Праздник приходит

Вот вы говорите, что настроение не новогоднее. А у нас впервые за несколько лет — новогоднее. Потому что у «Руси Сидящей» к Новому году сразу три хороших истории

Почти год мы ведем дело юриста Андрея Крекова из Архангельска. Летом 2014 года молодого человека на улице задержала полиция — якобы он был не трезв. В отделении его сильно избили. То, что Андрей был абсолютно трезв, когда его привезли в ОВД, и то, что его сильно били сотрудники полиции, подтверждают свидетели — люди, находившиеся в это время в ОВД — и медицинские заключения. В материалах дела есть показания свидетеля М.: «… его просто вколачивали в стулья, он вниз головой был, в наручниках…он с трудом поднялся и повернулся, увидел меня и говорит: “Девушка, наберите номер моей жены, скажите, что здесь происходит, а то я тут не доживу до утра”…»

Андрея били так сильно, что через несколько часов пришлось вызвать «скорую». Потом Андрея повезли в суд и там оштрафовали на 500 рублей — за то, что он якобы находился в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения (ст. 20.21 КоАП). При этом никаких экспертиз и свидетелей суду сотрудники полиции не представили.

Через несколько дней молодой человек пошел снимать побои — не менее 87 кровоподтеков и ссадин. Андрей подал заявление на избивших его полицейских и приложил к нему результаты судмедэкспертизы.

Уже через месяц по делу о применении насилия возбудили уголовное дело — только не в отношении полицейских, а в отношении Андрея. По версии полицейских, во время задержания Андрей укусил одного из них в ногу до крови (прокусив брюки). И никого не смущало, что доказательство тому экспертиза, которую провели спустя два месяца после случившегося — при этом она не установила ни когда, ни как именно появилась рана у полицейского, зато исключила вариант, что это мог быть укус.

В возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников полиции Андрею отказали. А его самого в 2015 году приговорили к 2 годам и 8 месяцам колонии общего режима. Мы опустим здесь огромное количество нарушений со стороны следователя который вел дело Андрея, но об этом подробно можно почитать здесь.


На фото: Андрей Креков

К сожалению, мы узнали о деле Андрея не сразу, а его адвокат ни одному нарушению со стороны правоохранительных органов не возмутился. Более того, стремление Андрея бороться он не поддерживал. Когда мы познакомились с Андреем, нам казалось, что уже сложно что-то изменить — все инстанции пройдены.

Но пока в отношении Андрея велось следствие, он писал жалобы — он вообще писал много жалоб, даже когда уже попал в колонию. И 6 ноября 2014 года, еще до вынесения приговора, возбудили уголовное дело в отношении полицейских за превышение должностных полномочий ( ч.3 ст.286 УК РФ). Но через год дело прекратили. А Андрея закрыли. Мы пытались обжаловать постановление о прекращении дела в районном суде Архангельска, но нам отказали. А 28 ноября 2017 года, то есть совсем недавно, суд апелляционной инстанции отменил решение районного суда и вернул нашу жалобу на повторное рассмотрение. Аедрея защищает наш адвокат Дмитрий Цуприк.


Второе дело — дело по статье «экстремизм» (ст. 282 УК). Ярослава, молодого парня из Омска, обвиняли в том, что он призывал к насильственным действиям «в отношении представителей нерусской национальности и расовой группе “небелые”». Это точная формулировка из экспертизы. Дело вел следственный комитет под чутким руководством Центра по противодействию экстремизму (ЦПЭ). Ярослав свою вину не признал. Центр «Э» обратил внимание на молодого человека из-за постов в социальной сети, которые были сделаны еще три года назад.

Мать Ярослава человека, заместитель главного редактора «Новой газеты — Регион», Наталия Гергерт, пришла в «Русь Сидящую», когда дело уже было в суде – как раз перед прениями.

В деле мы нашли огромное количество нарушений, о них наш адвокат рассказал на заседании в Кировском районном суде. После заявлений адвоката суд взял паузу в прениях. После паузы прения возобновились, но прокурор уже попросил для Ярослава условный срок. Это важно, потому что в России обвиняемым в экстремизме, как правило, просят (и дают) реальный срок лишения свободы (Ярославу грозило от 2-х до 5-ти лет колонии общего режима). В общем, если прокурор просит условный срок для человека, обвиняемого по статье 282 УК, это значит, что у прокурора нет на него вообще ничего.

Итог – 300 часов обязательных работ, Ярослава отпускают домой. По статистике такое решение суда равнозначно оправдательному приговору, но мы еще поборемся за настоящий оправдательный приговор. Но главное, что Ярослав дома, и Новый год встретит на свободе.


Третье дело – дело ученого Евгения Соловьева. Он был в СИЗО почти год – с 8 декабря 2016 года, его осудили за мошенничество. С его женой, Марией Соловьевой, тихой, интеллигентной женщиной, мы познакомились на занятиях Школы общественного защитника. Она пришла как слушатель. Позже Мария призналась – нужна помощь.


На фото: Мария Соловьева

Эта история началась, когда дочь Марии и Евгения встретила мужичину, молодые люди решили жить вместе. Родители не препятствовали, купили им квартиру. А молодой человек тем временем их дочь обманул – тайно женился на другой. Позже его арестовали за организацию покушения на бывшего мужа своей жены. Тогда же выяснилось, что купленная Марией и Евгением квартира оформлена на молодого человека дочери. Евгений обратился за помощью к адвокату, и адвокат «помог»: получил в СИЗО у парня доверенность и переоформила квартиру. А потом выяснилось, что доверенность эта была липовой. О случившемся узнал арестованный молодой человек и обвинил в мошенничестве Евгения Соловьева – а не адвоката. И суд признал Евгения виновным, приговорил к 1 году и 6-ти месяцам колонии. На апелляции в конце октября 2017 года Евгения защищала адвокат Марина Горбова. Суд отменил приговор, дело вернули в прокуратуру, Евгения отпустили домой под подписку о невыезде. Он тоже встретит Новый год дома, со своей семьей. И это важно.

А мы будем готовиться к новому противостоянию.

С Наступающим вас. Верьте и не переставайте бороться.

Ваша «Русь Сидящая»

Tagged , , , , .