Защита персональных данных

Общие принципы
Простое хранение информации о частной жизни лица является вмешательством с точки зрения статьи 8 (право на уважении частной жизни).

“Сохранение органом публичной власти информации о частной жизни лиц является вмешательством с точки зрения статьи 8. Последующее использование сохранённой информации не меняет этого вывода” (Leander против Швеции, 26.03.1987, Kopp против Швейцарии, 25.03.1998, Amann против Швейцарии, 16.02.2000).

Amann против Швейцарии: заявителю, занимавшемуся продажей приборов для эпиляции, поступил телефонный звонок из бывшего советского посольства с заказом на прибор. Прокуратура перехватила звонок и попросила службу разведки собрать информацию о заявителе. Нарушение статьи 8 ввиду записи телефонного разговора, а также ввиду того, что сбор и хранение информации не были “предусмотрены законом”, поскольку швейцарское право не определяло ясно полномочия властей в этой сфере.

Суд также принимает во внимание условия, в которых была получена и хранится информация, характер информации и то, каким образом она используется.

См., например, Peck против Соединённого Королевства, 28.01.2003: нарушение статьи 8 ввиду попадания в СМИ записи с установленной мэрией уличной камеры, на которой заявитель был запечатлён перерезающим себе вены.

Борьба с терроризмом

“Демократическим обществам в настоящее время угрожают весьма изощрённые формы шпионажа и терроризма. Поэтому государство должно иметь возможность, в целях эффективного противодействия таким угрозам, вести скрытое наблюдение за лицами, осуществляющими подрывную деятельность на его территории” Klass и другие против Германии, 06.09.1978, § 42.

При этом Суд, осознавая создаваемую применением мер тайного наблюдения опасность «подрыва или даже разрушения демократии под предлогом её защиты, утверждает, что Договаривающиеся государства не могут во имя борьбы со шпионажем и терроризмом принимать любые меры, которые они сочтут необходимыми». Klass и другие против Германии, § 49.

В этом деле Суд не нашёл нарушения статьи 8: оспариваемый заявителями закон (о введении ограничений на тайну переписки, почты и телекоммуникаций), был признан Судом необходимым в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и для предотвращения беспорядков или преступлений (статья 8 § 2).

Современные технологии

“Гарантиям статьи 8 Конвенции будет нанесён непоправимый ущерб, если использование современных научных методов в системе уголовного правосудия будет разрешено без ограничений и без тщательного соблюдения баланса между потенциальной пользой от широкого применения таких методов и интересами, связанными с защитой частной жизни”.
S. и Marper против Соединённого Королевства, 04.12.2008.

Лица, лишённые свободы

Суд неоднократно принимал решения по делам, связанным с вмешательством в корреспонденцию лиц, находящихся в заключении.

  • В ряде польских дел (например, Pisk-Piskowski против Польши, Matwiejczuk против Польши, Przyjemski против Польши), Суд решил, что пока местные власти продолжают практику проставления штампа “ocenzurowano” (“проверено цензурой”) на письма заключённых, у Суда нет другого выбора, как презюмировать, что эти письма вскрывались и были прочитаны в нарушение статьи 8. В постановлении по делу Biśta против Польши (12.01.2010) Суд, изучив соответствующие изменения во внутренней практике, установил, что в настоящее время в Польше существует эффективное средство защиты, позволяющее заключённым оспорить проверку цензурой их переписки с Судом (см. последующее решение о неприемлемости по делу Mocny против Польши, принятое в ноябре 2010 года).
  • Препятствование переписке. Например: Golder против Соединённого Королевства, 21.02.1975. Нарушение статьи 8: Суд не смог понять, почему для предотвращения беспорядков нужно было запрещать заявителю, желавшему представить возражения на предмет выдвинутого против него обвинения, вести переписку со своим адвокатом.
  • Перехват корреспонденции. Например: Silver и другие против Соединённого Королевства, 25.03.1983. Нарушение статьи 8 в связи с перехватом писем, содержавших оскорбительные выражения. Нарушения статьи 8 не было найдено в отношении перехвата писем, содержавших явные угрозы.
  • Ограничения на переписку с судом. Например: Campbell против Соединённого Королевства, 25.03.1992: нарушение статьи 8 ввиду вскрытия переписки заявителя со своим адвокатом и с Комиссией. Cotlet против Румынии, 03.06.2003: препятствование переписке с Судом: нарушение статьи 8 ввиду задержек в пересылке писем заявителя, вскрытия его писем и отказа тюремной администрации предоставить заявителю письменные принадлежности и необходимые материалы для переписки с Судом.

