Приговор четырех

Замоскворецкий суд Москвы 18 августа признал виновными обвиняемых по еще одному эпизоду «Болотного дела» – тех, кто был задержан во время так называемой второй волны, зимой и весной 2013 года. На скамье подсудимых четыре человека – Алексей Гаскаров, Илья Гущин, Александр Марголин и Елена Кохтарева. Им предъявлены обвинения в участии в массовых беспорядках и в применении силы по отношению к сотрудникам полиции во время акции 6 мая 2012 года на Болотной площади в Москве.

​Представители прокуратуры попросили для подсудимых до четырех лет колонии, и только Елена Кохтарева, по мнению гособвинения, заслуживает условного срока. Наблюдатели и родственники подсудимых не верили в оправдательный приговор, адвокаты говорили о том, что в ходе судебного разбирательства события на Болотной площади так и не получили должной правовой оценки.

Судебное разбирательство по этому делу длилось почти четыре месяца. Были допрошены десятки свидетелей, со стороны обвинения большая часть из которых – это сотрудники полиции, просмотрены видеозаписи событий на Болотной площади, исследованы документы. По мнению представителей прокуратуры, эти материалы подтверждают, что события 6 мая были массовыми беспорядками, также, по их мнению, подтвердилась вина всех подсудимых. Сами подсудимые с этим мнением не совсем согласны.

Полностью вину признала только Елена Кохтарева, 58-летняя пенсионерка, которая раскаялась и попросила суд «не сажать» обвиняемых. Илья Гущин признался только в том, что толкал сотрудника полиции, обвинения в участии в массовых беспорядках он отверг. Алексей Гаскаров и Александр Марголин признали, что могли толкнуть или ударить кого-то из полицейских, но заявили, что не считают эти действия преступными, поскольку они действовали в целях самооброны и пытались защитить других участников акции. Обвинения в участии в массовых беспорядках они также отвергли.

Адвокат Ильи Гущина Сергей Панченко отмечает, что в ходе этого судебного разбирательства события на Болотной площади не были оценены объективно: вопрос о правомерности действий сотрудников полиции даже не рассматривался:

– Главная причина для пессимизма, кроме личных трагедий ребят, которые незаконно привлекаются к уголовной ответственности, в том, что по существу события 6 мая 2012 года так и не получили должной правовой оценки. Все свалили на организаторов, рядовых участников. В результате официального расследования получилось так, что полиция абсолютно ни в чем не виновата. В деле есть абсолютно незаконные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по многочисленным заявлениям пострадавших демонстрантов и фигурантов дела. И из этого получается, что полицейские свои полномочия не превышали, насилия не применяли – тишь да гладь, да Божья благодать. В этом и основная проблема. Подобный подход к расследованию общественно значимых событий разлагает правоохранительную систему. Такой подход вселяет в людей уверенность в том, что не приходится искать правды и защиты в правоохранительной системе. Это повышает общий уровень правового нигилизма в общества. Ни правды, ни справедливости в результате расследования и последующего судебного разбирательства общество не увидело. И в этом главная причина для пессимизма, – сетует Сергей Панченко.

В том, что приговор подсудимым будет обвинительным, а сроки – реальными, сейчас мало кто сомневается. Для Алексея Гаскарова и Александра Марголина прокуроры попросили по 4 года колонии, для Ильи Гущина – 3 года и 3 месяца. И только Елена Кохтарева, по мнению прокуроров, заслуживает условного срока. По словам супруги Алексея Гаскарова, Анны Гаскаровой, родственники подсудимых еще с февраля, после первого приговора по «Болотному делу», поняли, что и их близких, скорее всего, ждут реальные сроки:

– Алексей находится в заключении уже 15 месяцев, у него обвинение фактически такое же, как у большинства фигурантов «Болотного дела»:  участие в массовых беспорядках и причинение насилия сотруднику полиции, не повлекшее вреда здоровью. Прокурор недавно запросил срок 4 года ареста для Алексея. Все родственники этой волны, где четыре человека, уже примерно понимают, с чем им придется столкнуться. По факту, приговор нам был вынесен в феврале, когда его получили фигуранты «Болотного дела» первой волны, когда они получили по три с половиной года в среднем. Первой волне прокуроры просили по 5,5-6 лет лишения свободы, сейчас речь идет о четырех годах. Многие думают: неужели случились какие-то подвижки, и опять какая-то «оттепель». Но на самом деле, очевидно, они просто тестируют реальность и подстраиваются под какие-то более реальные действия, возможности, они видят, что и Удальцов тоже получил не пять с половиной и не шесть лет, чтобы столько запрашивать для рядовых участников. Поэтому я не вижу здесь никакой надежды, просто мы уже настроены на 3,5 года, – говорит Анна Гаскарова.

