Суд по делу Шевченко. «Похмельный синдром»

Судья Елена Канева, прокурор Полетаев (слева). Иллюстрация: Вера Демьянова.

В Лефортовском районном суде Москвы прошло второе заседание второго суда присяжных по делу Георгия Шевченко.

Мужчину обвиняют в том, что он в июле 2017-го года девятью ножевыми ударами убил 28-летнего бездомного Александра Сухоребрикова (ст. 105 УК). Доказательств вины Георгия нет. Еще на первом суде прокуратура представляла кадры с камер видеонаблюдения из магазина неподалеку от места убийства, на которых запечатлен преступник, и утверждала, что это Георгий. Однако человек на снимках выше Георгия почти на 20 см.

Шевченко нашли и задержали, пока везли в отдел полиции, сотрудники обмолвились, что рядом с трупом якобы нашли его банковскую карточку. Сам Георгий рассказывает, что никогда не был улице, где произошло убийство, а карту потерял давно, искать не стал, потому что денег на ней все равно не было. Оперативники посоветовали мужчине непременно вспомнить, где он потерял карту.

В Нижегородском ОВД Георгия пытали, выбивая признательные показания: ему надевали на голову мусорный пакет и били по голове толстой книгой с триколором на обложке. Георгий несколько раз терял сознание, после чего, не выдержав, подписал признательные показания.

Георгий провел в СИЗО 10 месяцев. В октябре 2018 года присяжные единогласно решили, что мужчина невиновен, Лефортовский районный суд Москвы на основании решения присяжных вынес оправдательный приговор. Прокуратура подала апелляцию — мол, вердикт присяжных непонятен. Вскоре Мосгорсуд отменил оправдательный приговор, не указав конкретную причину такого решения.

Лефортовский суд заново начал рассматривать дело Шевченко с участием нового набора присяжных.

Заседание начинается с допроса свидетелей стороны обвинения. Прокурор выходит в коридор, чтобы позвать одного из них, но не возвращается несколько минут. Судья Елена Канева не выдерживает, смеется: «Пошел, наверное, свидетеля искать».

Спустя еще несколько минут прокурор возвращается, с ним невысокая девушка в полосатом платье и черной кожанке. Она неверным шагом подходит к трибуне, называет свое имя. Екатерина Ефимова, 22 года. У девушки рыжеватые волосы и синяк под глазом.

Екатерина Ефимова. Иллюстрация: Вера Демьянова

— К нам за месяц до убийства подходил мужчина, представился Андреем, предлагал выпить, угощал, — волнуясь, рассказывает Ефимова. — Меня не было на Рогожской улице (место, где нашли убитого – прим.ред.), когда произошло убийство, я отъезжала в аптеку. И когда я приехала, вышла из автобуса, я видела, как мне навстречу бежит мужчина, в руках у него было что-то похожее на нож. А когда я пришла на Рогожскую улицу, там уже были скорая и полиция

Ефимова рассказывает, что в тот день она со своими знакомыми просила у прохожих деньги на еду и выпивку. Когда она уходила в больницу, мужчины, который убил Александра, с ними не было. Девушка отмечает, что до инцидента они несколько раз выпивали вместе с Александром и мужчиной, представившимся Андреем. По словам Ефимовой, об этом мужчине она знала только то, что он болен эпилепсией и что не так давно у него украли сумку.

— Какого возраста был мужчина, назвавшийся Андреем? – спрашивает адвокат Георгия Шевченко Алхас Абгаджава.

— Ну ему где-то за 30.

— Когда вы вышли из автобуса, вы увидели, что вам навстречу бежит этот мужчина. У него в руках было что? – продолжает адвокат.

— Предмет, похожий на нож.

— Он бежал размахивая ножом? – уточняет Алхас Абгаджава.

— Нет, он пытался его спрятать, — отвечает Ефимова.

— На бегу?

— Да.

— А куда он пытался спрятать нож? – спрашивает защитник.