Wisse против Франции, 20.12.2005: дело о записывающих устройствах в комнатах для свиданий следственных изоляторов Плоамёра и Ренна.

Нарушение статьи 8: в отношении записи разговоров в комнатах для свиданий. Французское право не указывало с достаточной ясностью, каким образом и в каком объёме власти имели право вмешиваться в частную жизнь заключённых, а также каким образом реализовывалась свобода усмотрения властей в этом вопросе.

Контроль коммуникаций

Прослушивание телефонов

Полицией

Malone против Соединённого Королевства, 02.08.1984: нарушение статьи 8 на основании того, что прослушивание телефонных разговоров заявителя (в рамках его уголовного преследования за хранение и сбыт краденого) и регистрация истории звонков (сохранение номеров, набранных с определённого телефона) не были предусмотрены законом.

По той же причине Суд нашёл нарушение статьи 8 в деле Khan против Соединённого Королевства, 12.05.2000 (слежение за заявителем при помощи подслушивающего устройства в рамках уголовного преследования по делу о торговле наркотиками).

A. против Франции, 23.11.1993: запись телефонного разговора заявительницы с частным лицом, утверждавшим, что та наняла его для совершения заказного убийства. Запись была сделана указанным лицом при содействии полиции в ходе предварительного расследования.

Нарушение статьи 8 на основании того, что запись проводилась вне рамок судебного разбирательства и не была санкционирована следственным судьёй.

P.G. и J.H. против Соединённого Королевства, 25.09.2001: дело о записи образцов голоса заявителей в полицейском участке, куда их доставили после задержания по подозрению в подготовке кражи.

Нарушение статьи 8: на момент событий отсутствовали нормы, которые бы регулировали использование властями скрытых подслушивающих устройств в полицейских участках.

Van Vondel против Нидерландов, 25.10.2007: заявитель являлся сотрудником службы уголовных расследований. Его телефонные разговоры с одним из его информаторов были записаны с помощью устройства, предоставленного Департаментом национальной полиции по внутренним расследованиям. Запись осуществлялась в контексте парламентского расследования методов уголовного следствия в Нидерландах, вызванного спором по поводу деятельности Межрегиональной уголовной следственной группы «Северная Голландия/Утрехт».

Нарушение статьи 8: заявитель был лишён минимальной защиты, на которую он имел право в соответствии с принципом верховенства права в демократическом обществе (Суд признал неприемлемым то, что власти оказывали техническую помощь, которая не регулировалась правилами, предоставляющими гарантии от актов произвола).

Неоконченное дело Kruitbosch против Румынии: аудио- и видеозапись, сделанная полицейскими.

Судебным органом

Kruslin против Франции, 24.04.1990: запись телефонных разговоров с санкции следственного судьи в рамках уголовного дела об убийстве.

Нарушение статьи 8 на основании того, что французское право не определяло с достаточной ясностью объём и характер полномочий властных органов в этой сфере.

См. также Wisse против Франции (выше), Halford против Соединённого Королевства, 25.06.1997 (ниже) и Klass и другие против Германии, 06.09.1978 (выше).

Установка жучков в жилых помещениях

Vetter против Франции, 31.05.2005: после обнаружения тела с огнестрельным ранением, полиция, подозревая заявителя в совершении убийства, установила подслушивающие устройства в квартире, которую он регулярно посещал.

Нарушение статьи 8: на основании того, что французское право не определяло с достаточной ясностью объём и характер полномочий властных органов в сфере использования подслушивающих устройств.

В деле P.G. и J.H. против Соединённого Королевства, 25.09.2001, Суд также нашёл нарушение статьи 8 на основании того, полиция установила оборудование для секретного прослушивания в квартире одного из заявителей, что не было предусмотрено законом.

Устройства для передачи сообщений

Taylor-Sabori против Соединённого Королевства, 22.10.2002: использование полицией пейджерных сообщений. Перехват полицией сообщений, поступавших на пейджер заявителя (обвинявшегося в оказании содействия торговцам наркотиками), при помощи пейджера-клона. Нарушение статьи 8: отсутствовало законодательное регулирования вопроса о перехвате сообщений, передаваемых на пейджер через частные системы связи.

