Суд пригрозил Арине Родиной отправить ее детей в детдом

15 июня Мосгорсуд оставил в силе приговор многодетной матери Арине Родиной. Судебная коллегия подтвердила, что многодетная мать, которая сама пришла в полицию с повинной и возместила ущерб, должна отсидеть 4 года. Репортаж Светланы Осиповой

Арина Родина в марте 2016 года была приговорена к 4-м годам колонии по ст. 159 ч. 4 (мошенничество). В полицию Арина пришла сама — в сентябре 2015 года поняла, что фирма, в которую недавно устроилась работать риэлтором, обманывает клиентов, продает квартиры по подложным документам. Родина все рассказала следователю, заключила досудебный договор, еще до ареста возместила ущерб, хотя ее семья находится в очень тяжелом положении: трое детей, старшая дочь учится в платном вузе, муж-инвалид (болезнь Паркинсона), да и у самой Арины серьезные проблемы со здоровьем – ишемическая болезнь сердца. Чтобы возместить ущерб, Арине пришлось даже продать дом.

Арина Родина Мосгор

Заседание по апелляционной жалобе по делу Арины Родиной должно идти уже полчаса, но в зал нас не пускают. Стоим у двери, адвокат Арины, Елена Романова, обсуждает со слушателями дело, один из них не выдерживает, вздыхает: «Сколько живу, столько удивляюсь. Какой же бред».

Начинается заседание с опозданием на 45 минут — в 11.25, но это не много, мы настроились ждать дольше. Арины Родиной в зале нет, она здоровается с нами с экрана — по видеосвязи из СИЗО. Входит судебная коллегия – Цвёлова Екатерина Андреевна, Никишина Наталья Викторовна, Симаров Александр Викторович.

Председатель судебной коллегии Екатерина Андреевна Цвелёва, уткнувшись в бумаги, начинает зачитывать материалы дела, мы сидим в первом ряду и не можем разобрать ни слова. Ничего не слышит и Арина, она приподнимается поближе к камере, просит говорить громче. На что Екатерина Андреевна Цвелёва, перестав бубнить, отвечает: «А вы присядьте, пожалуйста. Будете лучше слышать, если будете сидеть».

Заседание продолжается, Цвелёва задает вопросы Родиной, Родина отвечает, переспрашивает, Цвелёва нетерпеливо повторяет вопросы. По видеотрансляции прорываются крики женщин, которые в этот момент сидят в 6-м изоляторе в соседних клетках с Ариной. В зале не слышно ни Арину, ни судью. Цвелёва не выдерживает: «А можно попросить, чтобы у вас там дверку прикрыли, чтобы не слышать эти замечательные голоса». Голоса утихают, но связь не налаживается, очередной вопрос Цвелёвой Арина не слышит, судья раздражается, повторяет. И так снова и снова. Пока судья разговаривает с Ариной, Никишина сидит с каменным лицом, смотрит в одну точку, Симаров буравит взглядом ряды слушателей.

— У вас есть дочь. Она учится? – обращается к Арине Цвёлова.

— Учится в университете, но с сентября учиться не будет, потому что я не могу отсюда оплачивать ее учебу.

Судья говорит тихо, очень скоро Арина снова перестает ее слышать.

Адвокат Арины, Елена Романова, в очередной раз повторяет доводы, которые могут повлиять на приговор: Арина – многодетная мать, пришла с повинной сама, сотрудничала со следствием, возместила ущерб потерпевшим, те выступили в ее защиту, прося суд дать Арине условный срок. Муж у Арины – инвалид, у него болезнь Паркинсона, с детьми ему одному тяжело, а надо ведь еще и подрабатывать. Елена Романова просит отсрочить наказание Арине или хотя бы сократить срок на год.

Прокурор сложил руки домиком, нетерпеливо слушает аргументы защиты. Цвелёва что-то отвечает Елене Романовой, та снова встает и говорит: «Я лишь хочу, чтобы суд рассмотрел доводы, которые мы приводим». Нам, сидящим в первом ряду, не было слышно, что именно сказала Цвелёва защитнице Арины, уже после заседания Елена Романова рассказала, что Цвелёва намекнула ей, что если она будет продолжать в таком духе – то есть если Арина Родина будет продолжать бороться и всем напоминать, что у нее дети и муж инвалид – то суд позаботится о том, чтобы дети Арины жили не с ее мужем, а в детском доме.

Арина отказывается участвовать в прениях. Прокурор приподнимается, говоря, что с защитой не согласен и считает приговор Арины Родиной справедливым. Во время его речи кто-то из слушателей шумно вздыхает, начинает все громче и громче ругаться, так, что не слышно даже голоса прокурора, не то что отдельных слов.

