустят какую-нибудь сплетню — и ну ее обсасывать. К десятому рассказу мне она такими головокружительными подробностями обрастает, что на мое скромное «Я там была. Всё было не совсем так.», — мне уже никто не верит. Да ты что? Да мы-то знаем… Нам же позвонили-рассказали…

И потом чудно посидели в кафе с коллегами, в том числе — Эрнестом Мезаком из ОНК, из Коми. Обменялись опытом. Очень важно. Народ, я рада тут сказать, что ОНК Москвы в каком-то смысле задает моду. И что нам дают возможность что-то вместе менять. Мы не плетемся в хвосте за екатеринбургскими и челябинскими коллегами (мой им респект, всегда восхищалась!), нам есть, что сказать. Вы знаете степень моей самоцензуры и самокритичности, но ОНК Москвы мне сейчас представляется одной из лучшей по России. Вот это мы вместе делаем. Давай делай шире круг.

Московский бит:http://ololo.fm/search/%D0%91%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BE/%D0%9C%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9+%D0%91%D0%B8%D1%82

Анна Каретникова