Из принципа интересно

В 2005 году это было громкое дело. Погорела одна туристическая компания, чье руководство придумало ходовую схему отъема денежных средств у населения. Но руководство и владельцы растворились в тумане, а в тюрьму отправились восемь зареванных теток-менеджеров. Все сплошь матери-одиночки. Только таких набирал ушлый руководитель — знал, что эти зубами будут держаться за работу. Поговаривали, что сам он хорошо проспонсировал следственную бригаду и благополучно отбыл за пределы РФ. Осудили тогда женщин на большие сроки. Но в те времена еще работал институт УДО, и мамочки, отбыв положенную половину срока, стали выходить на свободу. Кто-то успел, а кого-то за 10 дней до выхода этапировали обратно в СИЗО. Им начали шить второе дело. Следствие никогда не упускает возможности разработать «золотую жилу» по «палкам». Но тут уж женщинам ничего не оставалось, как драться: позади только тюрьма. Денег на адвокатов нет, если что и было — ушло на первый процесс да на жизнь в колонии. К тому времени девочки отбыли по 5 лет в СИЗО и по 2 года колонии, и впереди их ждал второй судебный процесс. Выходя из автозака, говорили друг другу: «Ну что? Окропим снежок красненьким?» И бились в суде сами, защищая себя, своих детей, выросших без них, сражались за свою жизнь, из которой уже было отнято у кого 7, у кого 8 лет.

Оправдательных приговоров у нас, как известно, не бывает. Поэтому судье пришлось исхитриться, соорудить такую конструкцию приговора, которая бы устроила и обвинение, и кассационную инстанцию — Верховный суд. Оправдав всех женщин по ст. 210, которая им была предъявлена по второму обвинению (организация преступного сообщества), по большинству эпизодов ст. 159 (мошенничество) назначил наказание, уже фактически отбытое ими.

Женщины вышли, оклемались и начали требовать реабилитации. Нам известно одно решение, которое принял Верховный суд в отношении Татьяны Кузнецовой, — возмещение морального вреда (на материальный ущерб подать не было возможности, поскольку женщина защищала себя сама, у нее не было адвокатов по соглашению). За 7 лет покалеченной жизни, за утраченное здоровье, за ребенка, выросшего без матери, за инфаркты и инсульты матери — 120 тысяч рублей.

История вторая. Зимой 2010 года работники малюсенькой фирмешки получили шокирующие сроки за странное экономическое преступление под названием «товарная контрабанда»: парень получил 18 лет строгого режима, женщина-бухгалтер без права подписи, мать двоих детей, — 15 лет. И это был только первый приговор. Второе обвинение (такое же) было предъявлено незамедлительно, и судебный процесс был уже в разгаре. Но тут Россия начала всерьез вступать в ВТО. А согласно законодательствам цивилизованных стран, оказалось, что «товарная контрабанда» — уголовно ненаказуемое деяние.

Доказать невиновность в России невозможно, да еще если на уголовном деле «палки» получила половина следователей Москвы — больше тысячи «палок». И теперь вы хотите сказать, что эти уважаемые люди два года работали впустую?

Приговоренных, правда, пришлось отпустить, приговоры отменить. Ни о какой реабилитации и речи быть не могло. Надежда была на ЕСПЧ, ибо жалобы были отправлены еще осенью 2010 года. Основное нарушение — отсутствие справедливого судебного разбирательства. Но, видимо, в ЕСПЧ давно устали от потока жалоб из России. Принимаются только самые вопиющие: нарушение ст. 3 Конвенции — пытки, условия содержания, унижающие человеческое достоинство. А к тому, что в России нет суда, наверное, привыкли и считают это внутренним делом.

Спустя четыре года получен ответ из секретариата ЕСПЧ: «Ваша жалоба неприемлема». Видимо, докладчик из России сообщил, что уголовное законодательство приведено в соответствии с законодательством стран Таможенного союза, статья декриминализирована, люди выпущены. А два года в тюрьме, судебные издержки, всякие страдания — ну мы ж не такое переживали, и это переживете.

История третья. Максим освободился 14 января 2014 года. В приговоре Симоновского суда Москвы от 09.08.2013 сказано, что в действиях Максима нет состава преступления, а обвинялся он по ст. 204 (коммерческий подкуп, до 12 лет). Но поскольку статья особо тяжкая, то наказание было назначено удивительное — 1,5 года (потому что невиновен), но строгого режима (потому что их он и отсидел, пока суд да дело). Также в приговоре было указано, что на стадии предварительного следствия с Максима было снято обвинение по ст. 318 (насилие в отношении представителя власти). Прокуратура принесла письменные извинения, но Максим их не принял.

К тому же при задержании в Максима немного постреляли сотрудники органов (8 пуль) и немного попали. Все основания получить материальную и моральную компенсацию у ненароком выжившего Максима были. И судья после долгих препирательств все-таки вынесла постановление о признании за Максимом права на реабилитацию.

Максим обратился с иском к Минфину в Тверской райсуд. Гражданский иск возмещения морального вреда был предъявлен за незаконное уголовное преследование, распространение порочащих сведений в СМИ, причинение физических страданий. 10 июля 2014 судья Иванов решил частично удовлетворить иск Максима — на 20 000 рублей.

Конечно, нам всем теперь интересно, что там будет дальше с решением суда Гааги, хоть это и не про нас. Из принципа интересно.

Новая Газета

Ольга Романова