О Школе общественного защитника и о том, почему она вам нужна

Систематические задержания людей, выходящих на одиночные пикеты, по всей стране.

Массовые аресты 26 марта на митинге против коррупции — задержано более тысячи человек; суды над ними проходят каждый день уже больше двух месяцев — не вынесено ни одного оправдательного постановления; минимум в отношении пяти человек заведены уголовные дела по ч. 1 или ч. 2 ст. 318 УК (применение насилия в отношении представителя власти) — из них два человека уже осуждены и отправлены в колонию — на восемь месяцев и полтора года.

21 мая в Химках сотрудники полиции окружили стоянку дальнобойщиков — всех задержали, обвинили в нарушении порядка проведения массового мероприятия (ст. 20.2 УПК).

24 мая полицейские окружили стоянку дальнобойщиков уже на 51 км МКАД. Снова задержали всех. Сотрудники правоохранительных органов перечислили признаки несанкционированного митинга: на стеклах двух машин были надписи, выражающие протест против «Платона»; при досмотре одной из машин были найдены два свернутых баннера «Нет «Платону»»; на шести машинах (из семнадцати) были наклейки ОПР, почти на всех водителях-дальнобойщиках была одежда с той же аббревиатурой. ОПР — Объединение перевозчиков России, довольно известная общественная официальная организация. Дальнобойщиков обвинили в нарушении порядка проведения массового мероприятия (ст. 20.2 КоАП) и неповиновении законному распоряжению сотрудника полиции (ст. 19.3 КоАП).

23 мая пришли с обыском к художественного руководителя «Гоголь-центра», режиссера Кирилла Серебренникова. В самом «Гоголь-центре» также в тот день проходили обыски.
Уголовное дело о растрате средств в московском театре «Гоголь-центр» было заведено два года назад, 19 мая 2015 года по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере). Дело ведет ГСУ СК по г. Москве — проще говоря, следственный отдел второго управления по расследованию особо важных дел (преступления против государственной власти и в сфере экономики).

Как вести себя, если вас задержали на митинге, если вашего близкого задержали на митинге, если позвонили в дверь и сказали: «Откройте. Полиция», если вам звонит человек из правоохранительных органов и приглашает «просто поговорить»? Сегодня — вышедшие на митинг, дальнобойщики, сотрудники «Гоголь-центра», завтра – мы, послезавтра – вы.

Школа общественного защитника (ШОЗ) — совместный проект «Руси Сидящей» и Сахаровского центра. Это проект для тех, кто хочет знать о своих правах и учиться защищать себя и своих близких в судах по уголовным и административным делам, а также в ОВД от незаконных действий сотрудников правоохранительных органов. Это проект для тех, кому не все равно.

ШОЗ — абсолютно бесплатна и абсолютно полезна. Ближайший курс занятий будет проходить 5-9 июня в Сахаровском центре (ул.Земляной вал, д.57, стр.6 ). Участие в Школе смогут принять не только жители Москвы — практически на каждом курсе Школы мы видели людей, которые приезжали на занятия из других городов, и в этот раз у нас есть возможность таким участникам помочь. Это первая межрегиональная Школа — мы сами оплачиваем проживание и дорогу в Москву и обратно 8-ми участникам из регионов, выбранным с помощью кастинга, который проводился на основе поданных заявок.
В этот раз нам снова пришлось ограничить количество участников — не более 30-ти человек – каждый из них получил приглашение. Если людей будет больше, мы не сможем уделить внимание каждому.

Зачем нужна ШОЗ?

Мы видим в работе Школы две основных цели. Первая — подготовить защитников. То есть подготовить людей, которые, обладая необходимыми знаниями, как минимум смогут отстаивать свои права и права своих близких, и как максимум будут помощниками адвокату или полноценными представителями задержанных и обвиняемых в ОВД и суде. Опыт показывает, что участие общественных защитников даже в уголовных процессах часто бывает действительно важно. Защитник, как правило, не юрист. Зато защитник почти наверняка почетный обладатель какой-либо другой профессии, а это значит, что в определенных областях он гораздо компетентнее, чем юрист. Например, если речь идет о ст. 159 УК (мошенничество), а у защитника экономическое образование, его профессиональная компетентность в купе с более менее устойчивой юридической базой — один из основополагающих факторов, на котором впоследствии будет строиться защита. Кроме того, считают, организаторы школы, наличие хороших защитников мобилизует адвоката — он не может халтурить, когда рядом работает защитник. А когда адвокат по назначению или просто слабый, а у человек просто нет денег на дорого адвоката, то защитник может взять на себя большую часть работы.

