Суд оправдал американского журналиста Алека Луна, задержанного 26 марта на митинге против коррупции

Судья Коротова Тверского районного суда г. Москвы прекратила производство по делу журналиста The Guardian, обвиняемого в “нарушении порядка проведения массового мероприятия в форме митинга” (20.2 КоАП) 26 марта, в связи с отсутствием состава административного правонарушения

На фото: журналист Алек Лун

В коридоре суда звучат американские имена – непривычные для слуха, вызывающие ощущение, что смотришь западный фильм в оригинале. Но нет ни экрана, ни фильма, есть Тверской суд, правозащитники, журналисты, американцы, иногда вырывающийся смех и вопросы: “Алек, что вы думаете о российской правоохранительной системе? О чем вы подумали, когда вас задержали? Вы думаете, что суд может вынести оправдательное решение?” Алек Лун — высокий молодой человек в синем пиджаке, он вежливо улыбается журналистам и не устает объяснять, что, конечно, был удивлен поведению задержавших его полицейских.

«Я еще застал то время, когда на митинге я показывал пресс-карту, и полицейские меня обходили», — говорит один из журналистов, стоящих у зала заседания.

Через несколько минут в Тверском суде будет слушаться дело американского журналиста Алека Луна. Его задержали 26 марта на митинге против коррупции.

— Мы шли по Мамоновскому переулку за автозаком, в котором везли Навального. Потом автозак уехал, и мы пошли обратно на Тверскую. Я остановился — брал интервью у одного из участников митинга, рядом был мой напарник, коллега из The Guardian. И в какой-то момент он услышал, как ОМОН-овцам сказали: «Работаем». И они начали всех хватать. Я поднял телефон, чтобы сфотографировать, как они задерживают людей, и в этот момент схватили меня.

Алек Лун приехал работать в Россию в 2010 году – корреспондентом The New York Times, позже начал сотрудничать с The Guardian. Журналиста обвинили в том, что он «скандировал лозунги политического содержания», нарушал «порядок проведения массового мероприятия в форме митинга». Алек Лун работает на митингах давно – с 2011-2012 гг., но впервые задержали его 26 марта 2017 г.

— Когда меня схватили, я сразу начал говорить: «Я иностранный журналист, я иностранный журналист». Находясь в автозаке, я показывал сотрудникам полиции пресс-карту, говорил, что у меня аккредитация из МИДа. Но они меня не слышали или делали вид, что не слышат. Потом мы несколько часов ехали в автозаке в ОВД. Когда нас привезли в отделение, я продолжал повторять, что я журналист, и полиция нарушает закон, оснований для моего задержания не было. Но это тоже ни к чему не привело. Они составили протокол по ст. 20.2 КоАП. Через месяц мне позвонили из полиции и сказали, что в протоколе очень много ошибок — его составляли люди из Нацгвардии, они не знают, что делают. Я им ответил, что вообще да, все дело ошибочное. Они сказали: «Приходите, мы составим новый протокол». Я ответил, что не приеду. В итоге новый протокол составили без меня. Но в этот раз его содержание было немного другим.

Новый протокол датирован 13 апреля 2017 года. В нем уже прописаны лозунги, которые, якобы, выкрикивал Алек Лун: «Позор!», «Дима, откуда деньги на Тоскану?», «Медведев под суд».


Протокол об административном правонарушении (от 13 апреля)

В зале судебного заседания журналисты, представители американского посольства, правозащитники. Они улыбаются, вертят в руках телефоны, по очереди пожимают плечами. Секретарь и помощник судьи переглядываются, передвигают с места на место операторов и фотографов.

Илья Новиков, адвокат Алека Луна, обращает внимание судьи на то, что Лун журналист, и 26 марта у него было редакционное задание, а это значит, что на Луна распространяются положения Федерального закона о СМИ.

