Ольга Романова Rus2Web: «То, что предлагает президент, – просто скверный анекдот»

Глава правозащитной организации «Русь Сидящая» Ольга Романова прокомментировала для Rus2Web инициативы президента России Владимира Путина, которые касались суда, следствия и наказания по экономическим преступлениям. Путин высказал их в своем послании Федеральному собранию 3 декабря

Провести судебную реформу и сократить число присяжных до 5-7 человек

Есть такая наука — право. И есть теория правоприменения. Про присяжных известно сотни лет, что их должно быть двенадцать. И есть еще запасные присяжные. Точка. Каким образом пять человек, пусть даже строго отобранные из разных социальных слоев общества (а общество у нас, как мы знаем, больно), могут решить судьбу человека — совершенно непонятно. Суд присяжных в России и без того очень ограничен. Поэтому то, что предлагает президент — это просто скверный анекдот. Кстати, поздравляю всех — сегодня день юриста.

Расширить контроль прокуратуры над следствием

Совершенно непонятно, что президент предложил расширить, потому что у прокуратуры вообще нет ни одного инструмента контроля над следствием. Когда прокуратура и Следственный комитет были одним ведомством, инструментов и рычагов давления было много, включая, например, возбуждение уголовного дела против представителей следствия и ведение надзора. Сейчас прокуратура как институт вообще уничтожена. Функция у нее одна — надзорная, и она ее по факту не исполняет. Единственное, что может сделать прокуратура следствию — выпустить предписание в стиле «Ай-яй-яй» и погрозить пальчиком. Еще у нее есть один по-настоящему серьезный инструмент давления — возможность не подписывать обвинительные заключения. Но они им никогда не пользуются.

Помещать фигурантов экономических преступлений под стражу лишь в крайних случаях

К счастью, не все, что предлагает Путин, — полное безобразие. Предложение про применение ареста в качестве крайней меры по экономическим делам — правильное. Аплодирую стоя. Вот только об этом говорят уже десятки лет. Так же при Хрущеве говорили, что не надо расстреливать за валютные операции. Здесь вот еще какой важный момент. Путин упомянул, что экономические дела часто разваливаются на стадии следствия. Но это лишь часть правды. Потому что среди таких дел очень много тех, которые касаются не настоящих предпринимателей и бизнеса, а самих чиновников. Приведу конкретный пример. Вот есть такой чиновник Пупкин. Негодяй и вор. Он, к примеру, обещал за взятку решить вопрос, который не входил в его компетенцию. Такое часто бывает. Потом он на этой взятке, допустим, попался. Если чиновник отвечает за строительство квартир и его попросили дать квартиру, он может заявить, что вообще-то несет ответственность только за распределение квартир, а не за их выдачу. И его статья «Взятка» будет переведена в статью «Мошенничество» — это экономическая статья. Чиновник с ней попадает в суд. Там за него хлопочут, и дело затем разваливается в суде. С предпринимателями же наоборот — такое случается не часто.
По итогу я скажу так: то, что может ухудшиться (например, ситуация с судом присяжных), — ухудшится. А то, что может улучшиться, (например, ситуация с посадками по экономическим статьям) — не улучшится.

Источник: Rus2Web