Карантин в российских СИЗО и колониях. Что с ним не так?

16 марта главный государственный санитарный врач ФСИН России Дмитрий Поленичкин принял постановление «О введении дополнительных санитарно-противоэпидемических (профилактических) мер, направленных на недопущение возникновения и распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19)».

В соответствии с этим постановлением, «до особого указания» в колониях и подведомственных ФСИН России следственных изоляторах:

  • приостановлено предоставление длительных и краткосрочных свиданий;
  • запрещён допуск посетителей и сотрудников с повышенной температурой тела, людей, прибывших в течение последних 14 дней из государств с неблагополучной ситуацией, связанной с распространением коронавирусной инфекции;
  • в случае выявления у заключённых симптомов заболевания или подозрений на коронавирусную инфекцию, начальникам территориальных органов ФСИН России поручено организовать их госпитализацию в учреждения государственных и муниципальных систем здравоохранения.

ФСИН России просит родственников подозреваемых, обвиняемых, осуждённых «с пониманием отнестись к введению ограничительных мероприятий».

«Русь сидящая» считает, что введённые ограничения непропорциональны и нарушают права заключённых на уважение семейной и частной жизни, охрану здоровья, а также право на получение юридической помощи. В частности мы видим в постановлении следующие проблемы:

  • Полная версия документа не опубликована в открытом доступе, поэтому неизвестно, какие конкретно меры должны предпринимать сотрудники СИЗО и колоний (включая медицинский персонал) для минимизации риска заражения (будут ли заключённым выдавать маски и дополнительные гигиенические принадлежности; проинформируют ли заключённых о симптомах заболевания; предоставят ли заключённым лекарства для поддержания иммунитета и др.);
  • Информация о постановлении появилась только через два дня после его принятия. К разработке документа не привлекали независимых экспертов;
  • Судя по информации из открытых источников, в постановлении не указан конкретный срок, на который вводится карантин;
  • Запрет посещений коснулся в том числе адвокатов и других лиц, которые имеют право на оказание заключённым юридической помощи;
  • Ограничения вводятся на всей территории Российской Федерации, хотя случаи заражения зарегистрированы только в 15 регионах и пока единичны.

В связи с этим «Русь Сидящая» напоминает о необходимости соблюдения фундаментальных прав заключённых даже в режиме карантина.

Во многих странах тюремные власти принимают особые меры, призванные не допустить распространения коронавируса. Делается это из-за высокого риска заражения и распространения вируса в местах лишения свободы – заключённые особенно уязвимы, их иммунитет ослаблен, а санитарно-бытовые условия в местах лишения свободы оставляют желать лучшего.

Россия ввела в МЛС беспрецедентно строгие меры по сравнению с другими странами, в которых ситуация с распространением вируса гораздо хуже.

Например, власти Великобритании не стали запрещать посещения в колониях и СИЗО. Они лишь выпустили рекомендации, в которых отмечается, что людям с повышенной температурой и кашлем на свидания с заключёнными лучше не приходить. Вместо этого власти страны предлагают оставлять заключённым голосовые сообщения через официальную систему Prison Voicemail Service, писать бумажные или электронные письма. По имеющейся информации, в тюрьме Манчестера сегодня, 18 марта, зарегистрирован первый случай заражения коронавирусом. На сайте Минюста сообщается, что тестирование не выявило инфекции у других заключённых и персонала, поэтому свидания проводятся в плановом режиме.

В Новой Зеландии превентивный карантин ввели только в одной тюрьме — из-за подозрения на короновирус у одного из вновь прибывших заключённых. После того, как диагноз не подтвердился, режим изоляции был отменён.

Страны с напряжённой эпидемиологической обстановкой вводят более серьезные ограничения. Власти Италии ввели ограничения на посещения в тюрьмах, предоставляя заключённым маски и тестируя на коронавирусную инфекцию всех, кто поступает из других учреждений. Следует отметить, что эти меры уже спровоцировали протесты в местах лишения свободы.

В Нидерландах тюрьмы с 14 марта по 6 апреля переведены на режим карантина: свидания с родственниками запрещены для всех заключённых, кроме несовершеннолетних, приостановлены поездки в суды. При этом доступ адвокатов в СИЗО и тюрьмы не ограничивается, а заключённым предоставляются более широкие возможности для использования телефона и Skype. Для осуждённых с небольшими сроками наказания в виде лишения свободы предоставляется отсрочка отбывания наказания.

В Иране, где уровень заражения и смертности от нового вируса очень высок, власти временно отпустили из тюрем домой 85 тысяч заключённых (из 190 тысяч).

Мы призываем пересмотреть условия карантина в российских СИЗО и колониях. Как минимум следует установить конкретный срок, на который вводится карантин, а также обеспечить возможность конфиденциальных свиданий заключённых с адвокатами.

Мы напоминаем, что недопуск адвоката – это нарушение права на защиту, особенно ситуациях, касающихся, например, обжалования меры пресечения, болезни доверителя, сообщений о пытках и др. Сроки обжалования судебных решений, а также действий (бездействия) административных органов могут быть пропущены ввиду запрета свиданий адвокатов с их доверителями. Введение такой меры допустимо только параллельно с «замораживанием» или продлением процессуальных сроков.

Русь Сидящая

текст составлен юристом Руси Сидящей Ольгой Подоплеловой
Tagged , .