Очередной запредел

 

27 июля 2011 года Советским районным судом г. Тулы в составе судьи Стрижак Е.В. ряд лиц, в том числе Оглы Рустам Гусейнович 1980 г.р., были осуждены к срокам от 14 до 20 с лишним лет по ч.3 ст. 30 ч .3 ст. 228 УК РФ. В переводе с уголовно-процессуального на русский —  за покушение на сбыт наркотических  средств в крупном размере в составе организованной группы. Все осужденные – жители Тулы и Тульской области, большинство цыганской национальности. Все – наркозависимые, героиновые наркоманы. Конкретно Оглы Рустам получил по этому приговору 17 лет лишения свободы в колонии особого режима.

И вот тут возникает ряд вопросов. Сразу замечу – я сам осужден по абсурдному приговору Хамовнического районного суда г.Москвы ( ч.4 ст. 159 УК РФ, мошенничество), что может дать основания упрекнуть меня  в необъективности.  А главное – я не судья. Ведь только  суд может выносить вердикт о виновности и невиновности.  Профессиональный, справедливый и непредвзятый. А вот с этим в нашей стране проблема. И эта проблема, а также содержание и мотивировка приговора Рустама позволяют задать эти вопросы.

Итак. Во-первых, Рустам, как и ряд других осужденных по этому делу, не знакомы между собой. Иное следствием и судом не доказано. Какая же «оргпреступная группа» может быть?!  При этом, и Рустам, и ряд других фигурантов во время вменяемых им  действий сидели в исправительных колониях Тульской области за иные преступления. Как же они могли осуществлять сбыт наркотических средств в разных частях Тулы и Тульской обл.? По фабуле приговора, даже если ей верить, это максимум  «пособничество в сбыте» путем координации по телефону. Т.е., менее тяжкое преступление – и уже не 17 лет Особого режима. Отморозки, убивающие за бутылку водки, получают меньше. Все доказательства – распечатка телефонных переговоров. В основном  на цыганском языке. Без перевода, с рядом процессуальных нарушений. Ни телефоны, к слову – запрещенный предмет в тюрьме, ни сим-карта при этом, почему-то не изъяты. Хотя ничего сложного в таком оперативном мероприятии нет, тем более, – в исправительной колонии.

Да, все осужденные наркоманы. Возможно, они  помогали друг другу в незаконном приобретении наркотика, его передачи в места лишения свободы. Возможно, даже, что кто-то из находившихся на воле был и низовым «дилером» — из тех, что за «дозу» перепродают наркотик. Но приговор НЕ МОЖЕТ основываться  на этом самом «возможно», читайте Конституцию и УПК. А уж приговор к 17 ( и более) годам – тем паче.  А главное, следствие «не смогло установить» источник поступления наркотиков. Ссылаясь на смешные причины – мол, осужденные «пользовались разными телефонами и сим-картами».  А оперативное мероприятие «Наблюдение» странным образом «упускало из вида» место и время получения наркотиков. То есть  — РЕАЛЬНЫЕ ПРЕСТУПНИКИ не пострадали, наркотрафик не пресечен. А гигантские, по сути, пожизненные сроки, в жутких условиях особого режима получили методом « случайной выборки» обычные наркоманы.  Для пущего дешевого популизма и убедительности – большинство из  «скомплектованной» ОПГ  — цыгане. В духе недоброй памяти Третьего Рейха.  А то, для чего на наши налоги существует ФСКН – осталось «за кадром». Что это? Непрофессионализм, причем вопиющий? Или кое-что похуже?

P.S. Рассмотрение кассационной жалобы Оглы Р.Г. и осужденных с ним лиц состоится в Тульском областном суде 23.11.2011. Хотелось бы услышать ответ на эти и другие (их представит адвокат) вопросы. На основании требований Закона и Здравого Смысла.

Дмитрий Кипиани
(осужден по ст. 159 ч.4 на шесть лет лишения свободы, в настоящее время отбывает срок в Тульской колонии)

весточка из Тульской колонии

 

Tagged , , , .