Ольга Романова: Драма с арестом в сенате, или Как Алексей Миллер переиграл Игоря Сечина

Сечин посадил министра. А Миллер посадил сенатора. У Сечина были колбаски, корзинки и бесконечная Санта-Барбара с его собственной явкой в суд. А Миллер ставит античную драму с Бастрыкиным, Чайкой и Матвиенко. В обоих случаях имеется дополнительный бонус – борьба с коррупцией. Миллер смог. Он теперь как Сечин

Непросто в наше циничное время задумать и поставить на большой сцене свежую античную драму. И провести премьеру в сенате. Да так, чтобы простая публика ревела и рукоплескала, а патриции внимательно расшифровывали тайные знаки, заложенные в пьесу режиссером. 

Это было красиво. Москва, довольно раннее утро, Большая Дмитровка. Верхняя палата российского парламента заседает. В зале в основном мужчины в дорогих костюмах и при часах. Выглядит все это странно: дорого, богато, бессмысленно. Их никто, по большому счету, не избирал, все они попали сюда, пройдя сложный, но весьма успешный жизненный путь в бизнесе и региональной политике, что в общем-то одно и то же. Начинается заседание, и внезапно строгая и блистательная матрона Валентина Ивановна изрекает со своего пьедестала, что заседание пройдет в закрытом режиме.

Что такое? Что за секреты? Неужто война? Или переворот.

Становится тревожно. Трансляция отключена. Сенаторы серьезны и собранны.

Вдруг в зал заходят генеральный прокурор Юрий Чайка и глава Следственного комитета Александр Бастрыкин. Вместе. Как Помпей и Красс. Бастрыкин достает из складок тоги свиток и зачитывает представление о снятии неприкосновенности с сенатора Арашукова.

С места вскакивает плотный рыжебородый мужчина. Он бежит вверх по лестнице к выходу из зала заседаний. И тут раздается голос Валентины Ивановны: «Сенатор, сопротивление бесполезно», – или что-то в этом духе. Все поражены.

Тут на первый план выдвигается генеральный прокурор. Он уже держит в руке свой свиток и зачитывает предъявленные сенатору обвинения. О боги! Там и заказные убийства, и организация преступного сообщества, и дестабилизация обстановки в Карачаево-Черкесии путем призыва к свержению власти.

Сенату предлагается проголосовать за снятие неприкосновенности с Арашукова. Все за, воздержался один. Арашукова окружают четверо крепких мужчин из ночных кошмаров любого патриция. Его выводят. Анонимный воздержавшийся охвачен ужасом. Висит драматичная пауза.

Собственно, на этом античная драма заканчивается и начинается неплохой триллер. Сообщения поступают каждую минуту. Арестован отец сенатора. Там какой-то газ, «Газпром» и миллиарды. Убийство, и еще одно. И вот еще ролик, снятый несколько дней назад на дне рождения Арашукова-старшего: вокруг тамады в лице Николая Баскова пляшет вся региональная элита, включая начальство из силовиков. И еще могущественный кадровик из «Межрегионгаза».

И тут же новый скандал: бывший сенатор потребовал переводчика, потому что плохо говорит по-русски. Волочкова дала интервью, как бывший сенатор грязно ее домогался. «Единая Россия» срочно исключила бывшего сенатора из своих рядов. Телеграм-каналы опубликовали фотографии Арашукова в обнимку с секретарем генсовета «Единой России» Турчаком. Следственный комитет анонсировал аресты руководителей газовой отрасли Северного Кавказа. А потом еще бывший сенатор оказался жителем другого государства, ОАЭ.

И много у нас таких патрициев? – подумали плебеи.

За что его на самом деле? – подумали патриции.

Кто такие российские сенаторы

А это, как обычно, главный вопрос. Не то чтобы сенаторов у нас не сажали – еще как, даже пожизненный один есть, Игорь Изместьев. И Магомед Магомедов, бывший сенатор от Смоленской области, уже год как живет в Лефортово вместе с братом Зией. Двенадцать сенаторов за последние 10 лет были осуждены, трое объявлены в розыск.

Сейчас под стражей, кроме Магомеда Магомедова, содержится еще бывший сенатор Вячеслав Дерев. Сенаторы организовывали преступные группировки, нанимали киллеров, стреляли в гостиницах, мошенничали и воровали, один даже был осужден за изнасилование. В этом смысле верхняя палата российского парламента плоть от плоти народа, каждый десятый сенатор попадает в тюрьму. Правда, народные уголовные статьи – это наркотики, разбой-грабеж и кражи, а у сенаторов есть уклон в экономические преступления.