— Абсолютно все протоколы по делу составлены с нарушениями. Ни в протоколе об административном правонарушении, ни в протоколе о задержании, ни во втором протоколе об административном правонарушении, составленном уже от 13 апреля в отсутствии моего подзащитного, нет данных о том, владеет ли лицо языком, не написано, что сотрудники полиции предоставили задержанному американскому гражданину переводчика. А это была их прямая обязанность. Поэтому ни один из представленных ими материалов не является допустимым доказательством, — говорит Илья Новиков. — Сотрудники ОВД «Левобережное», видимо, не поняли, что делать, если в протоколе написано, что человек выкрикивал лозунги, а потом выясняется, что он вообще не владеет языком.

Судья Коротова, женщина лет 30-ти на каблуках с блестящими шпильками, сосредоточенно перелистывает документы и ходатайства, предоставленные адвокатом – среди них письмо МИДа, подтверждающее, что Алек Лун имеет удостоверение и аккредитацию, письмо из The Guardian, подтверждающее, что Алек Лун является журналистом и 26 марта выполнял редакционное задание.

Коротова уходит принимать решение. Снова появляются фотографы и операторы – под присмотром судебного пристава. И снова указания от секретаря: “Камеру ставьте вот сюда. Нет, левее. Снимайте только эту сторону, только с этой стороны”. Пристав дергает за рукав фотографа:

— Отключите у себя звук

— Что? — переспрашивает фотограф.

— Звук отключите на фотоаппарате, — повторяет пристав. — Когда судья оглашает постановление, у вас щелкать не должно.

Присутствующие в зале смеются: «А фотоаппарат с глушителем – это тема».

Суд постановил прекратить производство по делу об административном правонарушении в отношение журналиста Алека Луна — в связи с отсутствием состава административного правонарушения. То есть Алек Лун признан невиновным.


На фото: журналист Алек Лун и его адвокат Илья Новиков

— Вероятно, это решение было продиктовано чувством, что от этого дела надо избавляться, — говорит адвокат Илья Новиков. — Были признаки того, что оправдательное решение может быть. Потому что еще на первом заседании — когда не было переводчика — судья увидела письмо из МИДа, и у нее что-то в глазах сверкнуло. Поэтому было ощущение, что это дело другое. Но никаких гарантий, конечно. Я думаю, это очень хороший показатель. Мы, конечно, воспринимаем это сейчас как аномалию, первое оправдательное решение. Хотя это абсолютно нормально, так должно быть всегда, по идее.

Прекращение производства в отношение Алека Луна — это первое оправдательное решение по делу 26 марта в Москве. Всего 26 марта было задержано больше тысячи человек, на сегодняшний день вынесено более восьмисот обвинительных постановлений – в том числе как минимум одному журналисту российского издания.

— Оправдательному постановлению формально есть две причины. Во-первых, адвокат Илья Новиков предоставил все документы, свидетельствующие, что Алек Лун исполнял свои профессиональные журналистские обязанности, а не был участником массового мероприятия. Во-вторых, защита обратила внимание суда на недопустимость всех доказательств по этому делу – протоколы о задержании и правонарушении и само задержание журналиста в принципе – составлены на русском языке, при этом переводчик американскому гражданину предоставлен не был. Соответственно, смысл протоколов и обвинения были Луну непонятны. Это прямо нарушает законодательство — ч. 2 ст. 24.2 КоАП и ч. 1 ст.25.1 КоАП – обязывающее предоставлять переводчика при составлении подобных документов, — комментирует правозащитник Сергей Шаров-Делоне, один из основных защитников задержанных 26 марта.

Оправдательное решение по делу Луна – преюдиция — если он решит подать в суд на незаконные действия сотрудников полиции, — но не прецедент для других подобных дел. Это оправдательное решение не гарантирует, что административное производство по другим журналистам, задержанным на митинге, будет прекращено.


Задерживая журналистов, работающих на митинге или любом другом массовом мероприятии, сотрудники правоохранительных органов нарушают закон: ст. 144 УК РФ — «воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов», ст. 286 УК РФ — «превышение должностных полномочий», ст. 127 УК РФ — «незаконное лишение свободы».

Текст: Светлана Осипова

Tagged , , , , .