Новости

Нападение в Ингушетии: что это было? «Русь Сидящая» спросила у адвокатов

Нападение произошло, когда автомобиль подъезжал к границе Чечни, в районе станицы Орджоникидзевская. Журналисты направлялись в Грозный. Микроавтобус подрезало несколько машин, из них вышло не меньше десяти человек с дубинками. Они разбили окна в микроавтобусе и стали вытаскивать людей наружу, принявшись их избивать. Журналистам и правозащитникам угрожали, требуя не ехать в Чечню со словами «вы – враги» и «вы защищаете террористов».

После этого люди с дубинками подожгли микроавтобус, в котором находилось оборудование и ноутбуки, и скрылись. Сильнее всего избили мужчин, очень сильно пострадал норвежский журналист Ойтен Виндстад. Ему выбили зубы, порезали лицо и нанесли множество ударов по разным частям тела. После происшествия корреспондента доставили в больницу.

нападение в Ингушетии

«Я подумал, что если они вытащат меня из автобуса, то я мертв. Это было совершенно ужасно. Я думал, что умру», — признался журналист Виндстад.

Кто именно избивал журналистов и правозащитников, неизвестно. Нападавшие, по словам журналистки The New Times Александрины Елагиной, были в гражданской одежде, а лица закрывали медицинские маски. Они не говорили кто они, друг друга по имени не называли. Пострадавшие журналисты были на Кавказе в пресс-туре, организованном «Комитетом по противодействию пыткам».

Общественная реакция на это нападение, видимо, заставила довольно резко высказаться и пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, который назвал произошедшее «абсолютным хулиганством» и указал, что расследованием должны заняться и на федеральном уровне. А буквально через пару часов официальный Кремль сообщил, что Владимир Путин поручил МВД во всем разобраться и дать событию правую оценку.

Адвокат Юрий Костанов уверен, что действия нападавших подходят под определение «хулиганство», поскольку это явное неуважение к обществу: «Был ли мотив межнациональной или иной розни, это неизвестно, пока не найдут причастных и не выяснят все обстоятельства дела. Скорее всего, это какие-то экстремистские действия и, наверно, террористические». Адвокат уверен, что это можно будет выяснить, если, конечно, следствие будет заниматься своим прямым делом. При этом причинение телесных повреждений должно вменяться отдельно от хулиганства, если человек потерял возможность передвигаться или были нанесен серьезный ущерб его здоровью.

Член Госдумы Дмитрий Гудков направил депутатский запрос на имя главы МВД Владимира Колокольцева, указав, что это нападение не может быть квалифицировано исключительно как хулиганство. «Всем пострадавшим были умышленно нанесены побои разной степени тяжести. По предварительным данным, у одного из правозащитников, гражданина Норвегии, в результате побоев была сломана нога. В действиях злоумышленников также усматривается воспрепятствование профессиональной деятельности журналистов и правозащитников», — подчеркивается в запросе.

«Надо доказывать, что нападавшие знали, что в микроавтобусе были не только правозащитники, но и журналисты тоже. Если они знали, что там есть журналисты, то стоит вменять статью  «воспрепятствование законной деятельности журналиста», – уверен адвокат Юрий Костанов.

«Возбуждения уголовного дела по части 2 ст. 213 (хулиганство) и ст. 167 (умышленное уничтожение или повреждение имущества) на первом этапе может быть достаточно, пока неизвестны все подробности произошедшего, – рассуждает адвокат Алхас Абгаджава. – Ведь ничего не мешает следователям добавить в обвинение новый состав преступления, если таковой выяснится.» Совершенно очевидно, что это была спланированная акция с привлечением десятков людей, происходящая в двух местах одновременно. «Нападение было направлено на устрашение журналистов и правозащитников, чтобы они перестали работать в этих регионах», – настаивает адвокат.

По словам адвоката Светланы Сидоркиной,  могут быть основания для предъявления части 2 статьи 112 (умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью): «Возможно, обвинение будет допредъявлено после того, как будет понятно, какие повреждения были получены в результате нападения».

Председатель Совета по правам человека Михаил Федотов пока сделал осторожное заявление , что «чеченский след» в нападении не исключается, но «во всех деталях нужно тщательно разобраться».

Текст: Андрей Барабанов