Rus2Web: Прекращено дело о “второапрельской шутке”

Rus2Web продолжает серию публикаций о самых несправедливых, трагических или просто странных делах, которыми занимается "Русь Сидящая". Сегодняшнюю историю о том, как 16-летнего подростка с особенностями развития собирались судить за шутку о бомбе в торговом центре, нам рассказала адвокат Вера Гончарова. История в итоге закончилась хорошо
Адвокат Вера Гончарова и Федя Шалаев

На фото: Федя Шалаев и адвокат Вера Гончарова. Из личного архива Веры Гончаровой

Дело Феди Шалаева, 16-летнего подростка из Нижнего Новгорода, началось, когда он стал подозреваемым по делу о «минировании» торгового центра. 2 апреля 2015 года мальчик позвонил в службу 911 и сообщил о заложенном взрывном устройстве в ТЦ. Потом он спокойно пошел на занятия в авиамодельный кружок. Это было на следующий день после первоапрельского праздника. Находясь под впечатлением от массовых розыгрышей, он решил так пошутить. Пока Федя занимался в кружке, он благополучно забыл о своем сообщении, а когда вернулся домой, там его ждали сотрудники полиции. В этот же день было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 207 УК РФ («Заведомо ложное сообщение об акте терроризма»). Семье Шалаевых грозил штраф до 200 тыс. руб.

дом Шалаевых

На фото: дом, в котором живет семья Шалаевых в Нижнем Новгороде. Из личного архива Веры Гончаровой

Федя — это необычный подросток. Когда ему было 3 года, он попал в аварию и получил серьезные травмы головы. После долгого и тяжелого лечения ребенок стал отставать в развитии. То, что особенности развития Федора не бросаются в глаза — большая заслуга его родителей. Из-за своих особенностей и склада характера он все время находился на домашнем обучении. Сейчас, пока Федя находится в пубертатном периоде и череп не сформировался окончательно, ему не могут делать дальнейшие необходимые операции. Пластику дефектов черепа можно будет продолжить только в совершеннолетнем возрасте. Федя — обаятельный ребенок, который варит варенье, занимается со своим племянником. В этом он себя реализует. Но во многом он не соответствует интересам типичного 16-летнего подростка и не может нести ответственность только из-за того, что в графе «возраст» в паспорте у него указана цифра «16».

Мы настояли на проведении психолого-психиатрической экспертизы. Она, надо сказать, получилась противоречивая. Такого рода анализ предполагает участие нескольких специалистов разных направлений, и все они, как мне показалось, перестраховались. В своих заключениях они высказали противоположные мнения по поводу состояния Феди. Одни говорили, что у него психическое расстройство, а другие — что это связано не с расстройством, а с теми заболеваниями и осложнениями, которые были вызваны травмой после аварии.

16 сентября я ходатайствовала о прекращении уголовного преследования по ч.3 ст. 20 УК РФ («Если несовершеннолетний достиг возраста, предусмотренного частями первой или второй настоящей статьи, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности»). Его удовлетворили. Если бы этого не случилось, мы бы настаивали на повторной экспертизе в Москве.

Феде не удалось до конца все забыть. Какие последствия могли бы быть у подобной шутки, он до конца осознать не может. Живет с тем, что совершил плохой поступок, что так нельзя, что за него переживали родители, испугались люди, которым пришлось срочно покидать ТЦ. Федя уверен, что ничего подобного больше никогда не сделает.

Хорошо, что все закончилось так. Если бы дело не прекратили сейчас, его передали бы в следствие, а затем в суд для назначения принудительных мер медицинского характера. А это очень страшно.

Источник: Rus2Web