Теоретически считается, что Совет Федерации – это палата представителей регионов, но никто никогда особо не волновался, когда тот же Магомед Магомедов, тесно связанный прежде всего с Дагестаном, стал сенатором от Смоленской области, а Владимир Слуцкер, интересовавшийся прежде всего делами еврейской общины, попал в сенат от Чувашии. В России этому удивляться не принято. Кстати, Рауф Арашуков попал в Совет Федерации от Карачаево-Черкесии – где родился, там и пригодился.

Напомню, что часть сенаторов (представители исполнительного органа власти региона) назначаются высшим должностным лицом субъекта Федерации, а часть – избираются местными парламентами. Семнадцать сенаторов назначает президент, это новация, которая пока непонятно, как работает.

Чем занимаются сенаторы, объяснить сложно. Они утверждают законы, принятые Госдумой, – или не утверждают, поменять там они ничего не могут. То есть сенаторы по вечерам смотрят то, что напринимала днем Госдума. Не буквально, но примерно так. Еще сенаторы могут утвердить в стране чрезвычайное положение, если такое решение примет президент, изменяют границы и регулируют участие Вооруженных сил России, если война ведется не на нашей территории, – как они это делают, можно вспомнить по Крыму.

Российские сенаторы – люди обычно весьма состоятельные. В разное время сенаторами были банкир Сергей Пугачев (от Тывы, ныне в розыске), Вадим Мошкович (холдинг «Русагро»), банкир Дмитрий Ананьев (представитель Ямало-Ненецкого округа, хотя жил и работал в Москве), Вячеслав Фетисов (хоккеист, представлял Приморье), Ралиф Сафин из «Лукойла», Сулейман Керимов, Борис Шпигель из фармбизнеса.

Сулейман Керимов на сегодняшний день считается самым богатым из членов Совета Федерации. Далее в топ-5 самых богатых российских сенаторов входят Валерий Пономарев, Александр Бабаков, Борис Невзоров и Игорь Зубарев. Не уверена, что эти имена хорошо известны в регионах, чьи интересы они представляют в верхней палате парламента – за исключением Сулеймана Керимова, конечно.

Об Арашукове до сих пор хорошо знали разве что на Северном Кавказе, где отца сенатора считают газовым королем. И в списках самых богатых сенаторов никакого Арашукова обычно не поминали. А зря.

Кто такие Арашуковы

Медиа, блоги и телеграм-каналы сейчас полны невероятными подробностями жизни, деяний и быта клана Арашуковых. Ничего особенного, обычная жизнь богатого кавказского клана: помпезные дома, сомнительные сделки, переименование улиц в честь членов семьи, обнимашки с Кадыровым, Турчаком и Тиной Канделаки, местные интриги и разборки, которые именуются местной политикой и бизнесом. И, конечно, «золотой батон» – при обыске у Рауфа Арашукова в числе прочего был обнаружен золотой слиток, отлитый в виде стодолларовой банкноты.

Сенатор Рауф Арашуков имеет приставку «самый молодой». В 2004 году он стал депутатом Ставропольской городской думы, за 11 дней до выборов ему исполнилось 18 лет. Он стал самым молодым депутатом за всю постсоветскую историю Ставрополья, получив 1885 голосов. Высшее образование получил в 2007 году, по специальности юрист. Однако сейчас, после скандала, встал вопрос о документах, которые свидетельствовали бы об окончании Рауфом Арашуковым средней школы. Похоже, их никто не видел.

Сенатором Арашуков стал в 2016 году, когда ему исполнился 31 год. Так, он опять стал самым молодым – только уже сенатором. Через год в Совете Федерации разразился небольшой скандал – журналисты раскопали сведения, что у Арашукова имеется вид на жительство в Объединенных Арабских Эмиратах. Совет Федерации провел тщательную проверку и эти сведения опроверг.

Забавно, что через год в отношении Арашукова было возбуждено уголовное дело в ОАЭ по обвинению в фальсификации документов. А российская прокуратура в момент задержания Арашукова упомянула вид на жительство в ОАЭ в качестве установленного обстоятельства, которое поможет ему скрыться.

