Геннадий Максимов: По форме правильно, а по существу – издевательство

Одной из животрепещущих тем прошлой недели стала амнистия в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне. Не сказать, что большая, но всё же, интрига была

С учетом двух провальных амнистий 2013 года – одна, так называемая, экономическая или Титовская (Постановление Госдумы от 2 июля 2013 года), другая – в связи с 20-летием принятия Конституции (Постановление Госдумы от 18 декабря 2013 года), мало кто ждал какого-то просветления в умах у власть предержащих и наполнения истинным смыслом и содержанием слов «милосердие и гуманизм». Кстати, о провальности: количество лиц, освобожденных из мест лишения свободы, по Титовской амнистии — 58 человек; по второй — 1132 человека. При том, что на начало 2013 года в местах лишения свободы находилось более 700 тысяч человек. Если вспомнить, как же много говорилось и обсуждалось в процессе подготовки тех амнистий 2013 года! Совет по правам человека (СПЧ), готовивший по поручению президента свой проект амнистии к 20-летию Конституции, до последнего держал свои предложения в тайне. Однако, пройдя через Государственно-правовое управление администрации президента (ГПУ АП) и его руководителя Ларису Брычёву, эти предложения СПЧ изменились до неузнаваемости, превратившись в «болванку», которая не отвечала никаким заявленным ранее целям и задачам амнистии. В последствие, СПЧ во главе с Михаилом Федотовым опубликовал в открытом доступе свои предложения, переданные в ГПУ АП, так сказать, чтобы сохранить лицо СПЧ, поскольку внесённый в Госдуму под лозунгом «на основе предложений СПЧ» президентский проект постановления об амнистии даже отдаленно не напоминал те реальные подготовленные в недрах СПЧ предложения.
СПЧ усвоил урок и в этом году заранее, ещё в феврале, опубликовал на своём официальном сайте подготовленные для президента предложения об амнистии. В соответствии с ними предполагаемая амнистия должна была бы быть действительно очень широкой. И сами предложения были сформулированы очень добротно, юридически корректно, всё было логично, текст был продуманным, обоснованным. Возможно, именно под влиянием такого впечатления от предложений СПЧ возникли смутные ожидания того, что в проекте амнистии к 70-летию Победы будет стройность и логика, что проект будет выверенным, продуманным, проработанным, что амнистия окажется действительно широкой, в том числе и с учетом сложившейся экономической ситуации в стране в связи с разрастающимся кризисом.
Интрига разрешилась в четверг 9 апреля. Президентом были внесены проекты постановлений «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной Войне 1941-1945 годов» (зарегистрирован в АСОЗД ГД № 765403-6) и «О порядке применения Постановления Государственной Думы «Об объявлении амнистии ….» (зарегистрирован в АСОЗД ГД № 765411-6).
Любопытно, что ещё до того, как тексты внесенных проектов стали доступны, в «Российской газете» вышел материал об этой новости с указанием количества лиц, на которых будет распространяться амнистия, отдельно по каждой категории субъектов.

Как это работает
Намедни ознакомившись с этими проектами, позволю пару слов по двум направлениям: относительно объектности и субъектов амнистии. По объектности – в части преступлений в сфере экономики (выражаясь так, как это изложено в Уголовном Кодексе РФ) с подробным разбором на примере статьи 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями в коммерческой организации).
К сожалению, узкий и формальный подход, без аналитической проработки, проведения глубокого сравнительного анализа деталей приводит к упущениям в законотворческой работе, которые оборачиваются несправедливостью, конституционным неравенством, дискриминационным поражением в правах одной группы людей по отношению к другой.
Будет очень отрадно, если нижеизложенное привлечет внимание, найдет отклик и понимание у тех, в чьей компетенции и в чьих возможностях внесение поправок и замечаний к первому и/или второму чтению проектов постановлений в целях исправления недостатков. Как обычно, сроки весьма ограничены. Срок внесения точечных изменений и дополнений в проект постановления об амнистии — до 16 апреля 2015 года. Первое чтение назначено на 21 апреля 2015 года.