Арине Родиной предоставляется последнее слово, она в очередной раз жалуется, что ей очень плохо слышно, что происходит в зале суда, спрашивает: «А вы меня нормально слышите? Есть смысл говорить?». Цвелёва отвечает «Да». И Арина говорит. Говорит о том, что согласна с аргументами своего адвоката, говорит о том, что, наверное, не имеет права сравнивать себя с дочерью аудитора Счетной палаты Мариной Росляк, которую недавно признали виновной по двум статьям УК – 159 и 160 (ущерб составил 6,5 миллиардов рублей, и ущерб этот, в отличие от Арины, Росляк не возмещала), приговорили к 4-м годам лишения свободы, но приговор отсрочили, потому что у нее дети. «Я возместила ущерб, рассказала следствию все, что могла, заключила досудебное соглашение. Я так же, как и госпожа Росляк, являюсь матерью… Ваша честь, я действительно искренне не понимаю, почему дети Марины Росляк будут расти со своей мамой, в полноценной семье, а мои – нет. Чем мои дети хуже?». Арина говорит, Цвелёва смотрит в стол, Никишина со скучающим видом листает дело.

Арина отмечает, что надеется на гуманность и справедливость суда, просит не ломать жизнь ее детям. Как только судебная коллегия удаляется на совещание, слушатели обрушиваются на прокурора: «у прокурора совести нет», «потому что трус, а не мужчина», «вот у тебя бы кого посадили». Адвокат Елена Романова что-то эмоционально ему объясняет, он криво улыбается, разводит руками. Арина успевает попросить Елену Романову сказать мужу, чтобы передал ей большую посылку.

Не проходит и пяти минут, раздается: «Прошу всех встать!». Цвелёва скороговоркой оглашает решение коллегии суда по апелляции, последние слова разделяет паузами «приговор в отношении Родиной Арины Александровны оставить без изменений». В зале слышатся слова, которые здесь писать нельзя, но которые абсолютно точно выражают эмоции слушателей.

«Несправедливо – говорит после заседания Елена Романова. — Несправедливо ей дали такой огромнейший срок с учетом всех смягчающих обстоятельств. Не каждый сможет бросить двухлетнего ребенка и пойти сдаваться. Почему суд для одних учитывает смягчающие обстоятельства, а для других – нет? Почему с разницей в три дня такие разные приговоры? Правильно сказала моя подзащитная – чем ее дети хуже детей Росляк? Значит, для суда дети Родиной ничего не значат!»

Елена Романова признается, что даже не думала о том, что Арину могут отпустить, но надеялась, что срок снизят хотя бы на год. Адвокат предполагает, что решение об отказе было принято заранее – очень уж быстро вернулась судебная коллегия.

Арина Родина и Елена Романова будут бороться дальше – им есть ради чего. Они будут писать кассационную жалобу, будут добиваться отсрочки приговора в Люблинском суде. Муж Арины соберет ей посылку, дети, надеемся, будут все-таки жить дома. Может быть, когда-нибудь у прокурора и судей проснется совесть, и они отпустят Арину Родину к детям и мужу.

ИСТОРИЯ ДЕЛА АРИНЫ РОДИНОЙ

12039298_1044247018942871_1396575049761014161_n

21 сентября 2015 года Арина пришла в отделение полиции на очную ставку, где ей сообщили, что арестуют прямо сейчас. В тот день Родиной в отделение два раза вызывали скорую и в итоге госпитализировали. 24 сентября в Гагаринский суд, где судья Колесниченко санкционировала арест Арины, ее везли прямо из больницы. Когда ее адвокат Елена Романова попыталась выяснить, почему Родину арестовывают, выяснилось, что Арина, оказывается, находится в федеральном розыске и скрывается от следствия. Как Арина Александровна Родина могла скрываться от следствия, несколько раз в неделю приходя на допросы, не понятно. Позже выяснилось, что постановление о розыске просто подложное.

Потерпевшие выступили в защиту Арины и просили суд не отправлять ее в СИЗО. Но 19 октября в Мосгорсуде судья Цвёлова не удовлетворила апелляционные жалобы ни потерпевших, ни адвоката Елены Романовой, ни Арины, оставив ее в тюрьме. Еще через месяц Елена Романова получила документ из УВД по ЮЗАО ГУ МВД по Москве, в котором сказано, что Арина Александровна Родина в федеральный розыск не объявлялась – то есть суд был введен в заблуждение. Тем не менее, 21 марта 2016 года судья Черемушкинского суда Шарапова Екатерина Витальевна приговорила Арину Родину к 4-м годам колонии – и это с учетом всех смягчающих обстоятельств. Как тяжелобольной муж Арины будет справляться с двумя детьми, прокурора и суд не волновало. Кстати, подельнику Арины, ранее судимому, не приходившему с повинной в полицию, не возмещавшему ущерб, тоже дали 4 года колонии.

Текст: Светлана Осипова

 

 

Tagged .