В светских кругах хорошо знают супругу Арашукова Аиду, она позиционирует себя в качестве дизайнера одежды.

Все это, конечно, очень мило, но большим бизнесом не назовешь. За большой бизнес в клане Арашуковых отвечает отец сенатора, Рауль Туркбиевич Арашуков, директор филиала ООО «Межрегионгаз» в Карачаево-Черкесии.

Это совершенно удивительный факт. Ибо Рауль Туркбиевич был дважды судим за экономические преступления: в 1985 году за мошенничество, приведшее к хищению 4 тонн зерна, и приговорен к двум годам лишения свободы условно, а в 1987 году был осужден за присвоение по подложным документам 5 тонн подсолнечника и приговорен к двум с половиной годам лишения свободы в колонии общего режима.

Похоже, в продвижении Арашукова немалую роль сыграл Назир Хапсироков, влиятельный прокурор, а позже советник главы администрации президента Александра Волошина. Он доверял Арашукову-старшему и продвинул его в газовый бизнес. А еще, судя по всему, газовой карьере Рауля Арашукова способствовал главный кадровик «Газпром межрегионгаза» (ныне в отставке) Геннадий Никонов. Сейчас Никонов занимает пост советника генерального директора «Газпром межрегионгаза», и у него теперь явно большие неприятности. Но не только у него: СК анонсировал задержание глав газовых компаний в рамках дела Арашуковых.

Дело, похоже, выглядит довольно банально: хищение природного газа на сумму более 30 млрд рублей (по версии СК). Арашукову-старшему также предъявляют создание преступного сообщества и, конечно, мошенничество.

Гораздо серьезнее обвинения против Арашукова-младшего, то есть сенатора (он остается сенатором, с него только снята неприкосновенность, лишить его статуса может только суд, или если он сам согласится снять с себя полномочия). Рауф Арашуков подозревается не только в участии в хищениях природного газа и создании преступной группировки, но и в организации убийств заместителя председателя общественного молодежного движения «Адыгэ-Хасэ» Карачаево-Черкесии Аслана Жукова и советника президента Карачаево-Черкесии Фраля Шебзухова.

Аслан Жуков и Фраль Шебзухов были убиты в 2010 году в Черкесске. По обвинению в убийстве Жукова был задержан житель республики Расул Аджиев. Он дал признательные показания и сообщил, что убийство было заказным, заказчик – Рауф Арашуков.

То же утверждала сестра убитого Жукова (тот якобы отказался выполнить приказ Арашукова сорвать сессию Народного собрания КЧР) и брат Шебзухова (тот отказался выполнить требование Арашукова снять свою кандидатуру на должность председателя правительства КЧР, за что был избит битами и застрелен возле своего дома). Однако делу долго не давали ход, пока не был задержан посредник. Его взяли в декабре 2017 года, и он дал изобличающие сенатора показания.

Но все равно с тех пор прошло больше года.

Как Арашуковы поссорились с Миллером

18 января этого года в спа-отеле «Адиюх пэлас» (принадлежит семье Арашуковых) пышно праздновался день рождения Арашукова-старшего, ему исполнилось 59 лет. До последнего было непонятно, появится ли на торжестве именинник – человек опытный и бывалый, он прекрасно понимал, что его могут арестовать, уголовные дела уже были открыты, было арестовано несколько близких ему людей.

Сам он уже редко появлялся в Карачаево-Черкесии. Но в тот раз появился. Пишут, что многочисленным гостям было объявлено, что все проблемы решены, достигнуты благоприятные для Арашуковых договоренности с топ-менеджером «Газпрома» Кириллом Селезневым и главой «Газпрома» Алексеем Миллером.

Это было большой ошибкой. Со всей очевидностью, Москве давно не нравилось, как неаккуратно клан Арашуковых влияет на обстановку в Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии, демонстрируя свои возможности. То, что позволено Кадырову, не может быть позволено всем.

А раз Арашуковы – газовые короли, то и разбираться со всем этим надо Алексею Миллеру. Его пассивность в этом вопросе уже вызвала реакцию: в конце 2018 года появились публикации, что Арашуковы крупно заносят Кириллу Селезневу, а через него – Алексею Миллеру. Кому это может понравиться?

