Новости

ОМОНовец сорвал аплодисменты на «Болотном деле»

Суд не стал менять статус потерпевшего по «Делу двенадцати» ОМОНовца, которого один из подсудимых потянул за руку, на статус свидетеля. Этот единственный «потерпевший»  обвиняемого Алексея Полиховича заявил в суде, что ему не был причинен ни физический, ни моральный вред, и был не против стать свидетелем. Он также рассказал, что столкновения демонстрантов с полицией произошли из-за провокаторов, которые потом «убежали в кусты». А судья заявила, что намерена  перевести слушания на пятидневный режим вместо трехдневного.

6 мая 2012 года согласованная акция оппозиции переросла в столкновения с полицией, квалифицированные следствием как массовые беспорядки. Демонстранты винили в конфликте слишком плотное оцепление и провокаторов в масках, которым полиция не мешала, правоохранители утверждают, что дело в агрессии оппозиционных активистов, которые прорвали цепочку. Сейчас на скамье подсудимых 12 человек: Николая Кавказского, Леонида Ковязина и Владимира Акименкова обвиняют в участии в массовых беспорядках (ч.2 ст.212 УК, до восьми лет лишения свободы), Марию Баронову – в призывах к ним (ч.3 ст.212 УК, до двух лет лишения свободы), а остальных — Андрея Барабанова, Степана Зимина, Дениса Луцкевича, Ярослава Белоусова, Артема Савелова, Сергея Кривова, Александру Наумову и Алексея Полиховича – и в участии в массовых беспорядках, и в применении насилия в отношении представителей власти (ч.1 ст.318 УК, до пяти лет лишения свободы). 

Сегодня в Мосгорсуде допросили седьмого из 53 потерепевших — ОМОНовца Игоря Тарасова. Полицейский рассказал, что был старшим в группе задержания, в которой было четыре человека, и до так называемого «прорыва» оцепления на Малом Каменном мосту находился между двумя «цепочками» ОМОНа. После «прорыва» был приказ задерживать «самых активных» демонстрантов, и он успел задержать двоих.

Отвечая на вопросы защиты и подсудимых, ОМОНовец рассказал, что был на Болотной с 10 утра до начала девятого. Оружия у демонстрантов он не видел, но после того, как прорвали цепочку, они кидали камни. «Старшие руководители стояли за цепочкой и давали команду: камень!», — рассказал он. Бутылок с зажигательной смесью и то, как митингующие разбирают асфальт, он тоже не видел.

Как и предыдущий допрошенный в суде ОМОНовец Герман Литвинов, Тарасов тоже видел среди митингующих провокаторов.

— Люди пришли, рассчитывали, что будет мирно, но была специальная группировка, направленная на то, чтобы спровоцировать сотрудников полиции, — сказал он. — А те люди, которые специально провоцировали, они ушли в кусты. Как у нас бывает – подстрекать и остаться в стороне.

На вопрос о том, доводило ли руководство до его сведения, где проходят границы митинга, он ответил «нет». Так же он ответил на вопрос, были ли внутри Болотной места, куда приказано было не пускать граждан. «Вы сейчас такие вопросы задаете, как будто я руководитель. <…> Пока есть возможность, я все валю на руководство», — шутил он.

Что нужно, чтобы стать потерпевшим

Статус «потерпевшего» Трасов получил из-за того, что 23-летний студент РГСУ Алексей Полихович, по версии обвинения, пытался спасти другого демонстранта и дернул полицейского за руку. Помимо этого, Полиховичу вменяют еще то, что он напирал на ОМОН железным ограждением, но по этому обвинению потерпевших нет. По словам адвоката Полиховича Алексея Мирошниченко, у его подзащитного, содержащегося под стражей, «самое смехотворное обвинение».

На вопрос адвоката Дмитрия Айвазяна, ощущал ли ОМОНовец физическую боль от действий Полиховича, он ответил «нет», а на вопрос о моральном вреде, сказал: «просто был на эмоциях, ночевал три дня без жены». Он также заявил, что не имеет претензий к подсудимым.

В результате защитник Полиховича Дмитрий Дубровин заявил ходатайство о переведении Тарасова в свидетели. Адвокаты уже пытались так же изменить статус Литвинова, который не возражал стать свидетелем. В обоих случаях судья — председатель Замоскворецкого суда Наталья Никишина — отказала.

Тогда защита потребовала огласить показания Тарасова следователю, в которых он говорил, что в отношении него никаких противоправных действий не совершалось и телесных повреждений ему не причиняли. Адвокат Мирошниченко спросил, почему на следствии он не говорил про Полиховича, а в суде узнал его.

— Это вопросы не ко мне, а к следователю, — сказал Тарасов.

По словам полицейского, он опознал Полиховича по фото, показанном следователем, и после этого вспомнил про эпизод с рукой.

В ответ гособвинители попросили огласить протокол очной ставки Тарасова с Полиховичем. Тогда он заявлял, что Полихович «схватил его за руку и сильным рывком оторвал от руки задержанного», а он при этом испытал физическую боль.

Эта нестыковка заставила участников процесса продолжить выяснять, испытал ли он боль.

— Давайте просто забудем об этом! – сказал полицейский. В зале раздались аплодисменты.

— Давайте, — согласился адвокат Дубровин.

Полихович тоже задал вопрос Тарасову: извинялся ли он когда-либо перед адвокатом Полиховича за данные показания. Судья сняла вопрос.

Право.Ру