Надежно упрятан эколог Витишко

Однажды поехали мы с моим мужем Алексеем Козловым проведать знаменитого сидельца Евгения Витишко — он эколог, пострадал из-за того, что отстаивал природу от высочайших чиновных дач, к тому же посадочное дело было в канун открытия Олимпиады, а он это не поддерживал, ибо были у него природоохранные вопросы. Ну, казалось бы: если есть вопросы, так ответьте на них, чего сразу сажать-то. Тем более что вопросы — вещь дискуссионная, а вот кого сажать за дачи в природоохранной зоне — так это еще тот вопрос. В народе популярный, кстати.

В общем, посадили Евгения Витишко в колонию-поселение в Тамбовской области. А мы с мужем моим Алексеем в анамнезе тамбовские: муж мой там сидел недавно и всех знает, а у меня там все мои предки сидели, и я все помню. К тому же гражданское движение в Тамбове есть, оно крепкое и проверенное, свои люди — с корнями, с убеждениями, с достижениями: вон недавно свой университет отстояли, а ведь чуть было не слили черт знает с кем. И баптисты там еще любо-дорого, еще со времен ссыльных с последнего польского восстания в XIX веке.

Доехали до Тамбова, а там наискосок километров 100, не больше. Дорог нет, ориентиров нет, мобильной связи нет. Хорошо, что все встреченные нами живые души были либо бывшие зэки, либо зэки действующие под конвоем — они все совместно и помогли отыскать несыскуемое.

Доехали до большой глубокой ямы в черноземе — это километров 20 от дороги, состоящей из ям в черноземе. Там на бугорке колония и помещается: надо сказать, образцово-показательная. Кругом колючая проволока, а посредине — великолепная Доска почета с портретами свинок и счастливых зэков, которые их обихаживают, со слоганом: «Тебе, Родина, наш труд и вдохновенье!» Ну не знаю — на мой вкус, свинки недостаточно кудрявы, а зэки не очень розовы. Сама колония-поселение на вид была похожа на образцовый лагерь строгого режима, борющегося за переходящий кубок доктора Менгеле. Хотя к Витишко нас пустили (но мы соблюдали конспирацию), и он нам страшно понравился: очень умный и тонкий парень, выдержки необыкновенной и интеллекта нерядового. О чем мы и сообщили по приезде в Тамбов местному гражданскому движению. Которое ввиду повышенной значимости такого зэка и общественного интереса к нему и вознамерилось наладить к Витишко дорогу жизни, что в предложенных условиях в виде бездорожья и общей дороговизны быта вполне приравнивается к подвигу.

Возглавила такое движение души местная газета «Житье-бытье», которую мы с мужем страшно уважаем, ибо хорошо знаем про ее подвиги в невыносимых региональных условиях. И вот газета культурно пишет местному УФСИНу: дескать, дорогие товарищи, желаем официально пообщаться с экологом Витишко, отбывающим наказание, с целью информировать читателя. Ибо понимает газета: надо по-хорошему, по-доброму, со всей душой к трудящимся системы исполнения наказаний. Приходит странный ответ: отказать согласно ст. 24 ч. 2 Уголовно-исполнительного кодекса. Лезем в кодекс и видим: а такая статья отсутствует. Хорошо — обращаемся, как водится, в прокуратуру по надзору за исполнением закона в тех самых органах. Прокуратура отвечает честь по чести: «С данным решением согласиться нельзя <…>. В ответе начальника УФСИН России по Тамбовской области не приведены какие-либо объективные основания для отказа журналистам редакции газеты «Житье-Бытье. Тамбовский выпуск» в посещении ФКУ КП-2 УФСИН России по Тамбовской области. В соответствии со ст. 47 Закона РФ от 27.12.1991 № 2124-1 журналист имеет право посещать государственные органы и организации, предприятия и учреждения, органы общественных объединений либо их пресс-службы. По выявленным нарушениям законности прокуратурой области готовится представление в адрес начальника УФСИН России по Тамбовской области».

Если бы мне хоть раз в жизни прокуратура прислала подобный ответ — я бы, может быть, и здороваться со всеми перестала, так бы загордилась. Что я и сообщила газете «Житье-бытье». Но они тертые калачи: погоди, сказали они мне. Прокуратура в наших местах не сильно много решает. И они оказались правы. Им отказывали снова и снова, уже более осторожно ссылаясь на статьи закона. Прокуратура предпочла уже не вмешиваться.

И вот что я вам скажу, дорогие мои. Добраться до дальнего поселка в Тамбовской области — это уже подвиг. Это даже если из Тамбова. Добраться туда из Москвы, а тем более из Краснодарского края, откуда у Витишко семья, — это из сериалов типа «Твои возможности, человек». Надо быть сверхчеловеком.

Любопытно было бы узнать, как это способствует перевоспитанию. Ведь все всё понимают. Слабый отбракуется раньше, а сильный станет сильнее

Ольга Романова