Новости

Коммерсант: Европейский суд задался вопросами по митингу

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) коммуницировал объединенную жалобу против РФ десяти россиян, которые поддержали фигурантов «болотного дела» в феврале 2014 года, устроив митинг у здания Замоскворецкого райсуда Москвы. Все они были привлечены к административной ответственности. Теперь правительству РФ придется ответить на вопросы ЕСПЧ, в частности, о том, было ли разбирательство дела судом независимым и беспристрастным. При этом за развитием самого «болотного дела» следит, по данным «Левада-центра», 21% россиян.

Как сообщил «Ъ» юридический директор правозащитного центра «Мемориал» Кирилл Коротеев, ЕСПЧ коммуницировал поданные в 2014-2015 годах жалобы против России Алексея Карельского, Максима Замараева и еще восьми демонстрантов (объединены в одну), поддержавших фигурантов «болотного дела». «Это один из первых случаев коммуникации по делам конвейерного правосудия, в результате которого сотням демонстрантов были присуждены штрафы по 10 тыс. руб. при массовом согласии судей с самыми беспомощными полицейскими протоколами. Суды не обеспечивали даже минимальные гарантии прав на судебную защиту»,— отметил представляющий заявителей господин Коротеев. Напомним, 21 февраля 2014 года заявители не смогли попасть в оцепленное полицией здание Замоскворецкого райсуда Москвы, чтобы присутствовать на оглашении приговора участникам массовых протестов на Болотной площади в Москве 6 мая 2012 года. После того как сотни граждан начали скандировать оппозиционные лозунги, заявители были арестованы и привлечены к административной ответственности. Они жалуются в ЕСПЧ на незаконные и несоразмерные меры, принятые против них как мирных демонстрантов, произвольное и незаконное задержание, а также несправедливое судебное разбирательство.

До 6 октября 2016 года правительство РФ должно ответить на вопрос ЕСПЧ, был ли народный сход перед зданием суда спонтанным публичным мероприятием с точки зрения закона «О собраниях, митингах…», учитывая невозможность уведомления в сроки, установленные законом. Также ЕСПЧ интересует, имело ли место вмешательство в свободу мирных собраний и чем оправдана его необходимость, был ли арест каждого заявителя совместим с требованиями Европейской конвенции и было ли разбирательство дела судом независимым и беспристрастным в отсутствие стороны обвинения, роль которой, как утверждается в жалобе, исполнялась судьей.

За уголовным преследованием участников митинга 6 мая 2012 года, когда на Болотной площади произошли стычки с полицией, «внимательно» следят 2%. Это выяснил «Левада-центр» в ходе опроса 27-30 мая. 19% о «болотном деле» наслышаны. Большинство (43%) «что-то» о нем знают, но «не помнят, в чем суть». 36% вовсе не в курсе уголовного преследования тех, кто был на митинге 2012 года. С 2013 года осведомленность граждан о «болотном деле» существенно не менялась. Пик интереса к нему пришелся на июль 2013 года: тогда 5% говорили, что следят за развитием дела внимательно, 30% были о нем наслышаны, 43% слышали, но не помнили сути, 23% не знали о нем ничего.

Из тех, кто внимательно следит или наслышан о «болотном деле» (21%), 54% считают, что преследования участников митинга «были начаты, чтобы устрашить оппозиционно настроенную общественность». Чаще всего граждане говорили так в августе 2013 года — 66%. 36% полагают, что цель «болотного дела» — наказать «виновных в организации массовых беспорядков во время протестной акции». Еще 10% затруднились с ответом.

В сентябре 2014 года мнения о том, зачем были возбуждены уголовные дела в отношении участников митинга, разделились примерно поровну: 46% считали, что для наказания виновных в массовых беспорядках, 49% говорили, что целью было «устрашение» оппозиции. «Это соответствовало тогдашнему состоянию умов после беспорядков на киевском Майдане, которые привели к смене власти на Украине. Тогда отношение к любым протестным действиям резко ухудшилось»,— пояснил замдиректора «Левада-центра» Алексей Гражданкин. Сейчас ситуация с общественным мнением о «болотном деле», по его мнению, понемногу выравнивается и возвращается к той, которая была в 2013 году. При этом он отметил, что тема уголовного преследования по делу 6 мая «самым стремительным образом уходит из массового сознания граждан».

Источник: Коммерсант