— Не помню.

Ефимова рассказывает, что она помогла полиции составить фоторобот убийцы Александра, а также опознала его в человеке на кадрах из магазина на Рогожской улице.

Несколько присяжных просят зачитать их вопросы к свидетелю, судья долго вчитывается в листы блокнотов, которые передала ей старшина присяжных, соглашается.

— Совпадала ли одежда мужчины на видеозаписи и с одеждой мужчины, которого вы видели, когда вышли из автобуса?

— Не могу вспомнить, много времени прошло, — подумав, отвечает Ефимова

— Известно ли вам, откуда был [убитый] Александр?

— Он говорил, из Ростова.

— Сколько времени было, когда вы видели бегущего подозреваемого, который прятал нож, — задает судья последний вопрос

— Ну это был вечер. Ближе к 8-ми. Было лето.

— На улице было светло или темно? – уточняет судья.

— Не помню.

Свидетеля отпускают. Следующим по просьбе прокурора заходит замначальника полиции по оперативной работе Станислав Мешков – плотный мужчина в клетчатой рубахе. В интервью Медиазоне Георгий рассказывал, что Мешков непосредственно участвовал в его избиении.

— [В вечер, когда произошло убийство] я был в качестве ответственного по ОВД. Прошло два сообщения о том, что мужчине нанесено ножевое ранение. Я в составе следственном группы выехал по адресу. Когда мы приехали, мужчина был уже в машине скорой, мужчина был раздет, врачи проводили мероприятия, — рассказывает Мешков.

Он рассказывает, что вокруг машины скорой помощи было много людей. По его словам, некоторые из них смогли описать убийцу, а также рассказали, что он страдал эпилепсией и незадолго до случившегося его забирали в больницу с приступом. Мешков поясняет, что Георгия они нашли спустя полгода, проанализировав рассказы очевидцев и просмотрев данные людей, которых госпитализировали с подобным диагнозом. (Шевченко действительно госпитализировали с подозрением на приступ эпилепсии, однако эта единственная госпитализация была не летом, а весной. Позже диагноз эпилепсия Георгию не подтвердили – прим. ред.).

— Когда мы задержали Шевченко, он мне сразу за две минуты все рассказал: что произошёл конфликт, и что он нанёс Александру ножевые удары. Конфликт произошел, потому что не поделили алкоголь, — говорит Мешков.

— То есть Шевченко признался в совершении убийства? – спрашивает Алхас Абгаджава.

— Да.

— Вы нашли Шевченко, потому что знали, что у него эпилепсия. То есть вы хотите сказать, что у Шевченко была эпилепсии? – уточняет адвокат.

— Да. На почве алкоголизма. Я его медкарту видел, — говорит Мешков.

— Вы оказывали какие-то незаконные воздействия на Шевченко?

— Нет. Если вы имеете в виду, что его кто-то избивал, то нет.

— Но я не сказал, что его избивали, — отмечает защитник. – А Шевченко была предоставлена возможность, чтобы он дал [письменные] признательные показания?

— Он не мог тогда писать, потому что у него был похмельный синдром, — отвечает Мешков.

Мешков рассказывает, что никаких повреждений у Георгия Шевченко не фиксировали, и насилие к нему сотрудники полиции никогда не применяли.

Свидетеля отпустили, прокурор ходатайствовал о перерыве, потому что сегодня он не смог обеспечить явку всех свидетелей. Следующее заседание состоится 19 апреля в 11:00.

Все встают, судья Канева просит присяжных не опаздывать.

— В конце концов, — смеется судья, — есть же поговорка: «Раньше сядем, раньше выйдем».

Присяжные не смеются.

Мы выходим из здания суда, у входа курит первый свидетель обвинения – Екатерина Ефимова. Через несколько минут, она уже идет от здания суда с непрозрачным черным пакетом в руках, которого раньше у девушки не было.

Tagged , , .