Новая редакция статей 241 и 293 УПК РФ переносит подсудимых на телеэкран. К чему это приведёт?

Федеральный закон от 21.07.2014 № 251-ФЗ «О внесении изменений в статьи 241 и 293 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» установил новое правило, по которому при определенных условиях участие подсудимого в судебном разбирательстве, включая последнее слово допускается по видео-конференц-связи из СИЗО.

В частности, в статье 241 УПК появилась часть 6.1, которая определяет, что подсудимый участвует в судебном заседании непосредственно, а вот «в исключительных случаях в целях обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства суд вправе при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьями 205 — 206, 208, частью четвертой статьи 211, частью первой статьи 212, статьями 275, 276, 279 и 281 Уголовного кодекса Российской Федерации, по ходатайству любой из сторон принять решение об участии в судебном заседании подсудимого, содержащегося под стражей, путем использования систем видеоконференц-связи». Изменения части 1  статьи 293 УПК РФ разрешают и  последнее слово произносить  «, в том числе с использованием систем видеоконференц-связи».

В целом нововведение хорошее, но что-то мне подсказывает, что постепенно исключительность будет забыта, а подсудимые прочно обоснуются на судебных телеэкранах.

Не затрагивая вопросов «обеспечения безопасности…» и т.д., можно с уверенностью сказать, что положительный эффект будет. Но он будет экономического характера — не надо конвоя, экономия бензина. Да и в зале суда станет миленько и уютно, так как вместо клеток можно будет поставить вазы с цветами, развесить картины …

Но не превратится ли вынесение приговоров в механический безжалостный процесс? Ведь подсудимый далеко от судьи, а эмоции подсудимого, искренность раскаяния и т.п. судья будет лицезреть отстраненно, равно как ежедневные сводки новостей.

Закон.Ру