Новости

Катынь. Память и беспамятство (ФОТОГАЛЕРЕЯ)

Бронзовыми плитами отмечена расстрельная яма — место массового захоронения польских офицеров

Ирина Ясина

Мы вчера были в Катыни. Мне казалось, что я все про это знаю. А оказалось, что видеть этот лес, эти памятники, покрытые ржавчиной специально, потому что ржавчина похожа на запекшуюся кровь — это более глубокое ощущение. Не буду писать долго. Это вышитая икона, которую сделал сын расстрелянного в этом лесу польского офицера переворачивает все внутри.

И совершенно особое чувство от аккуратных табличек со всеми 4421 именами на польском кладбище и несколько десятков деревянных крестов на русской части. Ни одного имени. Только рассказ замечательно экскурсовода Ирины о том, что копнули и нашли ботинок не взрослого размера. Тоже безымянный.

И все эти захоронения на территории дач НКВД. Они пили чай, ужинали, трепали детей по головкам, а потом шли расстреливать.

Фото: Ольга Горелик

 

Сергей Шаров-Делоне
СТРАНА ЗАБВЕНИЯ

Идем по краю земного разлома: кусок тверди справа выперло, вздыбило вверх – дернина где-то в полутора метрах над головами у нас, оставшихся внизу. Тектоническая плита лопнула – и из ее обрыва выступают, сочатся одинаковые, покрытые запёкшейся кровью ржавчины – случайно ли кровь по-славянски «руда»? – прямоугольники чугунных плит с именами, фамилиями, воинскими званиями и довоенными гражданскими профессиями, датами рождения и общей датой убийства. 4421 имя по-польски. Повторенные сплошным текстом на чугунной алтарной стене того же рудого цвета. Три огромных, застывших в чугуне лужи крови на месте расстрельных рвов. И молчащий, погруженный в ров колокол.
Кусок земной тверди, памятью о каждом растрелянном здесь оторвавшийся от страны забвения вокруг, и не улетевший из нее только под тяжестью чугунной крови, переполнившей землю.

Польский мемориал в Катыни.

А вокруг – Страна Забвения.

Польский профессор, начавший раскопки, обнаружил остатки подошвы детского ботинка с надписью «Фабрика «Буревестник». Название фабрики осталось. Имя – нет. Вообще нет. Российская часть мемориала безголоса и безымянна. Наспех сделанная, чтобы не совсем уж постыдно было, она в память о ником.

Дальше, уже за оградой мемориала вдоль лесной тропы -безымянные кресты «долины смерти». Лес, безымянные деревянные кресты, там где нашли останки никого. Сколько их там? 6 тысяч? 10 тысяч? Кто они?

Тропа выводит к заборам гэбистских дач и гэбистского дома отдыха. В 1930-е годы здесь тоже стояли дачи НКВД. Попили чайку у самовара, постреляли в затылок врагов народа – и снова чаёк из блюдца на веранде с видом на Днепр — дачное развлечение.

Никаких имен. Страна Забвения. Имен, совести. Я не сомневаюь, что вам славно отдыхается, дачники.

«Нашей памятью в те края облака летят, облака!..». Никуда этот кусок тверди не улетит – нет памяти. Память не бывает о ником.

Катынь. 9 сентября 2015 г. Вместе с «Русью Сидящей».

P.S. 76 лет назад, 9 сентября 1939 года наркоминдел Вячеслав Молотов направил телеграмму министру иностранных дел Германии Иоахиму фон Риббентропу: «Я получил Ваше сообщение о том, что германские войска вошли в Варшаву. Пожалуйста, передайте мои поздравления и приветствия правительству Германской Империи».