Каких статей коснется амнистия
Очевидна основная направленность амнистии на лиц, совершивших нетяжкие преступления, то есть категории небольшой (максимальное наказание до трёх лет лишения свободы) и средней тяжести (до пяти лет лишения свободы).
В подпункте 2 пункта 13 проекта постановления «Об объявлении амнистии…» говорится о том, что действие настоящего Постановления не распространяется на осужденных, совершивших преступления, предусмотренные …. (далее перечисляются статьи УК РФ, исключаемые из амнистии), в том числе и частью 2 статьи 201 УК РФ. Это абсолютно некорректно, недопустимо и неконституционно.
Сразу сформулирую предложение по поправкам, тем более оно очень короткое:
В пункте 13 подпункт 2 слова «частью второй статьи 201 УК РФ» исключить.
Или по крайней мере
В пункте 13 подпункт 2 слова «частью второй статьи 201 УК РФ» дополнить «(в редакции УК РФ после 25.12.2008 года)».

Основания и мотивация
Часть 2 статьи 201 УК РФ в редакции уголовного закона до 25.12.2008 года предусматривала максимальное наказание до пяти лет лишения свободы, часть первая этой статьи — до трёх лет лишения свободы. Таким образом, до 25.12.2008 года и первая, и вторая части статьи 201 УК РФ относились к категории не тяжких статей, в частности часть вторая статьи 201 УК РФ являлась статьёй средней тяжести. Федеральным законом от 25.12.2008 № 280 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ…» помимо прочего были внесены изменения в статью 201 УК РФ, в соответствии с которыми максимальный срок наказания был увеличен с трёх до четырёх лет лишения свободы для первой части статьи 201 УК; с пяти до десяти лет лишения свободы — для второй части статьи 201 УК РФ. Тем самым, часть вторая статьи 201 УК РФ перешла в категорию тяжких статей только после 25 декабря 2008 года.
Права на амнистию будут лишены осужденные по части второй статьи 201 УК РФ (в редакции уголовного закона до 25.12.2008 года), хотя такие лица осуждены по статье средней тяжести. Такой подход неконституционен. (Для справки: в приговорах у таких осужденных указано, что они осуждены по части 2 статьи 201 УК РФ (в редакции 64-ФЗ от 13.06.1996 или 162-ФЗ от 08.12.2003).
В преддверии внесения проекта в Госдуму много говорилось о том, что из амнистии будут исключаться статьи УК, по которым была проведена так называемая экономическая амнистия летом 2013 года (Постановление Госдумы от 02.07.2013 № 2559-6 «Об объявлении амнистии»). Стоит напомнить, что статья 201 УК РФ хотя и встроена в раздел VIII «Преступления в сфере экономики», вообще не была включена в Постановление Госдумы от 02.07.2013 № 2559-6.
Таким образом, следуя логике, статья 201 УК РФ как статья средней тяжести должна быть исключена из подпункта 2 пункта 13 проекта постановления. В пользу этой логики свидетельствует то, что не вошедшая в экономическую амнистию часть вторая статьи 172 УК РФ (незаконная банковская деятельность), будучи тяжкой статьей, тем не менее, в проекте постановления среди исключенных или неамнистируемых статей не значится. В исключения не попала и первая часть статьи 172 УК РФ. То есть предполагается распространить действие амнистии на статью 172 целиком, несмотря на то, что по первой её части была проведена экономическая амнистия в 2013 году.
Статья 201 (злоупотребления полномочиями) УК РФ и статья 293 (халатность) УК РФ предусматривают одинаково описываемые уголовно наказуемые деяния, одинаковый состав преступления. Отличия состоят в субъектах и сфере совершения деяний. Статья 201 из главы 23 УК РФ «Преступления против интересов службы в коммерческих организациях», а статья 293 УК РФ из главы 30 УК РФ «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления». Одним словом, статья 201 УК РФ предпринимательская, а статья 293 УК РФ чиновничья.
Часть третья статьи 293 УК РФ по категории тяжести относится к тяжким. Вместе с тем, в предлагаемом проекте статья 293 полностью входит в так называемые амнистируемые статьи, поскольку никак, ни в каких своих частях не указана в подпункте 2 пункта 13 проекта постановления в перечне статей, исключаемых из амнистии.
Тем самым, порождается неравенство по принципу отношения к социальной группе, а осужденные и/или привлеченные к уголовной ответственности руководители коммерческих организаций ставятся заведомо в дискриминационные условия по сравнению с руководителями государственных организаций, поскольку при прочих равных последние получают право воспользоваться амнистией полностью по статье 293 УК РФ, что опять же противоречит Конституции РФ.
Очевидно, что во всем должна быть логика. Однако, не понятно, почему не распространяется действие положений постановления об амнистии на часть 2 статьи 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями), при том что на все части статей 202 УК РФ (злоупотребления полномочиями частными нотариусами и аудиторами), 203 УК РФ (превышение полномочий частным детективом …..), 204 УК РФ (коммерческий подкуп) – амнистия, в плане объектности, распространяется полностью, в том числе на те части указанных статей, которые относятся к категории тяжких? Помимо этого, статьи 202, 203,  204 УК РФ не исключались при проведении амнистии в соответствии с Постановлением Государственной Думы от 18 декабря 2013 года № 3500-6 «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции Российской Федерации».
Уверен, если взять для примера какую-либо другую статью УК РФ, исключенную из амнистии в соответствии с настоящим проектом, то можно будет обнаружить точно такие же пробелы и ляпы.

