ПУСТОЙ ТРЕП (ВПЕЧАТЛЕНИЯ ОТ НЕКОТОРЫХ ЗВУКОВ, ДОЛЕТАЮЩИХ ИЗ ПИТЕРА)

ГЕОРГИЙ САТАРОВ

Пустой треп как ведущий жанр политического речевого или текстуального творчества царит в России уже минимум десять лет. Чтобы обосновать мою хронологию, уточню определение. Прилагая слово «пустой» к текстам, исторгаемым представителями власти, я имею в виду отсутствие взаимосвязи содержания этих текстов с нашей с вами жизнью, с нашим прошлым, настоящим и будущим, с реальным положением страны и жизнью граждан в ней. Иногда произносимые ими звуки имеют для них какой-то внутренний смысл, но это проблема их коммуникации внутри очень узкого круга, жизнь которого абсолютно независима от жизни страны, нашей жизни. Поэтому для нас это — пустой треп.

Разберем некоторые случаи на примере путинской бизнес-амнистии. Вот, к примеру, г-н Костин (из ВТБ) заявляет в интервью телеканалу «Дождь»: «…Я в своей практике не встречал людей, которые были бы незаконно осуждены за экономические деяния. Не встречал пока… Для меня, по крайней мере, такой проблемы не существует сегодня… А чрезмерных наказаний, преследований за экономику, честно говоря, не встречал» (читайте здесь). Вы не верите своим глазам? Это потому, что вы сопоставляете их пустой для нас треп с нашей жизнью.

Вы можете предположить также, что г-н Костин решился на разоблачения, деликатно подсказывая нам, что в нашей стране у бизнеса, теснейшим образом аффилированного с властью, никаких проблем не бывает, в отличие от прочего бизнеса. Тут вы впадаете сразу в двойную ошибку. Во-первых, снова в ту же, что отмечена мной выше, а во-вторых, предполагая, что такое может сказать либо человек склонный к суициду, либо придурок, что, бесспорно, к г-ну Костину не относится.

А дело все в том, что слова эти произнесены не для нас. Они адресованы г-ну Путину. Это их внутренняя коммуникация, для которой просто используется одно из СМИ. То же самое происходит, когда г-жа Голодец рассказывает, как хорошо у нас с усыновлением сирот, или когда г-жа Матвиенко восхваляет идею воссоединения судов. Это сейчас у «элиты» такой коммуникационный мейнстрим. Всеми своими высказываниями они обращены к нацлидеру и пытаются донести до него две мысли. Первая: под его мудрым руководством у нас становится жить все лучше и лучше, и все из-за его мудрых решений. Вторая мысль: есть, конечно, кучка злодеев, проплаченная пятая колонна, но с ней они разберутся. То есть они всеми силами доносят до него две его собственные мысли, опасаясь разрушить его собственную уютную картину мира. Нельзя ведь разрушать, потому что мало ли что ему придет в голову сверх того, что пришло ранее и уже вызывает шок по всей вертикали власти. Нельзя допустить, чтобы до него донесся хоть один звук правды. Опасно. Поэтому для нас все, что они говорят или пишут — пустой треп.

Пустой треп вокруг бизнес-амнистии, к примеру, если воспринимать его буквально, формирует какую-то удивительную картину мира. В ней есть такое уголовное преступление: вести бизнес. Все, кто в это вовлечен, делятся на три категории. Одни уже сидят, заслуженно, конечно. До других еще не добрались. Третьи решили сбежать из страны, чтобы избежать справедливого наказания. Вот как их картина мира проявляется в комментарии г-н Кабанова по поводу амнистии: «Мы должны, в конце концов, запустить механизм деятельного раскаяния. То есть когда возмещение ущерба идет реальное. Нам же не важно посадить кого-то на сроки. Нам нужно понять, какой произвел ущерб и как он может его возместить» (читать здесь). Вдумайтесь: к деятельному раскаянию и возмещению ущерба призывают десятки тысяч предпринимателей, вся вина которых в том, что они не хотели отдавать свой бизнес этой взбесившейся своре; за это бизнес у них отобрали, а их самих посадили. А теперь говорят: «Заплатите и выходите».

А г-н Титов умиляется от идеи амнистировать и тех, кого еще не посадили по приговору и кто сидит под прессом следственного шантажа. Им намекают: «Ваша вина не доказана, но ее с вас снимут за бабло. Кайтесь, платите и выходите».

Я соизмеряю их картину мира, их слова и мечтания с реальностью. Вот пример. В Томске пытаются засудить Игоря Иткина – одного из самых уважаемых предпринимателей города. Он поднял и поставил на ноги несколько предприятий, которые нынче относят к хай-теку (электроника и т.п.), некоторые предприятия он брал по просьбе губернатора, чтобы ожили, чтобы люди стали получать зарплату. Так и происходило. Его бизнес работал, получал заказы от государства. Но он отказался отдавать его одной из госкорпораций. За это получил обвинение (вилами по воде) и меру пресечения — за решетку. У него не было даже денег на сильного адвоката, поскольку он все вкладывал в развитие бизнеса. Без денег осталась семья, и чтобы помочь им, скидывались томские бизнесмены. У него нет активов за рубежом. Он живет без традиционной роскоши, свойственной бизнесу такого масштаба. Но он принес пользу и деньги людям, городу, области, стране. Теперь те, кто может только отбирать, но не в состоянии что-либо создавать, отбирают успешный бизнес. И что, предприниматель Иткин должен «возмещать ущерб», чтобы выйти на свободу!? Какой ущерб? Кому? Кем доказанный? Могут ли ответить на этот вопрос г-да Титов и Кабанов? И ведь таких, как Игорь Иткин, но уже осужденных и ограбленных — десятки тысяч по российским тюрьмам. Они не попадут под амнистию, ибо их уже обобрали.

А кто будет возмещать ущерб от этих десятков тысяч разрушенных судеб? От воровства и разрушения успешных бизнесов? От деградации экономики страны, из которой уезжают самые талантливые и предприимчивые? Г-да, коммуницирующие с Путиным, не ответят нам на эти вопросы. Такие вопросы за пределами их картины мира. На них, как и на другие вопросы, мы будем отвечать сами. Это время придет. И будут ответчики, чье раскаяние будет, возможно, удивительно деятельным.

Ежедневный Журнал

Tagged , .