Член ОНК Москвы Анна Каретникова о конфликте с раздеваниями в СИЗО-4

Член ОНК Москвы Анна Каретникова:
 
Была в четвертом изоляторе, видела узников 6-го мая Косенко, Савелова и Ковязина. Все относительно здоровы и передают всем привет. Но на самом деле в изолятор нас привела жалоба заключенных на применение к ним насилия за отказ раздеваться, а конкретней — снимать штаны при обыске. За это, как утверждают заключенные, которые теперь содержатся в карцере, с них насильно сорвали и изорвали одежду, а кому-то досталось и посерьезней. По словам пострадавших, раньше их брюки снимать при обысках при доставлении из суда не заставляли. Десять человек, отказавшихся раздеваться, провели ночь в камерах на сборке, а затем их обещанием отвести к начальнику для разруливания ситуации выманили из камеры, отвели в другой блок с заклеенной камерой видеонаблюдения, и затем кого-то насильно раздели, а кого-то — избили. Налетели толпой в 12 человек. Там еще несколько мальчиков-мусульман отказались раздеваться, мол, им вера не позволяет. А цель была — унизить человеческое достоинство. Да, мы нарушили, но не настолько, чтоб бить и рвать одежду. Могли бы сразу в карцер посадить. Главное, чтоб такое впредь не повторялось с другими заключенными…Сотрудники с этой версией категорически несогласны. Всегда их, заключенных, раздевали и раздевают, и те прекрасно это знают. Вы же знаете, чего они туда себе могут напихать, что мы оттуда достаем. Мобильные, симки, наркотики в фольгу они заворачивают. Но вот когда толпа их набирается, они там лидерством своим занимаются. Два таких человека на сто наберутся — и начинается. В отказ идут, сговариваются. Кто бы стал камеру заклеивать? — это даже смешно. Ну да, взяли их и раздели. А как быть, если они на людей бросаются? Должны выполнить закон — и всё. Один три года спокойно раздевался, из штанов выпрыгивал. А тут попал под влияния… мальчика. Негодяй он, а не мальчик. Сел с ним — и начал… Их уговаривают просто, упрашивают раздеться. А они — послушали бы, какие слова про нас говорят. Как такое терпеть?Есть проблема. Унизительная процедура обыска действительно унижает человеческое достоинство. А как этот обыск иначе проводить? В камерах СИЗО люди продолжают гибнуть от наркотиков. Возможно ли проводить полный обыск иначе? С другой стороны, сдается мне, что дело не в последнюю очередь в личном факторе. Один сиделец карцера обронил: сказали раздеться… да вот не так сказали. Можно было и иначе сказать.