Это во-первых. А во-вторых, кто-то должен быть виноват в истории с катастрофическим разрастанием газовых долгов республик Северного Кавказа. Компания «Газпром межрегионгаз Пятигорск», поставлявшая газ в пять республик СКФО (кроме Чечни), несла убытки на десятки миллиардов рублей. Проведенная в 2017 году замена ее на отдельные структуры «Газпром межрегионгаза» в каждой республике ни к чему не привела, долги только выросли.

Рамзан Абдулатипов, бывший глава Дагестана, утверждал, что собранные за газ деньги из Дагестана «вывозятся мешками», но после ареста вице-премьера правительства республики Магомедгусена Насрутдинова, который слишком дотошно интересовался формированием газовых долгов, эту тему больше не поднимал.

Проблему с северокавказскими долгами за газ нужно было как-то решить, однако надо найти и виновника происходящего. Не допрашивать же по газовым долгам бывшего куратора Северо-Кавказского федерального округа Александра Хлопонина. Пришло время Арашуковых. Скромнее надо быть.

Как Миллер поссорился с Сечиным

Судьба Арашуковых была предрешена. Но такого пафоса, такой античной драмы не устраивали ни для кого. Почему? Что случилось на самом деле?

Странно было бы предположить, что теперь будут сажать всех, кто наживается на газе. Или причастен к заказным убийствам. Эдак можно без парламента остаться. Нет, конечно. Надо искать, кому выгодно.

Конечно же, у спектакля есть автор, ему и аплодисменты. Это Алексей Миллер, глава «Газпрома». Но зачем ему это?

Дело, как обычно, в Сечине. Сечин посадил министра. А Миллер посадил сенатора. И папу его. 

У Сечина были колбаски, корзинки и бесконечная Санта-Барбара с его собственной явкой в суд. А Миллер ставит античную драму с Бастрыкиным, Чайкой и Матвиенко. В обоих случаях имеется дополнительный бонус – борьба с коррупцией.

Миллер смог. Он теперь как Сечин. 

Миллер и Сечин – инь и ян. Давние соперники в споре, «что главнее» – нефть или газ, и, стало быть, кто главнее.

Кто главный в стране налогоплательщик – это раз. Тема налогового превосходства – это тема влияния и власти. В 2013 году Сечин обмолвился, что считает несправедливой разницу в налогообложении нефтяной и газовой отраслей России. «»Газпрому» хочу пожелать удачи, успехов. Это большая компания, основа нашей экономики, и [пожелать] побольше налогов давать в бюджет», – заявил он тогда. Споры и обмен колкостями происходят постоянно, особенно перед лицом Путина. Тот особо не вмешивается, ему явно нравится.

Во-вторых, Сечин и Миллер не могут забыть давнее – в 2004 году Путин заявил о слиянии «Газпрома» с «Роснефтью». А Миллер добавил, что «Юганскнефтегаз», проданный за долги ЮКОСа, останется самостоятельной госкомпанией. Богданчиков, тогдашний глава «Роснефти», в этот момент стоял под камерами рядом с Миллером и его слов не отрицал. Но тут «Роснефть» сама купила «Юганскнефтегаз», а слова Миллера назвала в официальном пресс-релизе его личным мнением. Кто ж такое забудет.

В-третьих, «Роснефть» раздражает монополия «Газпрома» на экспорт газа и нежелание делиться ею с независимыми производителями.

В-четвертых, «Роснефть» и «Газпром» – это компании, которые по закону имеют право осваивать шельф. Поэтому при распределении шельфовых участков интересы компаний часто пересекаются. И уж сколько раз такое было, что «Роснефть» и «Газпром» претендуют на 3–5 одинаковых участков на шельфе.

А есть еще и в-пятых, и в-шестых, и так далее. Давние соперники. 

И тут Игорь Иванович сажает министра. Чем ответит Алексей Борисович?

Отличный ход. С сенатором было красиво. Да, античная постановка без сучка и задоринки. Ради такого дела объединились даже Чайка с Бастрыкиным. И чем на это ответит Игорь Иванович? А Игорь Иванович ответит. Еще один сенатор? Еще один министр? Не думаю – их расхватают другие крупные драматурги, но Игорь Иванович не крупный, он выдающийся. Хотя теперь их двое.

Но если сподобится Игорь Иванович съесть Алексея Борисовича, так публика только рукоплескать будет. Равно как и наоборот. 

Источник: Московский центр Карнеги