Роман Петров: «Я своего добьюсь»

Мария Ноэль, Адлер

Мы встретились с Романом Петровым за три дня до предстоящего заседания по его делу и спросили: «Каким ты хочешь видеть конечный результат?». Роман ответил, что он добъется того, чтобы люди, которые его пытали и сфабриковали это дело, больше никогда не работали ни в РОВД Красная Поляна, ни вообще в органах, которые призваны нас защищать.

Дело Романа Петрова стало известно широкой публике после публикации МК «Явка с мобильным». Роман до 9 июля все происходящее с ним публикует в своем ЖЖ.

http://face1980.livejournal.com/

Предстоящий суд комментировать не имеет смысла, потому что многие из нас с вами уже огромное количество раз произносили вслух и про себя «теперь точно будет оправдательный приговор», «сейчас, наверное, точно отпустят», «они так сделали, потому что…». Многие из нас после заседаний, на которые возлагали столько надежд, выходили с них опустошенные и раздавленные произошедшим в зале суда.

Но в этом деле есть несколько моментов, которые, с одной стороны хочется считать невероятным стечением обстоятельств. А, с другой, надеяться на них — эти обстоятельства.

В беседе с Романом мы сразу предупредили, что будет пара «неудобных» вопросов. Первый — сколько заплатили, чтобы его, Романа, отпустили под подписку о невыезде. Нисколько — таков был ответ. И для Романа, и для его адвоката, и для — само собой — прокурора — это было шокирующей неожиданностью.

Роман Петров:

«Еще какое то время после оглашения решения об освобождении я сидел в клетке. Прокурор зашел в комнату, куда удалился судья. Дверь оставалась открытой.

Прокурор:

— И что теперь делать?!

Судья:

— А что ты хочешь? Я не мог его держать!

Я  думаю, что показания «потерпевших» (мальчика и его мамы, чей телефон нашел Роман — РС)  заставили судью принять такое решение. Я думаю, что судья был в растерянности.»

Видимо, в растерянности находился и следующий судья по делу Романа Петрова. Судьи в этом деле меняются как перчатки. Как и прокуроры. Того, который «упустил» Романа 10 мая (в день освобождения), говорят, куда-то перевели.

Второй «неудобный» вопрос был еще более прямолинейным. Почему это дело так резко получило резонанс? Некоторые коллеги прямо спрашивали — не фейк ли — дело Романа Петрова.

Именно здесь паззлы начинают складываться в картинку. Вот несколько таких паззлов.

Красная Поляна (РОВД, где задерживали, били и пытали Романа Петрова за найденный и возвращеннный им айфон) — это президентский курорт. Это место находится в нескольких километрах от зоны предстоящих Олимпийских Игр. И, заодно, от «легкой резиденции» Президента (домик примерно на 1000 обозримых над землей квадратных метров с милой зелененькой крышей со шпилем).

Pussy Riot, Болотное дело, дело Алексея Козлова, дело Юкос и огромное количество безымянных  дел ГУЛАГа.

«Гуманизация» уголовного правосудия.

Таковы составляющие этой картинки.

Неизвестно, захотел ли гарант Конституции «зачистить» место своего отдыха и част(н)ого пребывания или он даже не в курсе происходящего, да только Роман Петров завтра встречается с неким полковником из службы собственной безопасности. Мы порекомендовали ему на всякий случай одному на эту встречу не ходить, записать ФИО и номер удостоверения, а также саму встречу на диктофон (что он, собственно, делает всегда).

Также не очень понятна неожиданная «справедливость» судьи, освободившего Романа под подписку о невыезде.

Мы настоятельно рекомендуем всем, кто в состоянии присутствовать на этом заседании, быть на нем.

Мы все хорошо знаем «точечную» работу существующего статус-кво по резонансным делам и его обвинительному уклону.

Похоже, что здесь та же тактика, только с точностью до наоборот.

Ждем 9 июля. И каким бы ни был приговор, юг России приобретает еще одного человека, который своего добьется.

 

 

 

 

 

 

 

 

Tagged , , , , .