По поводу электронной почты см. Copland против Соединённого Королевства (ниже).

База данных по секретным наблюдениям

Shimovolos против России, 21.06.2011 дело о внесении правозащитника в базу данных, отслеживании его перемещений и задержании. Нарушения статьи 5 § 1 и статьи 8: база данных, в которую было внесено имя заявителя, была создана на основании министерского приказа, который не был опубликован. Люди не могли узнать, почему их имена заносятся в эту базу, какая именно информация в неё заносится и на какой срок, как хранится и используется информация, кто управляет базой.

Базы данных и доступ к информации

“Публичная информация может иметь отношение к сфере частной жизни, если она регулярно собирается и хранится в специальных досье органами власти, особенно когда такая информация связана с далёким прошлым человека.” Rotaru против Румынии, § 43.

Доступ к информации (социальные службы, национальная безопасность)

Gaskin против Соединённого Королевства, 07.07.1989: по достижении совершеннолетия заявитель, изъятый в детстве из семьи органом по социальной защите детей, захотел узнать о своём прошлом, что было ему необходимо для решения личных проблем. Ему было отказано в доступе к своему досье на основании того, что оно содержало конфиденциальную информацию.

Нарушение статьи 8, но не в связи с системой хранения конфиденциальной информации, а в связи с тем, что окончательное решение по делу об отказе заявителю в доступе к информации принимал орган, который не был независимым.

Segerstedt-Wiberg и другие против Швеции, 06.06.2006: заявители жаловались на хранение определённой информации о них в базе данных шведской службы безопасности и на отказ предоставить им сведения об объёме хранящихся сведений.

Нарушение статьи 8 ввиду хранения информации, за исключением первой заявительницы: хранение информации о том, что в 1990 году её угрожали взорвать, было признано оправданным.

Не было нарушения статьи 8: интересы национальной безопасности и борьбы с терроризмом преобладали над интересами заявителей, связанными с доступом к информации о них в базе данных службы безопасности.

Нарушение статьи 13: отсутствие средств правовой защиты, которые позволили бы добиться уничтожения досье либо удаления или исправления содержащейся в нем информации.

Доступ к данным, находящимся в распоряжении спецслужб 

Rotaru против Румынии, 04.05.2000: заявитель жаловался на невозможность опровергнуть недостоверную, по его мнению, информацию о нём, содержавшуюся в архивах Разведывательной службы Румынии. В 1948 году он был приговорен к одному году лишения свободы за критику коммунистического режима.

Нарушение статьи 8: хранение и использование информации о частной жизни заявителя “не было предусмотрено законом”.

Нарушение статьи 13, поскольку у заявителя отсутствовала возможность обжаловать хранение информации о нём или опровергнуть её достоверность.

Haralambie против Румынии, 27.10.2009: нарушение статьи 8, в связи с тем, что заявитель не мог ознакомиться с досье, заведённым на него секретными службами при коммунистическом режиме.

Нарушение статьи 8. Суд решил, что ни объём материалов, ни недостатки функционирования архивной системы не оправдывают шестилетней задержки в удовлетворении ходатайства заявителя.

См. также неоконченное дело Ioan Jarnea против Румынии.

Turek против Словакии 14.02.2006: дело о досье службы безопасности бывшей Чехословакии, в котором заявитель числился агентом этой службы. Заявитель не получил справки о благонадёжности, которая была ему нужна для поступления на государственную службу.

Нарушение статьи 8 на основании того, что отсутствовал механизм, при помощи которого заявитель мог бы защитить своё право на уважение частной жизни. Суд решил, что возложение на заявителя обязанности по доказыванию, в то время как применимые нормы носили секретный характер на момент их существования, стало для него непреодолимым и излишним бременем.

Материалы, находящиеся в распоряжении судебных органов

B.B. против Франции, Gardel против Франции и M.B. против Франции, 17.12.2009: подтверждая фундаментальную роль защиты персональных данных, подвергающихся автоматизированной обработке, особенно когда такие данные используются для полицейских целей, Суд пришел к выводу, что внесение заявителей в национальную базу данных сексуальных преступников не нарушило статью 8.

