Daily Storm: Из Бутырки с любовью: куда идут работать бывшие надзиратели

Детские учреждения стали популярным местом работы для бывших надзирателей тюрем

Несколько наших собеседников рассказали об интересном явлении. В последние пару лет бывшие сотрудники тюрем и СИЗО, которые были уволены или сами захотели сменить род деятельности, активно идут работать в детские учреждения, в том числе – в детские дома и интернаты для детей-сирот. Причем актуально это явление не только для регионов, но и для Москвы.

«Я знаю о том, что недавно были увольнения в СИЗО-2 «Бутырка». И знаю это не из-за того, что близок к тюремной системе, а потому, что экс-сотрудники «Бутырки» стали всплывать в детских домах. По моим данным, в последнее время было немало случаев, когда в детские дома пришли работать люди, указавшие прежним местом работы СИЗО-2 Москвы», — рассказал «Шторму» собеседник, член совета Минобрнауки по вопросам защиты прав и законных интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

По его словам, с собой эти люди приносят опыт и методики общения, которые наработали на прежнем месте. В итоге оттачиваются эти методики уже на сиротах.

«Как правило, это психически неустойчивые люди, предпочитающие формат приказа, требования, дрессировки общепринятым преподавательским методам. Эти люди имеют педагогическое образование, как и другие учителя, но их прошлый опыт и бесправность ребенка-сироты в учреждении могут создавать почву для жестокости», — резюмировал собеседник.

Горевать от новой работы экс-надзиратели не будут, по крайней мере, в Москве. Зарплата педагога в столичном детдоме составляет 70-80 тысяч рублей.

Председатель Общественной наблюдательной комиссии по Нижегородской области Александр Листков рассказал «Шторму» о своих наблюдениях за судьбами бывших надзирателей.

«Насчет общеобразовательных учреждений и детских домов не могу сказать ничего конкретного. Но я знаю много случаев, когда вышедшие в отставку или уволенные в запас надзиратели находили работу в социальной сфере при детских колониях. Там есть школы, профессиональные технические училища. Человек с педагогическим образованием вполне может претендовать как на эту работу, так и на работу в детских социальных учреждениях вне системы», — поделился Листков.

То, что люди, проработавшие в тюрьме, потом применяют свой опыт на детях, рассказала нам выпускница одного из учебных заведений Великого Новгорода. Ей довелось пожить в общежитии, комендантом которого была бывшая тюремная надзирательница.

«Первым делом она уволила всех бабушек-сторожей и взяла на работу брутальных охранников. Выстроила систему – на каждом этаже у нее завелся стукач. Стукач сливал всю информацию и получал поблажки: прийти можно позже, провести кого-то, — поделилась она. – Были наказания. Она могла запретить пользоваться телефоном и даже душем. О том, что происходит в комнатах, она знала больше, чем мы сами».

При этом, по словам собеседницы, вынесла комендант из своей прежней работы и хорошие особенности.

«Можно было ей что-нибудь полезное занести, и она позволяла принимать гостей в ночи. Особо эффектны были ее расследования. В общаге периодически происходили кражи. Она говорила: полицию вызывать не надо, я сама. Начинались в прямом смысле допросы подозреваемых. И что самое интересное — за полдня она определяла вора», — рассказала собеседница.

Связаться с начальником Бутырского изолятора Сергеем Телятниковым оперативно не удалось.

Заместитель начальника исправительной колонии строгого режима №5 города Санкт-Петербурга Дмитрий Дробышев подтвердил «Шторму», что бывшие работники тюрем нередко находят себе работу в детских учреждениях.

«Да, действительно, есть такое явление. В основном это женщины. По выходу на пенсию они часто продолжают свою трудовую деятельность, работая в детских социальных учреждениях. У них есть опыт, подходящее образование. Человек отслужил 20 лет, вышел на пенсию в 40 лет — это трудоспособный возраст. Получают они 15 тысяч — на жизнь зачастую не хватает. И люди ищут приработок. А в соответствующих отделах социальных служб нужны сотрудники для работы с проблемными подростками, многодетными семьями. И многие идут работать туда», — рассказал Дробышев.

По сути, режим в детских домах схож с тем, что в тюрьме. Режим потребления пищи, сна, прогулок – и бесправный контингент, сироты и заключенные, которые этот режим соблюдают. Более того, если вам однажды доведется посетить интернат, вы заметите, что, как правило, поведение подростков схоже с поведением заключенных, и вы резко начнете думать: как бы поскорее удалиться, чтобы несчастные сироты вас вдруг дружно не отпинали.

Источник: Daily Storm

Share on VKTweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+Share on LinkedIn
Tagged , , .