Новости

С Думой об экстремизме

РАПСИ

Российские власти не устраивают нынешние санкции по «экстремистским» составам уголовных преступлений. Их решено увеличить, и, таким образом, одновременно перевести целую группу преступлений в более тяжкую категорию. Инициатива, очевидно, будет поддержана парламентом, причем в предельно сжатые сроки.

На рассмотрение Государственной Думы поступил очередной правительственный законопроект, усиливающий ответственность по «экстремистским» статьям Уголовного кодекса (УК) РФ:  280282282.1 и 282.2. Согласно предлагаемым изменениям, вырастет максимальный срок лишения свободы сразу за несколько преступлений. Речь — о публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности (с 3-х до 4-х лет), о создании и руководстве экстремистским сообществом (с 4-х до 6-ти лет, а для чиновников — с 6-ти до 7-ми), а также об организации деятельности запрещенной по мотиву экстремизма организации (с 4-х до 6-ти лет).

Зачем увеличивать сроки наказания

«Изюминкой» и, похоже, основной задачей проекта является не просто ужесточение наказания за указанные преступления. Дело в том, что изменение верхней планки наказания в виде лишения свободы, назначаемого за то или иное преступление, может оказывать влияние на категорию преступления. И чем срок больше, тем более опасным оно признается.

Так, согласно статье 15 УК РФ, преступлениями небольшой тяжести являются деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает 3-х лет лишения свободы. Преступлениями средней тяжести — с наказанием не свыше 5-ти лет. Тяжкими — не свыше 10-ти лет. Особо тяжкими являются преступления со сроком наказания свыше 10-ти лет либо предполагающие пожизненное заключение или смертную казнь. Можно заметить, что в названных выше составах преступлений сроки наказания увеличены как раз таким образом, чтобы перевести их в более тяжкие категории.

Зачем это сделано? Дело в том, что от степени тяжести преступления существенно зависит объем процессуальных полномочий органов расследования и сила их совершенно законного давления на привлекаемое к ответственности лицо. Например, часть составов, по которым согласно рассматриваемому законопроекту планируется усилить ответственность, в настоящее время относятся к категории преступлений небольшой тяжести (в первую очередь, призывы к экстремизму без привлечения СМИ — часть 1 статьи 280 УК РФ). А это означает, что некоторые оперативно-розыскные и процессуальные меры по отношению к лицам, подозреваемым и обвиняемым в их совершении, попросту неприменимы.

Например, в соответствии со статьей 8 федерального закона от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», прослушивание телефонных и иных переговоров допускается только в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений средней тяжести, тяжких или особо тяжких преступлений, а также лиц, которые могут располагать сведениями об указанных преступлениях. Говоря проще, нынешняя редакция ряда «экстремистских» составов, относя их к преступлениям небольшой тяжести, связывает руки правоохранителям, а предлагаемые изменения дадут последним больший оперативный простор.

Другое ограничение, налагаемое действующими статьями, это невозможность заключения под стражу лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления небольшой тяжести. Допустима эта мера пресечения для них только при отсутствии постоянного места жительства, невозможности установить личность, нарушении предыдущей меры пресечения (например, условий, налагаемых подпиской о невыезде) или бегства от следствия. Так гласит часть 1 статьи 108 УПК РФ.

Наконец, за преступления небольшой тяжести лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня его совершения истекло два года (статья 78 УК РФ). А уж это, на взгляд авторов законопроекта, слишком мало, поскольку «преступления экстремистской направленности зачастую носят латентный характер и выявляются по прошествии значительного количества времени после их совершения».

По крайней мере, именно так инициаторы принятия документа аргументируют важность предложенных нововведений в пояснительной записке.

Цели и средства

Также очевидно, что наиболее принципиальные изменения будут внесены в статью, предусматривающую ответственность за призывы к экстремизму. Она является самой «легкой» в плане доказывания из всех «экстремистских» составов преступления и самой же потенциально распространенной.

Именно эти нормы будут переведены из категории преступлений небольшой тяжести в категорию средней тяжести, минуя рубеж в максимальный пятилетний срок лишения свободы. Причем то же деяние, совершенное с использованием СМИ, итак уже относится к категории средней тяжести. А вот те же призывы без привлечения СМИ — то есть, фактически, кухонные и прочие беседы частного характера, переписка и звонки с лексикой экстремистского содержания — пока еще преступление небольшой тяжести. Зато в случае принятия предлагаемых изменений их категория тоже изменится. Это может означать, что правоохранительные органы вскоре получат право прослушивать и привлекать к ответственности любого, чьи высказывания сочтут хотя бы в какой-то степени экстремистскими.

И если подобные меры представляются совершенно оправданными, когда речь идет о реальных террористах, у которых разговоры о борьбе с врагами очень быстро перетекают в реальные взрывы и убийства, то вот широта нынешнего определения экстремизма заставляет задуматься. Не выйдет ли так, что, например, сторонники разнообразных оппозиционных лидеров будут формально заподозрены в призывах к экстремизму, что даст некоторым сотрудникам органов правопорядка возможность прослушивать все переговоры таких лиц, а при необходимости — и ограничивать свободу их передвижения, например, на самый острый предвыборный период? Не приведет ли это к параличу работы кандидатов, поддерживаемых такими «подозреваемыми»?

Ну и, безусловно, может «влететь» и некоторым независимым от действующей власти политикам. Авторы законопроекта подчеркивают особую опасность деятельности «организатора и руководителя экстремистского сообщества или организации, в отношении которой судом принято решение о ее ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности», настаивая на ужесточении ответственности таких лиц.

Сергей Хаванский, эксперт РАПСИ

http://rapsinews.ru/legislation_publication/20130708/268084281.html#ixzz2YTVfAG6K