Dimitrov-Kazakov против Болгарии, 10.02.2011: заявитель никогда не обвинялся в изнасиловании, один раз он был допрошен о случившемся изнасиловании, после этого его имя было занесено в полицейскую базу по изнасилованиям с пометкой “преступник”. Позже он неоднократно подвергался проверкам со стороны полиции в связи с жалобами на изнасилования и исчезновениями молодых девушек.

Нарушение статьи 8 (внесение заявителя в полицейские досье не было предусмотрено законом).

Нарушение статьи 13 в совокупности со статьёй 8 Khelili против Швейцарии, 18.10.2011: дело о внесении француженки в электронную базу данных женевской полиции на пять лет с пометкой “проститутка”. Нарушение статьи 8 По поводу биологических данных, см. S. и Marper против Соединённого Королевства, 04.12.2008.

Медицинские данные

Chave против Франции, 09.07.1991: досье, содержавшее информацию о принудительном помещении заявителя в психиатрическую больницу, которое было признано незаконным.

Жалоба неприемлема (явная необоснованность): личные досье, ведение которых было направлено на охрану здоровья и защиту прав и свобод третьих лиц, были защищены надлежащими правилами о конфиденциальности и доступа к ним. За пределами психиатрической больницы они были доступны лишь строго ограниченному кругу лиц.

Z. против Финляндии, 25.02.1997: в ходе разбирательства по делу о насилии сексуального характера произошло разглашение информации о ВИЧ-инфицированности заявителя.

Нарушение статьи 8 в связи с раскрытием личности заявителя и состояния его здоровья в решении Апелляционного суда Хельсинки.

M.S. против Швеции, 27.08.1997: передача службе социальной защиты медицинских записей, содержавших информацию о том, что заявительница делала аборт.

Нарушения статьи 8 не было: гинекологическая клиника имела разумные и достаточные основания для передачи медицинских записей заявительницы, так как запросивший информацию орган рассматривал её требование о компенсации в связи с травмой спины.

S. и Marper против Соединённого Королевства, 04.12.2008: нарушение статьи 8 в связи c неограниченным во времени хранением в базе данных образцов ДНК, образцов клеток и отпечатков пальцев заявителей, после того, как уголовные дела в их отношении закончились в одном случае оправданием, а в другом – прекращением уголовного преследования.

Неоконченные дела: Deceuninck против Франции: заявитель жаловался на то, что в результате его привлечения к ответственности за выкапывание экспериментальных посевов трансгенной свёклы был издан приказ о взятии у него образцов клеток, содержавших его генетическую информацию.

Gillberg против Швеции: дело об осуждении профессора за отказ выполнить предписание суда о предоставлении доступа другим исследователям к его работе о повышенной активности и синдроме нарушения внимания у детей. Дело передано в Большую палату в апреле 2011 года. Слушание в Большой палате по этому делу — 28 сентября 2011 года.

В контексте трудоустройства

Leander против Швеции, 23.03.1987: использование базы данных спецслужб при приёме на работу плотником. Ранее заявитель временно работал в Военно-морском музее в Карлскруне, располагавшемся рядом с закрытой военной зоной. После проведения проверки командующий военно-морскими силами решил не брать заявителя на работу. Заявитель ранее был членом коммунистической партии и членом профсоюза.

Не было нарушения статьи 8: гарантии, содержавшиеся в шведской системе контроля над персоналом, соответствовали требованиям статьи 8. Суд пришёл к выводу, что власти Швеции были вправе считать, что в данном случае интересы национальной безопасности преобладали над частными интересами заявителя.

Halford против Соединённого Королевства, 25.06.1997: заявительница, самая высокопоставленная женщина-полицейский в Соединённом Королевстве, подала иск
о дискриминации после того, как в течение семи лет она не могла получить должность заместителя начальника полиции. Она утверждала, что её телефонные звонки прослушивались с целью получения информации, которую можно было бы использовать против неё в ходе судебного разбирательства.

Нарушение статьи 8 в связи с прослушиванием звонков, поступавших на служебные телефоны заявительницы.

Не было нарушения статьи 8 в связи со звонками с её домашнего телефона, так как Суд не установил, что вмешательство в права заявительницы имело место.

Copland против Соединённого Королевства, 03.04.2007: слежение за электронной перепиской заявительницы, которую она осуществляла со своего рабочего места, нарушило статью 8, поскольку оно не было предусмотрено законом.

ЕСПЧ

Tagged , .