Почему судьи, убивающие «дистанционно», уходят от наказания

Аня Фомкина появилась у нас на «Руси Сидящей» поздней осенью. Зареванная, замученная женщина, она билась за своего сына Романа, ему 27 лет. Роман обвинялся в совершении преступления, подпадающего под ст. 111 УК (причинение тяжкого вреда здоровью). Однако Аня, Анна Ивановна, просила о помощи не юридической или материальной — речь шла о жизни и смерти. Арестовали Романа в июле, а уже в октябре он был в коме. Его срочно перевезли из тюрьмы в гражданскую больницу № 14 г. Москвы, в токсикологическую реанимацию — отравление психотропными веществами. Эти вещества давали Роману на больничке, в Бутырке. Гражданские доктора вывели Романа из комы и сделали ему надрез на горле, он мог питаться через трубочку. Но как только он пришел в сознание, его немедленно перевезли в больницу «Матросской Тишины», и меру пресечения ему никто не собирался отменять.

И Аня Фомкина, помыкавшись по тюрьмам, судам и следователям с прокурорами, пришла к нам. Это дело немедленно взял на себя наш хороший друг Валентин Богдан из фонда «В защиту прав заключенных». Подключил адвокатов, сам не вылезал из тюрьмы, и нам всем уже казалось, что самое страшное позади: даже суд в конце концов смягчился и сменил меру пресечения на подписку о невыезде и «надлежащее поведение». Но решение никто исполнять не спешил. Через полгода после ареста, 40 дней назад, он умер. При росте 172 см он весил 40 кг. Все тело его было покрыто страшными язвами, и выглядел он так, как будто над ним экспериментировал доктор Менгеле.

Аня носит с собой его фото до ареста: нормальный симпатичный парень, крепыш. Летним вечером он нанес несколько ножевых ударов некоему человеку в магазине — камера видеонаблюдения зафиксировала факт нападения, но что было до броска, доподлинно уже не установить. Но бросок был. Потерпевший выжил, работает, дай бог ему здоровья. Насколько Рома Фомкин был виноват, уже не важно — он ответил перед другим судом. Однако земного суда так и не дождался — впрочем, как и следствия.

Фото — блаженные до ареста и невероятно страшные после него — показали на днях по Первому каналу в программе «Свобода и справедливость» Андрея Макарова. Конечно, в смерти молодого парня, вовсе не осужденного и не приговоренного к пыткам и медленной мучительной кончине, виноваты тюремные медики, те еще Гиппократы. Но они пришли на программу, они пытались что-то ответить, глядя в глаза матери Романа, Анечки. Цинизм ли это, форма ли самозащиты, равнодушие или уверенность в своей полной безнаказанности, судить психологам и психиатрам. Однако в этой истории есть один виноватый безусловно и абсолютно. Это судья, который продлевал арест Романа, причем несмотря на справку о состоянии его здоровья. И который не изволил явиться к нему ни в больницу, ни в тюрьму (хотя обязан был это сделать — впрочем, судьи по тюрьмам не ездят).

Стали искать фамилию судьи. А ее нет. А она засекречена.

Попросила у Анечки судебные документы. Нет их у нее. Не дают ей в суде, и следователь не колется, кому дело передал. Странно, сильно странно и подозрительно. Юрист Фонда защиты прав заключенных, адвокат, сумел кое-какие документы все же раздобыть. Вот какая картина вырисовывается.

16 июля 2011 г. судья Кузьминского районного суда Суздаль Е.А. вынесла постановление об избрании меры пресечения — заключение под стражу Романа Фомкина. В сентябре 2011 года та же Суздаль продлила арест.13 октября судья Данилова О.В. тоже продлила. 10 ноября вновь продлила Суздаль. Замечу: тогда Роман уже побывал в коме, и тогда же в суд была представлена справка о тяжелом состоянии Романа, а его самого даже не доставили в судебное заседание. А где же он был? Он лежал в гражданской больнице, прикованный наручниками к кровати. Самое последнее судебное постановление — от 08.12.2011 г., тогда только мера пресечения была изменена на подписку о невыезде и надлежащее поведение. Но Рому по-прежнему не освобождали. А через несколько дней он умер.

Стала я вспоминать — что-то уж больно знакомая фамилия у засекреченной судьи Суздаль Е.А., которая, как ни крути, имеет непосредственное отношение к гибели Романа Фомкина в тюрьме и халатно исполняет свои обязанности. Ну, конечно, эту судью доведенные до отчаяния граждане винили в письмах к вышестоящему судебному начальству в квартирных махинациях. Никакого расследования проведено не было, и немудрено. Дело в том, что Суздаль Елена Александровна до недавнего времени была сотрудником УВД ЮВАО г. Москвы. Потом подалась в мировые судьи (участок № 135), быстро стала федеральным судьей. Она замужем за сотрудником МВД Феликсом Суздалем, ее свекор — Виктор Яковлевич Суздаль, бывший замруководителя УФРС РФ г. Москвы, он же бывший замначальника ГУБОП МВД РФ, ныне трудится в правительстве г. Москвы. А его жена Раиса Суздаль, свекровь нашей судьи, удачливый адвокат — ну еще бы не удачливый.

Мы направили письма с просьбой о проверке надлежащего исполнения должностных обязанностей судьи Суздаль Е.А., ведь в статье УПК есть норма о возможности изменения меры пресечения при продлении, если обстоятельства, указанные в ходатайстве следователя, отпали. В содержании ответа не сомневаюсь — все хорошо, прекрасная маркиза, умойтесь.

Послушайте. Прекратите это. Прекратите немедленно. Суздаль — вон отсюда, вон из нашего правительства, из нашего города, из наших карманов и наших налогов. Вон из наших судеб. Но сначала — расследовать и судить, честно и открыто. Прекратите толкать граждан на бунт.

[button link=»http://www.novayagazeta.ru/columns/50770.html»]Новая Газета[/button]