Журналист и общественный активист Александр Рыклин также не видит причин для оптимизма, хотя и не теряет надежду на лучшее:

– Накануне таких важных событий, а в любом суде приговор – это самое важное событие, хочется верить в лучшее, хотя, конечно, ничто и не указывает на то, что приговор может быть не драконовский. У нас уже есть опыт, мы знаем, что большая часть «узников Болотной» получили реальные сроки, они уже отбывают наказание, уже отправлены в места заключения. Но каждый раз при таких судах неожиданно возникает мысль: ну а вдруг именно этот судья захочет сохранить свое профессиональное достоинство, вспомнит о чести, подумает о том, что жизнь завтра не кончается и нужно остаться порядочным человеком?… Я не совсем наивный человек, но какая-то надежда есть, хотя она и крайне слабая. Если говорить серьезно, мой прогноз, конечно, пессимистичный. Надеюсь, что может кому-нибудь дадут все-таки условный срок. Оправдательный приговор это утопия, об этом даже смешно говорить. Но хотя бы условный срок, хотя бы не реальная отсидка. Кохтареву я не имею в виду, она и так получит условно, но есть же и еще три человека.

Александр Рыклин надеется, что в день приговора к Замоскворецкому суду придет достаточное количество людей. По его словам, это необходимо уже даже не для того, чтобы как-то повлиять на решение суда, но для того, чтобы поддержать подсудимых. «Те, кто выслушивают этот приговор, знают, что происходит в этот момент на улице, сколько людей выходят их поддержать – адвокаты им об этом рассказывают», – убежденАлександр Рыклин.

Во время оглашения первого приговора по «Болотному делу» в феврале этого года, – оно длилось два дня – у Замоскворецкого суда собралось несколько сотен человек. Тогда многие из них были задержаны.Оглашение приговора по так называемому «делу организаторов» в отношении Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева в июле заняло один день, но судьи зачитывали приговор в течение девяти часов. В этот раз, как предполагают адвокаты, судья Наталья Сусина должна уложиться за один день, если, как сказал адвокат Сергей Панченко, «не будет необходимости затянуть этот процесс по соображениям не связанным с оглашением приговора».

Каковы перспективы «Болотного дела» после приговора, который суд вынесет 18 августа? К этому времени Алексей Гаскаров, Илья Гущин, Александр Марголин и Елена Кохтарева услышат решение суда, 13 человек уже  признаны виновными и осуждены, еще столько же – амнистированы. В следственном изоляторе остается лишь один фигурант дела – Дмитрий Ишевский, который был задержан в конце мая этого года. Адвокат Сергей Панченко рассуждает о перспективах «Болотного дела»:

– На «деле четырех» «Болотное дело» не закончилось. Есть как минимум Ишевский, движение по его делу пока непонятно. Но самое главное, что есть основное «Болотное дело», и ни у кого из адвокатов и общественных защитников не было информации о том, что дело было приостановлено или же прекращено дальнейшее расследование. То есть потенциально любой человек, который находился на Болотной площади, вне зависимости от того, где он находился, вступал или не вступал в физический контакт с полицией, может быть привлечен по данному делу. Именно для этого дело и не прекратят до полного истечения срока давности, а это, по-моему, 6 лет. Дело будет висеть, и не исключено, что могут выдернуть кого-то еще, потому что для нашего правосудия, как показал этот процесс, не имеет никакого значения, есть ли у человека алиби или он действительно участник каких-то событий. Если ты был на этой площади, значит, ты уже участник массовых беспорядков, хотя никакого умысла не имел и никакого отношения к этому не имеешь, – заключает адвокат Сергей Панченко.

6 мая 2012 года согласованная с властями Москвы оппозиционная акция завершилась столкновениями демонстрантов с полицией на Болотной площади. Было возбуждено уголовное дело по статье «Массовые беспорядки». Сейчас его фигурантами являются более тридцати человек. Авторы независимого расследования тех событий уверены, что ответственность за столкновения с полицией лежит, прежде всего, на властях города. Правозащитники говорят о политической подоплеке дела. Большинство фигурантов «Болотного дела» правозащитный центр «Мемориал» признал политическими заключенными.

Радио Свобода