На кого распространяется амнистия
Наверное, впервые среди субъектов амнистии появилась категория «одиноких мужчин, имеющих несовершеннолетних детей и/или детей инвалидов». Это хорошо. Это только приветствуется.
Относительно женщин по большому счёту всё осталось «как всегда» во всех амнистиях «по штампу», а именно: под амнистию подпадают «женщины, имеющие несовершеннолетних детей (в нынешнем проекте постановления теперь дополнено «и/или детей-инвалидов»), а также беременные». И опять пробел! Если у осужденной женщины нет родных несовершеннолетних детей, и она не беременна, но, например, она приняла несовершеннолетнего ребенка под опеку (попечительство) либо в приёмную или патронатную семью; либо дети воспитываются в детских домах семейного типа (кстати, именно такие современные формы сейчас выбираются без оформления усыновления/удочерения, когда детей берут из детских домов либо принимают к себе в семью детей погибших близких или дальних родственников)? Либо у женщины имеются на иждивении дети-инвалиды старше 18 лет? Либо женщина принимает под опеку (патронат) пожилого родственника – инвалида 1 или 2 группы, неспособного обходиться без посторонней постоянной помощи (список близких родственников есть даже в ст. 5 УК РФ)? Или у осужденной женщины детей несовершеннолетних нет, но есть мама — малолетний узник фашистских концлагерей, инвалид  1 группы по психиатрическому профилю, с высокой степенью ограничения способности к самообслуживанию, ориентации, общению, контролю за собственным поведением, то есть нуждается в постоянной помощи своей единственной дочери? При этом дочь государство нанимает для постоянного ухода за матерью – инвалидом 1 группы как ЛОУ (лицо осуществляющее уход). Дочери оформляется специальная категория в Пенсионном фонде и службе соцзащиты для постоянного ухода за неспособным инвалидом без всяких социальных работников и т.д. И что же? В конструкции настоящего проекта постановления об амнистии такие люди под неё не подпадут, поскольку в проектах такой категории просто нет в перечне субъектов амнистии. Разве такие женщины не должны попадать в субъекты амнистии наравне с женщинами, имеющими собственных несовершеннолетних детей? И это честно, справедливо, гуманно?!
Получается, что не учитывается множество нынешних реалий, а «за бортом» гуманистического акта коллективного помилования остаются определенные категории осужденных лиц. Эти люди по общей логике, по всем человеческих понятиям и гуманистическим соображениям, безусловно, должны попадать в число субъектов амнистии (кстати, любой амнистии как акта гуманизма). Однако, если они как категория чётко не указаны среди субъектов амнистии, то никакие органы уголовного преследования и/или исполнения наказания (МВД, прокуратура, ФСИН) и никакой суд, действующие как чиновники и бюрократы, не будут разбираться индивидуально, и не будут применять к таким лицам акты амнистии. Вот и получается, что по форме –  правильно, а по существу – издевательство.

В этой связи также имеется сформулированное предложение по поправкам и дополнениям:
1. Дополнить подпункт 6 пункта 1 настоящего постановления после слов «а также беременных женщин» следующим содержанием: «Женщин, имеющие под опекой / попечением / патронатом близкого родственника — инвалида 1 или 2 группы с высокой степенью ограничения способности основных категорий жизнедеятельности, и признанных уполномоченными  государственными органами и органами социальной защиты «лицом, осуществляющим постоянный уход / ЛОУ за неспособным обходиться без постороннего ухода инвалидом».
2. Дополнить подпункты 6 и 7 пункта 1 настоящего постановления, после слов «детей-инвалидов» следующим содержанием:  «в том числе принятых под опеку (попечительство), либо взятых в приёмную или патронатную семью; либо воспитывающихся в детских домах семейного типа без процедуры усыновления/удочерения».

Tagged .