Письмо матери: «И не дай Бог никому попасть в эти жернова так называемого «правосудия»»

В июле 2012 года мой сын осужден Калужским областным судом (судья Кочетов С.И.)  к 14 годам строгого режима по «заказному», сфабрикованному делу.

Основанием для задержания моего сына явилось по данным следствия  позиционирование телефона, принадлежащего моему сыну, в местах преступления.  Однако при изучении электронного диска (биллинга) фактически телефон моего сына,  по данным Столичного филиала «Мегафон», вообще  не позиционировался, ни по времени совершения преступления, ни в местах преступлений. Для того, чтобы как-то доказать причастность моего сына к преступлениям, следствием  были сфальсифицированы вещественные доказательства путем перестановки исходящих и входящих телефонных соединений. Фальсификация произведена в данных биллинга Калужского отделения Мегафон, что устанавливается путем сравнения исходящих и входящих звонков, а также количества произведенных звонков по данным биллинга предоставленным так же следствию, но уже  Столичным филиалом Мегафон. Однако судья Кочетов С.И. категорически отказал в ходатайстве защиты о судебном запросе для уточнения истины по явной фальсификации телефонных соединений, что конкретно доказывает о том, что дело «заказное».

Видимо фальсификация биллинга вошла в практику следственных органов, аналогично  была установлена фальсификация по делу врача Владимира Березина (Архангельск).

По биллингу,  предоставленному Столичным филиалом Мегафон и находящегося в деле, как вещественное доказательство,  конкретно установлено алиби моего сына по всем трем эпизодам.

 По первому эпизоду преступление произошло в 12.50- 13.10 в п. Воротынск Калужской области тогда, как в 13.04 телефон моего сына позиционировался в г. Обнинске за 100 км от места преступления.

По второму эпизоду преступление произошло  в 19.50-20.10. Потерпевшая видела преступника в 19.30 – 19.40 говорившего по телефону, телефон моего сына  не позиционировался на месте преступления ни в это время, ни в какое другое время в данный день. Кроме того позиционирование телефона моего сына  в 18.59 в Подольском районе Московской области еще раз подтверждает, что за 40 минут невозможно преодолеть расстояние в 100 км.

По третьему эпизоду в день преступления мой сын находился в Москве, что подтверждает позиционирование его телефона 6-тью   Базовыми станциями Мегафона в Москве. В этом случае следствием и было сфальсифицировано одно телефонное соединение по данным Калужского отделения Мегафон и это тогда, когда по данным Столичного филиала Мегафон указано в это время в порядке  15 соединений и все соединения проходят по Базовым станциям города Москвы.

 Из уголовного дела до начало судебных заседаний изъяты документы доказывающие невиновность моего сына ( протокол проверки показаний на месте вместе с видеосъемкой, а также видеосъемка,  проведенная при опознании). Кроме того,  в деле были заменены существенно значимые документы на документы, где была указана уже другая дата преступления, что нашло подтверждение и в ответе психологического Центра «Рост» в котором указано, что потерпевшая за психологической помощью, в связи с данным преступлением обратилась за 13 дней до якобы даты происшедшего преступления указанной в уголовном деле  .

 Фальсификация следствием была произведена  и при проведении  опознания, когда потерпевшей показывали сначала фотографию моего сына  именно перед опознанием вживую (через 6 месяцев после задержания). По второму эпизоду потерпевшая сначала  показала на другое лицо (статиста), а затем после подсказки следователя,  показала на моего сына, вот в этом случае следствием и была изъята видеосъемка опознания,  в которой четко было отражено, что потерпевшая, только после подсказки следователя показала на моего сына. Судом оба эти опознания приняты не были и не вменялись в вину. Зато по третьему эпизоду проведено опознание по фотографии, тогда как мой сын находился уже под стражей,  и не было никаких препятствий к опознанию вживую. В своих показаниях потерпевшая вообще не могла описать преступника, кроме длинных волос, (мой сын никогда не носил длинных волос) футболки и шорт, а опознала вроде бы по лицу и волосам.  И конечно, данное опознание было проведено без адвоката и без предупреждения потерпевшей, говорить только правду. Судом, несмотря на грубейшее нарушение трех статей УПК РФ, именно это опознание  из трех легло в основу приговора. Особенно, если учесть, что преступник, находясь в данной квартире, оставил семь отпечатков следов рук, которые не соответствуют следам рук моего сына, что еще и еще раз доказывает о непричастности моего сына  и к этому  преступлению.

 У потерпевших была изъята одежда на проведение экспертизы потожировых следов, но в уголовном деле результатов этой экспертизы не оказалось. Предположение возникает только одно, что экспертиза проведена, но результаты доказывающие, что мой сын не виновен, также изымаются из дела. В противном случае возникает вопрос: «Для чего изымалась одежда потерпевших?»

