Коммерсантъ: Российское правительство отказалось признавать домашнее насилие пытками

Государство не должно выплачивать компенсации женщинам, пострадавшим от домашнего насилия из-за бездействия полиции. Об этом говорится в замечаниях замминистра юстиции Михаила Гальперина к жалобам четырех россиянок, рассматриваемым в ЕСПЧ.

Наталью Туникову муж пытался сбросить с 16 этажа и избивал, при попытке защититься она ударила его ножом. Супруг Елены Гершман избивал ее, а затем вывез дочь в другую страну и не давал видеться с ребенком. Ирина Петракова также перенесла побои и насилие, причем даже после развода. Маргариту Грачеву после предложения о разводе муж вывез в лес и отрубил кисти рук.

Женщины просили квалифицировать насилие в отношении них как пытки, причиной которых стало в том числе и бездействие полиции. Как отметила в разговоре с газетой юрист Татьяна Саввина, Комитет ООН по правам человека, Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин и Комитет ООН против пыток признали, что серьезные случаи домашнего насилия могут быть расценены как пытки.

В ответе России сказано, что, согласно статье 3 Конвенции о защите прав и свобод человека (запрет пыток), государство не может нести ответственности в случаях, если пытки «причинялись им в результате действий частных лиц».

Кроме того, в документе отмечается, что если во время расследования дела предполагаемого обидчика привлекли к административной ответственности, то девушки не могут оспаривать законность действий или бездействия полиции. По версии правительства, для этого есть глава 22 КоАП (о полномочиях должностных лиц), и потерпевшие должны подавать отдельный иск о действии или бездействии полиции.

Ранее Минюст в меморандуме для ЕСПЧ (см. “Ъ” от 19 ноября 2019 года) заявлял, что существующее законодательство эффективно, острой необходимости принятия специальных актов о насилии в семье нет, а в жалобе наблюдается дискриминация по отношению к мужчинам. По версии Гальперина, обратившись в ЕСПЧ, россиянки пытались «подорвать правовые механизмы, уже существующие в российском законодательстве, а также усилия правительства для улучшения ситуации». После общественного возмущения в Минюсте допустили в случае необходимости возможность «дальнейшего совершенствования» законодательства. Тогда в ответ на этот меморандум представители заявительниц направили 80-страничный документ с анализом существующего в России законодательства (см. “Ъ” от 8 февраля). Они доказывали, что указанные Минюстом меры либо не применяются в реальности, либо относятся к другим преступлениям, либо оборачиваются финансовым и организационным бременем для самих жертв, а не для агрессоров.

Источник: Коммерсантъ

Tagged , , , .