Bloomberg: Российский аналог Amazon для заключенных

Илья Хренников ФСИН вместе с компаниями работают над модернизацией способов оказания помощи заключенным для поддержания связи с семьей и организации покупок предметов каждодневного спроса

Несмотря на то, что российские тюрьмы проделали длинный путь с тех пор, когда Сталин использовал заключенных ГУЛага для рытья каналов и лесоповала, сегодня эти тюрьмы точно не выглядят современными. Для каждого из 644 000 заключенных в стране покупка предметов каждодневного спроса, как правило, осуществляется через родственников, ожидающих в течение многих часов в очереди в тюремном магазине советского типа, а отправка и получение писем может занимать несколько недель.

Для облегчения связи с внешним миром преемник ГУЛага, Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН), начала работать с компаниями, которые предлагают онлайн услуги заключенным. В то время как самим заключенным не разрешается пользоваться Интернетом даже под наблюдением, родственники или друзья могут отправлять электронные письма и заказывать товары от их имени. Охранники просматривают рукописные письма, написанные заключенными, и используют электронную почту для отправки ответов.

Российский интернет-первопроходец Константин Анциферов руководит сервисом FSIN-ZAKAZ, самым крупным из интернет-магазинов тюремной системы. По информации Анциферова с января по август число покупок у компании, существующей шесть лет, почти удвоилось по сравнению с тем же периодом прошлого года, составив 69 100. Его компания взыскивает плату в размере 285 рублей (4,42$) за каждый заказ. Самые популярные товары включают минеральную воду, Пепси, чай Lipton, батончики Mars и Twix и роликовые дезодоранты. Бестселлер на сайте — российский Уголовный кодекс, включающий текст федерального закона и наказания.

Анциферову также принадлежит FSIN-Pismo, дочерняя компания, которая делает распечатку электронных писем для заключенных и отправляет их отсканированные рукописные письма. Как и письма на бумажных носителях, электронные письма просматриваются на экране и цензурируются. По информации Анциферова FSIN-Pismo взимает с отправителей 55 рублей за электронные письма от заключенных и заключенным, в прошлом году через данный сервис было отправлено 320 000 сообщений. В 2014 г. в целях организации аналогичной системы в Нидерландах, Грузии и Литве он начал проект Prisonmail.eu, совместное предприятие с бывшим руководителем голландской тюремной службы Робом Холландером.

Стивен ван де Стин, ИТ специалист Международной ассоциации по исполнению наказаний и тюрем рассказывает, что некоторые европейские страны, включая Норвегию и Бельгию, уже предлагают ограниченные системы электронной почты для заключенных. США начали предлагать аналогичное обслуживание пару лет назад, и американские частные тюрьмы лидируют в организации электронной коммерции. Заключенные в некоторых американских местах заключения могут использовать Интернет под наблюдением, или сканировать бланки, или использовать машины типа банкоматов для заказа товаров у поставщиков тюрем.

“Прошлое десятилетие было почти революционным в отношении количества полученных разрешений и предоставления цифровых услуг заключенным”, – рассказал ван де Стин.

Анциферов занимается веб-хостингом в Санкт-Петербурге с конца 1990-ых годов, сотрудничая с клиентами, включая учреждения Министерства юстиции. С середины 2000-х он начал думать о работе с ФСИН, которая занимает третье место в мире по количеству заключенных, добровольно предлагая управлять бюджетом психиатрического отдела в городской тюрьме «Кресты».

“В стране на ее обширной территории приблизительно 1 000 тюрем, и у них у всех есть различные поставщики”, – рассказывает Анциферов.

В настоящее время его отделения работают приблизительно в 400 из них. (Они находятся вне Москвы, где тюрьмы используют конкурирующий веб-сайт Skladsizo.ru, который отказался от комментариев.) Он начал с проектов Zakaz и Pismo, в которых работают семь сотрудников, используя собственные денежные средства, но не сказал сколько.

Заключенные, получающие заказы через Zakaz, все еще в значительной степени обеспечиваются товарами из своего тюремного магазина. Покупка продуктов у внешних розничных продавцов на самом деле не вариант, потому что охранники, ищущие контрабанду, крошат все доставленное другой стороной. Екатерина Шутова, правозащитница, которая провела два года в тюрьме за растрату, рассказала, что сигареты, которые она получала от друзей, обычно представляли собой груду сухого табака, а корзины с фруктами превращались во фруктовое месиво. Она использует Zakaz для покупки товаров для друзей, находящихся в тюрьме.

Анциферов говорит, что система ФСИН России не дает ему практически никаких возможностей для повышения цен, потому что наценка в тюремных магазинах составляет не менее 20 процентов по сравнению с обычным городским супермаркетом.

“Цены намного выше, чем в обычных продовольственных магазинах,” — говорит Шутова. Однако она сказала, что есть явное преимущество: “Вы можете сделать заказ из дома, вместо того, чтобы ждать в этих сумасшедших очередях”.

Источник: Bloomberg

Перевод Ларисы Иссаенковой

Tagged , , , .