Защитник – основное действующее лицо в большинстве административных дел. Чаще всего именно он выезжает в ОВД к задержанным на митингах, пикетах, шествиях и т.д. – нанимать адвоката часто слишком дорого для вынесенных в итоге постановления об административном нарушении и решении о штрафе в 1000 рублей (при том, что адвокату надо платить 5000 р.).
Мы видим острую необходимость в обучении людей защищать себя и других по административным делам: административных дел по массовым мероприятиям становится действительно много – во-первых, сотрудники полиции задерживают даже тех, кто выходит на одиночные пикеты (разрешенные 31 статьей Конституции РФ), во-вторых, в практику входят массовые задержания — митинг 26 марта – яркий тому пример: у «Руси Сидящей» и ОВД-Инфо всего было 27 адвокатов и защитников, в то время как задержанных развезли по 53-м разным ОВД. Таким образом, далеко не все смогли получить юридическую помощь и консультации.

Вторая цель Школы – показать людям, стремящимся быть общественными защитниками, что это значит – быть защитником.

— Многие люди, приходящие в школу, абсолютно не представляют себе, сколько сил и энергии надо тратить – не для себя, а для совершенно постороннего человека, которого ты больше, может быть, и не увидишь. Позанимавшись, некоторые понимают, что они не могут: не их это дело, — объясняет Сергей Шаров-Делоне. — И это нормальное явление. Эта в какой-то степени говорит об ответственности людей, которые не лезут в дело, не мешают, если не могут или не в силах помочь.

КПД выпуска Школы – 5-7%. Можно говорить, что это мало, что это КПД, как у паровоза, что при таком невесомом результате никакие занятия не имеют смысла. Но в этих числах нет ничего страшного, а результат не так невесом, как кажется. Часто люди начинают проявлять интерес к юриспруденции и подобного рода занятиям, когда сами нос к носу сталкиваются с ошибками или «ошибками» правоохранительных органов и судов. То есть практически каждый человек, приходящий на занятия ШОЗ, думает о своем деле, задавая вопрос, имеет в виду, свою проблему – он не планирует быть защитником позднее, для каких-то чужих людей, но хочет помочь своему близкому, или хотя бы облегчить его жизнь, или предостеречь от чего-либо, что-то предотвратить. Процент людей, которые становятся общественными защитниками, пока мал, но и миссия Школы изначально – научить защищаться и защищать, дать некий минимум знаний, который не позволит совершить много ошибок, мешающих впоследствии адвокату защищать. В конце концов, любой человек может столкнуться с «ошибкой», «недосмотром» со стороны правоохранительных органов, а на самом деле — он не виноват, он не совершал, он просто стоял с плакатом/Конституцией/Гамлетом/флагом России, он просто сделал пост, в котором неподобающе отозвался о деятельности какой-нибудь структуры из трех букв. Задача Школы – подготовить человека к ситуации, когда защитник или адвокат не успевают на помощь, и он остается один на один с сотрудниками правоохранительных органов, которые могут нарушить его права. Или нет. Но понять это можно, только имея представление об этих правах.

Хочу попасть на занятия ШОЗ, но не успел записаться

Занятия Школы общественного защитника проводятся, как правило, каждый месяц. Записываться на занятия можно здесь. Следить за объявлениями о новых занятиях можно в группе в Фейсбуке.

В конце июня мы планируем провести в Москве большой семинар о том, как вести себя при задержании на митинге — что делать, когда вас задерживают, как вести себя в ОВД, что подписывать, что не подписывать, куда звонить, а куда не звонить. Лекторы расскажут о наиболее распространенных ошибках.

В начале августа запланированы выездные Школы – в Новосибирске и Барнауле, осенью — в Екатеринбурге.

В конце сентября–начале августа в Москве будет проведена еще одна межрегиональная Школа.

С середины сентября и до конца года занятия Школы будут проходить в обычном режиме – каждый месяц — с 12:00 до 19:00 (дневная) или с 19:00 до 23:00 (вечерняя).