Ольга Романова: Сыр как наркотик

Когда-то давно существовала такая 188-я статья Уголовного кодекса - "Товарная контрабанда", - по которой было много страшных дел

Когда прокуратура рассказала Сенцову про 23 года строгого режима, я вспомнила дело, по которому женщине-бухгалтеру, которая сейчас работает у нас в «Руси сидящей», грозило 23-24 года именно по этой статье. В этом страшном деле речь шла о ввозе в Россию строительного пластика, того самого, которым занималась Елена Батурина с ее знаменитыми креслами и тазиками.

Товарной контрабандой на самом деле называлась неправильная уплата или неуплата таможенных пошлин. В делах это выглядело как будто, аки тать в ночи, перелезая через колючую проволоку, привязав к ногам копыта, люди ввозят огромные фуры, специально чтобы обмануть наше государство. А самих таможенников или пограничников в делах нет.

А на самом деле ситуация ясна: ты что-то ввозишь на территорию Российской Федерации — и покупаешь таможенника на свой страх и риск. Это чисто таможенный доход. Хочешь ввезти пять килограммов сыра — подари ему килограмм. Хочешь ввезти тонну сыра — заплати пятьсот евро. Кто же откажется от такого дела?

Эту статью отменили в период медведевской либерализации, и логика тоже была понятна. На самом деле классическое определение контрабанды: незаконная доставка или вывоз из страны продукции и товаров, которые продукцией или товарами не являются. Это всегда три позиции: оружие, наркотики и живой товар, люди. Все остальное — это неуплата таможенных пошлин, то есть экономические нарушения — или взятки. Это логика, принятая во всех странах мира. Если мы начнем вывозить проституток в Турцию — это контрабанда. Если мы ввезли пластик из Финляндии в Россию, не уплатив наложенных пошлин, — это все остальное.

Но Российская Федерация, как всегда, идет впереди планеты всей: к списку «наркотики, оружие, живой товар» теперь добавляется пармезан. Таможенники как бы вернут 188-ю статью, но не механически, а приравняв сыр к наркотикам. А на практике это просто будет дороже. Ввоз тонны сыра будет стоить не 500 евро, а как будто мы ввозим ядерное оружие.

Помимо того, что они в разгар кампании очень хотят понравиться лично руководству, есть очень важная сторона медали: они снова становятся субъектом возбуждения уголовных дел, то есть имеют право инициировать посадки. Теперь от них зависит — казнить тебя или миловать. А свобода дороже сыра.

И это вполне исполнимо. Я несколько дней наблюдаю эффект работы горячей линии прокуратуры, куда можно стучать на санкционные продукты: думаю, народ будет стучать на хамон с удовольствием.

Источник: Грани.ру