Окурки, изъятые на месте преступления, а также волокна ткани принадлежат не  моему сыну, а принадлежат другому лицу.

Однако судья Кочетов С.И. выносит приговор по совокупности доказательства, только непонятно какими «внутренними убеждениями»,  и какой «совестью» он руководствуется.

Видимо все-таки судом вина моего сына практически устанавливалась на основании только признательных показаний, полученных в результате недозволенных методов ведения следствия. В первые три  дня после задержания,  моему сыну четыре раза были вызваны скорые помощи. О нанесении побоев имеется заключение эксперта № 3282 от 22-29.07.2011 г.  Учитывая инкриминируемые статьи,  следователем был высказан ультиматум, что при отказе написания явки с повинной, для моего сына в течение суток все будет очень плохо с соответствующей камерой  и насилием, а если напишет явки с повинной,  то следствием  его содержание в камере будет контролироваться.

В декабре 2011 г и январе 2012 г по телефону у меня вымогали 2500000 рублей за прекращение уголовного преследования моего сына.

В период следствия, в медсанчасти СИЗО-1 г. Калуги моему сыну назначался  и применялся  комплекс  кардиологических препаратов совместно с психотропными лекарствами,  что оказывало   крайне негативное влияние на состояние здоровья,  выразившееся в учащении сердечных приступов,  потере сознания, угнетающего действия на психику, на память, на невозможность  регулировать свои действия.  Подобного рода комбинации применения медицинских препаратов является запрещенной, что подтверждено заключением специалистов ФГБУ «Российский Центр судебно-медицинской экспертизы» Министерства здравоохранения Р.Ф.

Учитывая состояние здоровья моего сына с учетом диагнозов,  в которые входят и частые пароксизмы  фибрилляций предсердий и  транхиторная желудочковая экстрасистолия с периодами би и тригеминии и осложнения ХСН 1 ст. ФК 1.и гипертония 3-ей степени 4 –ый риск и т.д. нетрудно понять в каком состоянии были даны  явки с повинной и дальнейшие признательные показания при одновременном  приеме психотропных препаратов, конкретно подавляющих психику, а также одновременно физического и психологического давления со стороны следствия.

18 июля 2013 г. мною подано заявление в Следственный Комитет РФ  о проверке фактов фальсификации и должностного подлога в отношении 4-х следователей следственного отдела г. Калуги.

Мой сын был одним из двух учредителей цеха вяленой рыбы. Как только  по результатам работы цеха была получена  существенная   прибыль, так в этот же месяц моего сына задержали. А на запрос следственных органов второй учредитель официально ответил, что мой сын там никогда не работал. И от этого, так называемого второго учредителя с трудом удалось получить частично денежные средства только на адвоката, а далее целенаправленно с нами   были прекращены все отношения.

Почему у нас в стране с каждым годом увеличиваются насильственные действия над детьми, да потому что  заключению под стражу подвергаются невиновные лица по сфабрикованным    уголовным делам, а   преступники при участии  таких судей как судья Кочетов С.И. и таких следователей, работающих в следственном отделе г. Калуги,    находятся на свободе уже более  двух  лет и продолжают свои преступные деяния, а невиновный тяжелобольной человек приговорен к 14 годам лишения свободы.

Обращаю внимание всех кто прочитал до конца, что повальный беспредел в правоохранительной системе порождает все более извращенные формы его проявления и может коснуться каждого жителя России.

Пятьдесят  известных представителей юридического сообщества России в июле и августе 2013 г. выступили с открытым письмом о нарастающей угрозе правовому характеру нашего государства. Правоохранительные органы и спецслужбы – грубо и порой даже демонстративно, цинично нарушают конституционные и иные правовые нормы, в том числе фабрикуя уголовные дела.  Тогда как  суды – единственная инстанция, на которую граждане могли бы рассчитывать при защите своих прав, – «легализуют» эти нарушения, вынося тенденциозные, а зачастую и явно неправосудные обвинительные приговоры на основании односторонних, а то и сфальсифицированных свидетельств.

В своем письме юристы считают своим профессиональным и гражданским долгом обратить общественное внимание на опасность складывающейся ситуации, необходимости публично заявить о своем негативном отношении к ней.

 И не дай Бог никому попасть в эти жернова так называемого «правосудия». К несчастью в нынешней России от подобного произвола власти никто не застрахован. Об этом следует помнить и быть готовым достойно защищать себя и своих близких от незаконного уголовного преследования.    Прошу любой помощи в борьбе с порочной системой в России.

Анна Федоровская