Лучше присядьте

Верховный суд России намерен подробно разъяснить, как и когда арестанту можно сменить режим. Если человек хорошо себя ведет в тюрьме, не обязательно его держать в строгости до самого «звонка». И, наоборот, отъявленным злодеям лучше поблажек не давать.

Вчера пленум Верховного суда России обсуждал проект постановления «О практике назначения и изменения судами видов исправительных учреждений». Один из ключевых вопросов как раз в том и состоит, когда человеку за решеткой можно разрешить дышать чуть более свободно. Тюрьма ведь тоже может быть разной.

Как напоминает проект документа, в Уголовно-исполнительном кодексе установлены правила изменения уже назначенного лицу, отбывающему наказание за решеткой, вида исправительного учреждения. «Данная норма, исходя из требований индивидуализации наказания и дифференциации условий его отбывания, наделяет суд правом в зависимости от поведения осужденного и его отношения к труду решать вопрос об изменении вида исправительного учреждения, причем как в сторону улучшения условий отбывания наказания, так и в сторону их ужесточения», — говорится в проекте документа.

Подобная практика существует давно, еще с советских времен. Но сейчас ей уделяют особенное внимание: уже несколько лет в местах не столь отдаленных внедряется так называемая система социальных лифтов. По замыслу, она должна поощрять арестанта вести себя хорошо и исправляться. В колониях даже создаются отряды с облегченными условиями содержания для тех заключенных, кто на хорошем счету. Однако больше всего человек выиграет при смене режима на более мягкий. Например, после перевода из колонии общего режима в колонию-поселения арестант и вовсе может оказаться в итоге в достаточно вольготных условиях. Некоторым осужденным администрация даже разрешает жить с семьями в съемных квартирах рядом с колонией.

Даже если судье кажется, что преступнику «мало дали», это не повод отказывать в смягчении режима
Проект же постановления пленума Верховного суда, обсуждавшийся вчера, подробно разъясняет судьям, на что надо обратить внимание, когда человек просит более мягких условий. Как сказано в проекте, суды не вправе отказать в изменении вида исправительного учреждения по основаниям, не указанным в законе, например, тяжесть совершенного преступления, наличие прежней судимости, мягкость назначенного наказания. Иными словами, если судье показалось, что преступнику изначально «мало дали», это не повод говорить нет. Надо смотреть, как человек себя ведет за решеткой, какие надежды подает. При этом, думая, как поступить с сидельцем, судья должен учесть мнение прокуратуры и тюремной администрации.

«Вывод о том, что осужденный положительно характеризуется, должен быть основан на всестороннем учете данных о его поведении за весь период отбывания наказания, а не только за время, непосредственно предшествующее рассмотрению ходатайства или представления, — говорится в проекте. — При этом необходимо учитывать соблюдение правил внутреннего распорядка, выполнение требований администрации исправительного учреждения, участие в мероприятиях воспитательного характера и в общественной жизни исправительного учреждения, поощрения и взыскания, поддержание отношений с родственниками, а также с осужденными, положительно или отрицательно характеризуемыми, перевод на облегченные условия содержания и др.».

При оценке отношения осужденного к учебе и труду судам следует учитывать, в частности, стремление человека повысить свой образовательный уровень, узнать, учится ли он в школе или профессиональном училище при колонии. Надо посмотреть, и как он работает на благоустройстве колонии, не отлынивает ли от бесплатного, но полезного для тюремного быта труда.

Некоторым осужденным администрация разрешает жить с семьями на съемных квартирах рядом с колонией
Тонкий момент — душа осужденного, раскаивается он или нет, что совершил. Когда слезы искренние, то и сжалиться над человеком не грех.

«Исследуя вопрос об отношении к совершенному деянию, необходимо принимать во внимание раскаяние осужденного в содеянном, наступившее в процессе исполнения приговора, — говорится в проекте. — При этом суд вправе сравнивать отношение осужденного к содеянному до постановления приговора, которое отражается в приговоре, и отношение его к совершенному деянию в период исполнения приговора».

Впрочем, выдавливать извинения из преступников не будут. Пленум намерен пояснить, что конституционное право не свидетельствовать против себя самого должно обеспечиваться на любой стадии уголовного судопроизводства, в том числе на стадии исполнения приговора. «Поэтому то обстоятельство, что лицо воспользовалось этим правом при разрешении вопроса об изменении вида исправительного учреждения, само по себе не может служить основанием для наступления для него каких-либо неблагоприятных последствий», — говорится в проекте. Зато, как возмещается ущерб жертвам, надо обратить особое внимание. Если осужденный умышленно уклоняется от работы и расплаты, его могут оставить и в строгости.

Кстати

Вчера пленум высшей судебной инстанции утвердил геральдический знак Верховного суда России. Большая эмблема представляет собой изображение золотого двуглавого орла с поднятыми вверх крыльями, увенчанного двумя малыми коронами и одной большой короной над ними, соединенными лентой. В правой лапе орла размещен скипетр, в левой — держава. На груди орла, в пурпуровом картушном щите с серебряным подбоем серебряный Столп Закона с опирающимися на него серебряными весами. При этом в качестве малой эмблемы допускается использование и отдельного элемента знака — пурпурного щита с наложенными на него фигурами. По словам первого заместителя председателя Верховного суда РФ Петра Серкова, данная эмблема будет использоваться на неофициальных документах суда, в оформлении ресурсов в Интернете, а также на сувенирной продукции.

Российская Газета

Tagged , .