Российская газета: Сотрудникам тюремного ведомства разрешат обнажать оружие

Владислав Куликов

Фото: Алексей Куденко / РИА Новости

Правительство России внесло в Госдуму законопроект, детально регламентирующий порядок применения оружия и силы сотрудниками тюремного ведомства. Предлагается особо прописать, что гражданин начальник не отвечает за причиненный вред, если бил или стрелял на законных основаниях.

Поправки принципиального характера предлагается внести в Закон «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы». Одно из ключевых уточнений: силу и специальные средства можно будет применить при неправомерном сопротивлении или неповиновении заключенного. Честно говоря, представить правомерное сопротивление гражданину начальнику в тюрьме достаточно сложно, так что, по сути, любое непослушание может отразиться на ребрах осужденного. Дисциплина в тюрьме — дело строгое.

Еще одна новация: вносится специальная статья «Гарантии личной безопасности вооруженного сотрудника уголовно-исполнительной системы». В ней говорится, что в критической ситуации сотрудник вправе обнажить свое оружие и привести его в готовность. Специалисты поймут, что это значит. А несведущему достаточно понять: нажми на спусковой крючок, и оно выстрелит. Вот что такое оружие, приведенное в готовность.

Если сотрудник достал оружие, шутки кончились. Как сказано в проекте, при попытке осужденного или арестованного приблизиться к сотруднику или даже прикоснуться к его оружию, начальник может стрелять. Поэтому заключенному лучше судьбу не испытывать.

Новация не означает, что сотрудники смогут размахивать пистолетами в казенных домах. Хотя бы потому, что вход в колонию с оружием строго запрещен. Исключения возможны в особых случаях и только для спецназа. Но такое случается очень редко, а лучше — вообще бы не случалось. В обычной жизни сотрудники в основной массе даже дубинок не носят. Точнее носят только представители подразделений, отвечающих за режим. Остальные общаются с заключенными, так сказать, налегке.

Когда работа в тюрьме налажена, ежечасно показывать силу нет нужды. При этом проект уточняет, что демонстрировать оружие можно только в тех ситуациях, когда закон допускает его применение. Иными словами, если вокруг все более-менее спокойно, пистолет должен оставаться в кобуре. В противном случае гражданина начальника самого могут посадить за превышение полномочий.

Устанавливаются и запреты, когда сила и стрельба противопоказаны. Закон не снимает полной ответственности с сотрудников, и это правильно. Он защитит их только в тех ситуациях, когда они все сделали правильно. Казалось бы, уточнение само собой разумеющееся, но не стоит его недооценивать. Ведь у нас пострадать может и правый, если вдруг стал крайним. Правда, допустимых для стрельбы ситуаций становится больше.

Например, появляется такой пункт: сотруднику разрешается применять оружие для защиты себя или иных лиц, если «посягательство сопряжено с насилием, опасным для жизни или здоровья». Раньше так четко право гражданина начальника на вооруженную самооборону не прописывалось. По действующим правилам сотруднику можно защищать граждан, других работников казенного дома, сам казенный дом и оружие. Если же проблемы с жизнью возникли у самого работника, еще вопрос — простит ли ему прокурор стрельбу.

Неприступными крепостями должны стать и сами казенные дома. Сотрудникам разрешат применять все силы для защиты тюрем не только изнутри, но и извне, то есть от нападения снаружи. Допустим, если толпа начнет штурмовать зону, то охрана сможет открыть огонь. Для защиты казенных домов разрешат применять спецсредства, служебных собак, бронемашины.

Также в законе предлагается прописать, что такое вооруженное сопротивление и вооруженное нападение. Понятно, что когда в руках нападающих винтовки, вопросов, как это трактовать, нет. Но расценить как вооруженное нападение можно использование «предметов, веществ и механизмов, при помощи которых могут быть причинены тяжкий вред здоровью или смерть». Скажем, если в руках людей кислота, палки с гвоздями или что-то еще, конвой пойдет на крайние меры и окажется прав.

Источник: Российская газета