Газета.ру: Экстремизм до степени смешения

В России за последние пять лет в три раза выросло число осужденных по антиэкстремистской статье УК 282, говорится в докладе Центра экономических и политических реформ (ЦЭПР), подготовленном специально для «Газеты.Ru». В резком росте количества антиэкстремистских дел виноваты палочная система и политическая конъюнктура, отмечают эксперты

Количество осужденных по антиэкстремистской 282-й статье Уголовного кодекса («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства») в 2015 году в России составило 414 человек, что в три раза превысило показатель 2011 года (137 человек), указано в докладе Центра экономических и политических реформ (ЦЭПР).

Эксперты ЦЭПР подсчитали, что в первую очередь выросло количество осужденных по части 1 статьи 282, в которой упоминается использование для экстремистских целей интернета.

Еще более серьезно выросло число осужденных по статьям 280 и 280-1 УК (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности и сепаратизму) — с 12 до 69 человек.

В 2015 году также увеличилось количество тех, кого осудили по ч. 2 ст. 280 УК (те же действия с использованием СМИ и интернета). В 2014 году подобных дел было всего четыре, а в 2015-м — уже 19. Также в прошлом году впервые были вынесены приговоры по недавно введенной на фоне присоединения Крыма ст. 280.1 УК (призывы к сепаратизму).

Среди наиболее резонансных случаев применения ст. 282 эксперты вспоминают дела националистов Александра Белова-Поткина, Дмитрия Демушкина, Константина Крылова, Максима «Тесака» Марцинкевича, музыканта Сергея «Паука» Троицкого из «Коррозии металла». Впрочем, по этой статье, которую в свое время лоббировали в том числе либеральные правозащитники в борьбе с ультраправыми, осуждают не только националистов. По ней проходили директор библиотеки украинской литературы Наталья Шарина, оппозиционер Павел Шехтман, радикальный публицист Борис Стомахин.

От националистов и активистов до атеистов

В докладе представлены социальные портреты осужденных по антиэкстремистским статьям 275–284.1 главы 29 УК РФ (преступления против основ конституционного строя и безопасности государства). Данные также собраны на основе статистики судебного департамента при Верховном суде.

За 2015 год было осуждено 525 человек. 4,6% из них — женщины. Более половины осужденных — молодежь до 25 лет, большая часть оставшихся — 25–50 лет.

Около 55% преступлений совершены в региональных центрах. Неснятые и непогашенные судимости на момент судебного рассмотрения имели 13% осужденных. Доля преступлений в составе группы или состоянии опьянения невелика — в пределах 3%.

Эксперты вычленяют несколько основных групп осужденных по антиэкстремистским статьям.

В первую очередь это националисты — ветераны ультраправых движений. Другая группа — стихийные/случайные националисты. Это люди, осужденные за возбуждение расовой и национальной ненависти, не состоящие в националистических группах, но осужденные за экстремистские лозунги.

Третья обширная группа осужденных — религиозные экстремисты, в основном исламисты. Почти все из них входят в запрещенную в России «Хизбут-Тахрир аль-Ислами». Под религиозный экстремизм также подпадают «Свидетели Иеговы», разные нетрадиционные христианские ответвления и даже атеисты: в 2015 году омский студент проходил по ст. 282 за критический пост о «православных активистах», отменивших концерт Мэрилина Мэнсона. И наоборот, в апреле этого года житель Кубани был оштрафован за распространение литературы, пропагандирующей «неполноценность атеистов».

Четвертую группу — проукраинских активистов — с 2014 года сажают за резкие высказывания в поддержку Украины, осуждение действий российских властей в Крыму и Донбассе.

Пропаганда нацизма в антифашизме

В последние годы силовики все тщательнее следят за репостами в соцсетях. Административная часть антиэкстремистского законодательства теперь регулярно применяется против публикаций и перепостов в соцсетях (преимущественно во «ВКонтакте»). Силовики находят на страницах в соцсетях тексты, видео и аудиозаписи, соответствующие ст. 20.29 КоАП (производство и распространение экстремистских материалов). Опираются они на федеральный список экстремистских материалов.

В случае со статьей 20.3 КоАП экстремистским материалом считается все, что подходит под определение «нацистской символики» или сходно с ней до «степени смешения». Что понимать под степенью смешения, выясняет суд. На практике за нацистскую символику принимают, например, кельтские кресты.

Обычно приговор по этим статьям — штраф в 1–2 тыс. руб. или несколько суток административного ареста. Однако намного сильнее может ударить блокирование счетов Росфинмониторингом, который отслеживает списки граждан, которые проходят по экстремистским счетам.

При этом часто подобные дела выглядят нелепо, а экстремизмом называют, например, пропаганду антифашизма.

Погоня за «палками»

Эксперты ЦЭПР видят в раскручивающейся спирали антиэкстремистских дел дань палочной отчетности силовых органов и борьбу, основанную не на «здравом смысле», а на буквально-бюрократическом толковании законов. Абсурдное применение законов мешает научным, политическим и этическим дискуссиям о фашизме и экстремизме.

Под понятие экстремизма из-за расплывчатых формулировок законов не так сложно подвести в том числе деятельность политической оппозиции всех возможных идеологических ориентаций.

Ведь осужденные по «экстремистским» статьям не могут участвовать в выборах, ограничены в организации митингов.

Не всегда очевидны и критерии выбора конкретной антиэкстремистской статьи, и главное — как их трактовать: по КоАП или УК.

«Гитлер и либеральный подход»

Директор информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский объясняет рост количества осужденных по антиэкстремистским статьям за 2015 год приговорами по старым делам еще от 2014 года.

Причем доля приговоров по антиэкстремистскому законодательству на основе интернет-свидетельств в последнее время выросла до 90%, а где-то половина из них — это дела на основе «ВКонтакте».

Эксперт согласен: причина подобных дел может быть связана с палочной системой отчетности. Но если раньше ее делали за счет уличной насильственной преступности, то теперь «наловчились лепить на основе интернета и за высказывания — выяснилось, что это легче».

Борьба с экстремистами в интернете оправданна, не согласен глава Национального антикоррупционного комитета, бывший офицер ФСБ Кирилл Кабанов. По его словам, террористы вербуют своих сторонников под прикрытием гласности, и теракты в Европе показывают, что за этой сферой необходимо пристальное внимание.

По мнению бывшего силовика, противники подобных мер всегда будут говорить, что правоприменительная практика направлена против оппозиции: «Это было всегда. Гитлер тоже был изначально оппозицией и пришел к власти именно за счет либерального подхода». Кабанов выступает как противник «сценария украинского переворота в России»: «Репост — это тоже призыв. Он же направлен на то, чтобы большое количество людей увидело эту запись. Ты показываешь, что поддерживаешь эти лозунги, и призываешь других поддерживать. Репост фашистских песен — это что? Воздействие на молодое сознание».

Преследование левых он объясняет тем, что те выступают за «пожар всемирной революции, а это тоже является призывом к силовому свержению власти». Что касается перегибов в работе, то собеседник «Газеты.Ru» уверяет: этим грешат любые спецслужбы, особенно в направлении «на грани с политической деятельностью».

Текст: Владимир Дергачев, Андрей Винокуров
Источник: Газета.ру

Tagged .